Ещё

«Правосек» во власти: что известно о скандальном госуполномоченном по делам ветеранов АТО Валентине Манько 

Фото: Украина.ру
Биография Манько, связанная с боевыми действиями в Донбассе, крайне противоречива: одни называют его героем, другие — лжецом и провокатором.
Манько замелькал в сообщениях украинских СМИ с октября 2014 года, когда война на востоке шла уже не менее полугода. 4 октября 2014 года издание «Гордон» опубликовало его заявление, представив Манько как заместителя командира Добровольческого украинского корпуса «Правый сектор»: «Скажу прямо: мы не отступим из аэропорта, пока сепаратисты не отдадут нам Оленовку, Докучаевск, Старобешево, Амвросиевку и так далее, вплоть до Новоазовска. Именно поэтому есть смысл удерживать аэропорт».
Но уже с 21 октября Манько стали упоминать гораздо чаще и совсем в другом ключе — в контексте появившихся аудиозаписей, на которых днепропетровский губернатор Игорь Коломойский и Геннадий Корбан якобы договариваются с кандидатом в депутаты Верховной Рады от Блока Петра Порошенко (ранее в 2012 — 2014 годах депутат от «Батькивщины», глава Комитета по вопросам государственного строительства и местного самоуправления) Давидом Жвания о том, как на предстоящих выборах провести в Верховную Раду от Донецкой области нужных Коломойскому людей.
«Гена, скажи мне, были 4 принципиальных округа, — какие?» — спрашивает человек с голосом Жвании. Звучит ответ Корбана: «50-й, 49-й, 52-й и 59-й». Далее в ходе разговора голос предположительно Жвания уточняет, кто идет по округам, и получает ответы якобы от Корбана: «— 59-й?— Валентин Манько. — Кто он?— Один из командиров ''Днепр-2''».
Название части неверно. На пресс-конференции 1 декабря 2015 года в Укринформе Манько подробно рассказал о своей биографии: «До революции достоинства занимался частным бизнесом на родной Днепропетровщине, имел небольшое фермерское хозяйство. В конце ноября 2013 года я приехал в Киев для поддержки участников Евромайдана, где остался со своими друзьями до победы. После захвата сепаратистами админзданий в Донецке и Луганске я вместе со своими товарищами, среди которых были и Юрий Береза, и Андрей Денисенко (заместитель руководителя „Правого сектора“. — Прим. авт.), и Дмитрий Ярош, и многие другие, приложили максимум усилий для борьбы с сепаратистскими настроениями в нашей родной Днепропетровщине и не допустили оккупантов на нашу землю. После первых жертв в Донецке мною был создан отряд из 11 человек, вооруженных охотничьими карабинами, ножами и битами. Вместе с нашими товарищами мы начали ликвидировать блокпосты сепаратистов, обзаводились трофейным оружием, учились воевать за свою землю… С развитием событий на востоке наш отряд пополнялся все новыми и новыми людьми, к февралю 2015 года нас было уже 550 человек. Одно время я был начальником штаба батальона „Днепр-1“, и одновременно был заместителем командира ДУК ''Правый сектор''».
Выборы в 59-м одномандатном округе, где Манько противостоял от «Оппозиционного блока» мэр города Кураково Сергей Сажко (летом 2014-го его вместе с замом похитили и увезли бойцы добровольческих батальонов, обвинив в сепаратизме), стали едва ли не самыми скандальными в истории Украины. Люди в камуфляже врывались в избиркомы и окружали их, нацелив пулеметы и даже зенитные орудия. Наблюдателям подбрасывали гранаты. Жалобы вынудили власти в какой-то момент вмешаться и вывести добробаты из донецких городов, где их бойцы с санкции руководства творили форменный беспредел.
Ситуация вызвала обеспокоенность со стороны «ястребов».
«Я переживаю за обстановку в трех округах, где идут известные мне украинские патриоты, — написал 26 октября в Facebook главный редактор «Цензор. Нет» Юрий Бутусов после беседы с комбатом «Днепра-1» Юрием Березой, бойцы которого в тот день покинули города Донецкой области, кроме Песков. — На 59-м округе в Красноармейске идет Валентин Манько — боевой командир «Днепра» и «Правого сектора», за плечами которого множество боевых выходов, в том числе в сам Донецк».
