АиФ Урал 7 февраля 2018

Миллионеры-голодранцы. Как банкроты продолжают жить на широкую ногу

Фото: АиФ Урал
Процедура банкротства стала одним из излюбленных способов избавления от долгов и породила массу ухищрений, чтобы оставить кредиторов с носом. В ход идут подделки документов, мошенничества, а иногда и убийства.
«Век денег не видать!»
В 2017 году в Свердловский арбитражный суд поступило более тысячи заявлений о признании граждан банкротами за долги. Квартиры, машины, телевизоры и другое имущество должников будет описано и в итоге продано с аукциона. Впрочем, некоторым банкротам это не мешает продолжать жизнь на широкую ногу.
Разумеется, речь о крупных бизнесменах и политиках, чьи долги исчисляются в сотнях миллионов рублей. Под одну гребёнку всех не причешешь — истории самые разные, но есть у них одно общее: нежелание платить по счетам, но продолжать красивую жизнь. Одним, как Илья Гаффнер, который в кризис советовал россиянам «поменьше питаться», удаётся найти деньги на выборы и даже переизбраться в областной парламент. Ну а неудачники уже мотают тюремный срок. Например, бизнесмен-банкрот Виталий Сиволап, убивший судебного пристава бутылкой за попытку арестовать его элитный внедорожник за долги десятилетней давности, приговорён к 15 годам строгого режима.
Банкротство — цивилизованный способ взыскания долгов. Решение о признании гражданина несостоятельным принимает суд, затем арбитражный управляющий описывает имущество должника и распродаёт его, после чего рассчитывается с кредиторами. Выглядит просто, но на практике процесс затягивается на годы — привыкшие к хорошей жизни акулы бизнеса не желают расставаться с нажитым и пускаются на уловки.
Тёщин карман
Виталий Сиволап может возглавить список самых изобретательных банкротов. В своё время хвастал на публике, что он гол как сокол: «Что для меня три миллиона? Это как в ресторан сходить, но он (кредитор — Прим. ред.) этих денег не получит принципиально, так что пусть банкротит. Взять с меня нечего, потому что всё давно на бывшей жене и тёще».
Кандидат юридических наук, доцент УрГЮА Михаил Паршуков подтверждает: «Расторжение брака в семье внешне успешных и респектабельных предпринимателей может стать первым сигналом подготовки к их банкротству. Как правило, подлежащие взысканию активы должника выводятся не на бывшую супругу, а на тёщу, потому что соглашение о разделе имущества супругов может быть оспорено в суде в первую очередь».
В случае Сиволапа брачный договор супругов недавно отправлен на судебную экспертизу по признакам подделки. Арбитражный управляющий заметила, что на момент подписания документа супругами, якобы в 2004 году, в своих реквизитах Сиволап указал место жительства из будущего, по которому он был зарегистрирован лишь в 2011 году.
«Ещё в прошлом мае я обратилась в суд с требованием о признании недействительным соглашения о разделе имущества супругов, по которому бывшей жене Сиволапа Оксане Чернавской отошло имущество на 120 миллионов рублей, а сам он остался со стареньким 20-летним Volvo. Я считаю, что это сделано с единственной целью — скрыть имущество от кредиторов. Недавно суд отправил документ на экспертизу и если он окажется фальшивым, это даст повод для возбуждения против него уголовного дела о мошенничестве», — сказала арбитражный управляющий Сиволапа Наталья Лаврентьева.
А на свою бывшую тёщу Сиволап переписывал доли в предприятиях, в которых она числилась учредителем. Сейчас все их компании тоже проходят процедуру банкротства, в ходе которой экспертиза уже обнаружила фальшивые договоры займа Сиволапа матери супруги на десятки миллионов рублей. «Голодранец!» — так окрестили банкрота на суде по убийству пристава.
Фальшивые долги…
Искусственное создание банкротом крупных долгов перед «нужными» людьми и подконтрольными организациями — другой распространённый способ оставить настоящих кредиторов с носом. Так, к примеру, сделал обанкротившийся застройщик скандально известного ЖК «Полесье-2», оставивший сотню сотрудников УрО РАН без причитающихся им квартир. Речь о ГК «Кронверк», владелец которой Сергей Карманов пытается провернуть управляемое банкротство и улизнуть от распродажи активов его компании на 2,4 млрд руб.
Для этого юристы подконтрольного Карманову РСУ-37 попытались включиться в реестр кредиторов ГК «Кронверк». Тогда в деле появились якобы подписанные, но неоплаченные акты выполненных работ на 518 млн руб. И всё бы прошло удачно, если бы не внимательный арбитражный управляющий, усомнившийся в подлинности предъявленных бумаг. Судебная экспертиза подтвердила опасения управляющего Владимира Кванскова: подписи директора на 46 актах оказались фальшивыми.
Поддельные бумаги в подобных спорах предоставляются с единственной целью — увеличить размер кредиторской задолженности банкрота перед контролируемыми предприятиями, получить контроль над собранием кредиторов. А уж собрание может заменить арбитражного управляющего на «своего», близкого банкроту человека.
…И паршивые овцы
В любом банкротстве ключевой фигурой является именно арбитражный управляющий. Именно он запрашивает сведения об имуществе должника, отправляя запросы в банки, Росреестр, БТИ, ГИБДД, налоговую инспекцию, чтобы определить размер активов и отследить сделки по приобретению и отчуждению имущества за три предшествующих года.
«Управляющий анализирует сделки и смотрит, по какой цене отчуждались объекты или передавались кому-то безвозмездно. И если деньги были получены, то куда должник их потратил. После этого становится понятно, надо или нет оспаривать сделки, чтобы вернуть имущество в конкурсную массу», — заметил Михаил Паршуков.
От позиции управляющего зависит и ход, и результат процедуры банкротства, ведь глаза можно как «открыть», так и «закрыть». Закономерно, что нечистые на руку банкроты, желающие избежать расчётов по долгам, пытаются провести в управляющие «своих» людей, чтобы те не углублялись в суть дела и работали исключительно в интересах должника, препятствуя распродаже имущества.
«Арбитражные управляющие, как и Остап Бендер, знают сотни «сравнительно честных способов отъёма денег». Однако законодательство в их отношении постоянно ужесточается: предупреждение, штраф и дальше дисквалификация, после которой вернуться к профессии практически невозможно. Более того, в свете дела Петра Подпорина привлечение арбитражных управляющих к ответственности за понесённые кредиторами убытки уже становится нормой» — подытожил Андрей Винницкий, зампред Свердловской областной экономической коллегии адвокатов.
Комментарии
Читайте также
Калининградские лесорубы выступили на чемпионате России
«Ростелеком» отметил значительный рост спроса на универсальные услуги связи
Дома для сирот в Скопинском районе отвечают всем нормам — СК
Библиотека «Стронг Билдингс» пополнилась уникальным изданием