Подсчет голосов в 59-м избиркоме затянулся вплоть до 9 ноября 2014 года. В поддержку Манько выступили Береза и вождь «Правого сектора» Дмитрий Ярош.
«Я уверен в том, что Валентин Манько не просто победил — его поддерживает местное население и добровольцы, потому что он патриот. Я знаю его как заядлого бойца за правду, который начинал свою борьбу с коррупционерами и предателями государства еще до Майдана… При АТО, Валентин продемонстрировал себя как профессиональный военный, держа коридор при выходе из Иловайска и отражая атаки под Донецким аэропортом вместе с бойцами. Многие мирных людей были спасены в зоне АТО благодаря его гуманитарной помощи, — заявил 4 ноября Береза в Facebook. — Кто-то боится того, что «Правый сектор» будет в ВР? Это только те, кто уже так загрязнились в отмывании денег и коррупционных схемах, реально дрожат за свои портфели, кресла и неприкосновенность».
В свою очередь, лидер «Правого сектора» днем ранее опубликовал заявление: «Наш боевой побратим Валентин Манько, по имеющимся данным, победил на выборах на 59-м избирательном округе. Он получил доверие, потому что уже долгое время Валентин и подразделения „Правого сектора“ защищают граждан этого округа от террористов… Происходит позорная фальсификациях результатов голосования. Чиновники говорят: „Кто-то из новой власти дал команду не пускать „Правый сектор“ в Верховную Раду“. Я не могу поверить, что вместо того, чтобы засвидетельствовать победу украинского патриота, какие-то политики в Киеве позволят „регионалам“ из „Оппозиционного блока“ получить дополнительный мандат в Верховной Раде».
Итак, как видим, на тот момент и Береза, и Ярош признавали Манько как известного участника военных действий, причем оба упоминали его как члена «Правого сектора».
В итоге Сажко победил с 30,49% (9235 голосов) против 20,97% (6352) у Манько. В это же время «Днепр-2» был переведен в ряды ВСУ, став 39-м мотопехотным батальоном и перейдя в подчинение 93-й отдельной моторизованной бригады.
Манько и «киборги»
18 января 2015 года разразился новый скандал. «Придворный волонтер» Юрий Бирюков обвинил Манько в том, что именно из-за предательство того провалилась операция по выводу «киборгов» из донецкого аэропорта. Ситуация была такова: «Один из комбригов сообщает о том, что он предварительно договорился с бойцами батальона „Днепр-1“ о взаимопомощи. Вскоре „представитель“ прибыл. Военная форма, шевроны батальона „Днепр-1“, машина с номерами „Днепр-1“. Комбриг представил его как координатора от „Днепр-1“, позывной „Пилот“… „Представитель“ батальона „Днепр-1“ пообещал предоставить 40 бойцов. „Аххх, как здорово“, — думали старшие офицеры обороны аэропорта. „Уххх, прорвемся“, — думал я. На 22:00 было назначено совещание с точными постановками задач… Но увы, на 22:00 никто не явился. И на связь не вышел».
«А правда оказалась весьма своеобразна, — отметил далее Бирюков. — Имя и фамилия человека с позывным «Пилот», представлявшегося как координатора батальона Днепр-1, приведенного в штаб командиром бригады ВСУ — Валентин Манько… И по-факту, он самозванец. Что мне подтвердил и Юра Береза (командир батальона Днепр-1) и Алексей «Альпинист» (командир роты, дислоцированной в районе аэропорта)».
Об этом же написал в Facebook и советник главы МВД Антон Геращенко: «Причиной эпической разборки в соцсетях, которая чуть было не испортила отношения между моими товарищами Юрой Березой, Юрой Бирюковым, Борей Филатовым был, лидер парамилитарного вооруженного формирования Валентин Манько. То есть лицо, которое не входит официально в штат ни ВСУ, ни Нацгвардии, ни милиции. Когда было более-менее тихо, он бывал в аэропорту, кое-чем помогал. Но когда стало по-настоящему горячо, то он и его 40 бойцов поступили как зачастую любил поступать известный пират Джек Воробей». То есть, убежал.
Сам Манько на это ответил развернуто: «Я на этой войне с первого дня и до последнего. Я прошел все от Славянска и Карловки до Саур-Могилы и Иловайска. Я участвовал в сотне боев еще до того, как первый раз привел на войну Березу, это было при взятии Песок и Аэропорта, где я командовал добровольцами и проводил разведку. А второй раз Береза попал на войну уже в Иловайск опять же со мной… Я сам ранен и контужен дважды. Я потерял кучу своих друзей! Я взял в плен и поменял на наших ребят сотню сепаров».
Что касается скандальной ситуации в аэропорту, то в версии Манько она выглядела так: «Вчера действительно одна из моих групп в количестве 15-ти человек была откомандирована в 93-ю бригаду. Это группа разведки и управления беспилотниками. Целый день они летали и проводили разведку для артиллерии. Вечером мне позвонил комбриг и попросил помощи. Для взятия Веселого нужно было выделить 50 человек. У меня в той стороне не было свободных людей, кроме этой группы из 15-ти человек, которых я и отправил ему на помощь. Они с ним уже сутки. И сегодня слышу от комбрига только слова благодарности за то, что эти 15 стоят сотни… Бирюков, набери комбрига 93-й бригады и спроси у него, как все было».
Неизвестно, что ответил (и ответил ли) Бирюкову командир 93-й бригады Олег Микац, но 15 марта 2015 года в интервью изданию The Insider он высоко оценил бойцов Манько: «Из лучших — „Днепр-1“, тогда был Валентин Манько, их привозил на ротацию. В Песках, на Карловке они со мной были». Оценка, совсем отличная от данной Антоном Геращенко.
18 февраля 2015 года Манько, Семенченко и координатор батальона «Кривбасс» Николай Колесник заявили в Днепропетровске о создании Генерального штаба добровольческих батальонов, якобы поддержанном «Кривбассом», «Донбассом», «Полтавой», «Сичеславом», «Айдаром», ДУК «Правый сектор» и батальоном афганцевом. В условиях, когда руководство ВСУ начало ликвидацию добробатов, эта структура могло стать альтернативой командованию Минобороны. Идея не получил развития, но, судя по всему, была первой попыткой объединить атошников и получить для организации финансирование.
1 декабря 2015 года Манько вновь привлек к себе широкое внимание, дав в Укринформе пресс-конференцию о преступлениях Геннадия Корбана. Подробно перечислив свой послужной список (он совпадает с названным в январе и даже более подробен — «добровольческий отряд, которым я руководил, принимал участие в боях за донецкий аэропорт, Пески, Спартак, Опытное, Марьинку, Саур-Могилу, Дебальцево, Красногоровку, Иловайск и многих других боях»), он заявил про заместителя Коломойского: «Да, действительно, он много сделал для материального обеспечения добровольческого движения и военных, но при этом не забывал о собственном обогащении, организуя рейдерские захваты предприятий, похищения людей и вымогательства денег… Он отправлял добровольцев совершать преступления под патриотическими лозунгами. Все деньги от Корбана для помощи фронту — это деньги от его противоправных действий».
Манько назвал и конкретные преступления: «Это были похищения начальника Государственного агентства земельных ресурсов Сергея Рудыка, мэра Марганца Олега Бедняка, а также начальника ГАИ Днепропетровской области Марьяна Блаживского. Все эти похищения организовывались людьми Корбана с целью его обогащения».
Через два дня на YouTube-канале партии «УКРОП», одним из лидеров которой был Корбан, появилось видео с перепиской Манько с первым заместителем председателя фракции «Блок Петра Порошенко» в Верховной Раде Игорем Кононенко. Речь шла о том, что Манько согласует с ним свое заявление против Корбана, а взамен Кононенко обещал снять с добровольца уголовное преследование за некие преступления.
Именно после этой пресс-конференции 11 декабря 2015 года Манько создал «Единый союз патриотов Украины», позиционируя его как конкурента «УКРОПа».
«Человек с криминальным прошлым, без образования, ни дня на госслужбе, замешан в отжимах, проходил по многим уголовным делам, основной «свидетель» в деле Корбана, долго скрывался за границей, организатор «альтернативного Генштаба»… Иуда, одним словом. Но в 2014-м реально воевал», — охарактеризовал сейчас Манько другой бывший заместитель Коломойского, городской голова Днепропетровска Борис Филатов.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео