Ещё

Сердце палача 

Фото: Lenta.ru
«Лента.ру» представляет третий материал «диктаторского» цикла. В прошлый раз мы рассказывали о девственницах и золотых дворцах ливийского лидера Каддафи; теперь же речь пойдет не столько о диктаторе, сколько о его жене — супруге президента Филиппин Имельде Маркос. О ее расточительности до сих пор слагают легенды. Пока муж топил в крови оппозиционеров и набивал карманы деньгами из тающего на глазах бюджета, первая леди за сутки спускала в магазинах Нью-Йорка миллионы долларов. Одни всем сердцем ненавидят ее за то, что она вела роскошную жизнь. По слухам, у Имельды было несколько тысяч пар туфель, расшитых драгоценными камнями, и она отдавала предпочтение туалетной бумаге из тонкого шелка. Другие — восхищаются ее манерами, утонченностью и красотой. Куда делись украденные из бюджета нищей страны миллиарды долларов, выясняла «Лента.ру».
«Тогда казалось, что они вывезли с собой почти весь бюджет Филиппин. На гавайскую базу президентская чета Маркос, бежавшая от пришедших к власти оппозиционеров и разъяренной толпы, прилетела на частном самолете с внушительным багажом: 23 деревянных сундука, доверху набитых дорогими вещами, 12 огромных чемоданов и сумок, сотни коробок с одеждой всевозможных брендов, а также свыше 400 ювелирных украшений, включая 70 пар запонок, инкрустированных драгоценными камнями, статуэтку младенца Иисуса из слоновой кости с бриллиантовым ожерельем и в серебряной мантии. В одном из ящиков был подарок первой леди Имельды супругу: 24 слитка золота, на каждом из которых красовалась трогательная надпись «Моему мужу на 24-ю годовщину свадьбы»», — вспоминает американский таможенник, который вместе со своими коллегами встречал бывшую первую пару Филиппин.
К слову, для описания всего того, что вывезли с родины бывший диктатор Фердинанд Маркос и его жена Имельда, потребовалось 23 листа. Тогда это показалось чем-то неимоверным, однако впоследствии выяснилось, что это всего-навсего одна шестьсот пятидесятая часть принадлежавшего чете. При себе у пары обнаружили наличные на мелкие расходы — 27 миллионов филиппинских песо, что по тогдашнему курсу составляло 15 миллионов долларов. Почти половина населения Филиппин в то время жила менее чем на два доллара в день.
Любовные отношения Фердинанда и его Имельды развивалась стремительно: «мисс Филиппины», выросшая в нищете, и сын богатых родителей влюбились друг в друга с первого взгляда и через 11 дней знакомства поженились. «Эта женщина помогла мне добиться всего, о чем я мог только мечтать», — обычно говорил Фердинанд. Супруга была одной из первых, кто поддержал его решение податься в большую политику. В результате в 1965 году, наобещав филиппинцам активно бороться с коррупцией, он стал президентом. Фактически установив абсолютную власть, глава государства бросился набивать карманы. Юрист по образованию, он действовал аккуратно: все компании, принадлежавшие ему, он оформлял на подставных лиц.
Войдя во вкус, президент принялся присваивать себе не просто наличные, но и целые компании. Порой в ход шли омерзительные приемы: так, к примеру, ему понравилась компания Meralco, владельцем которой был Эугенио Лопес, один из самых богатых людей страны. Сына бизнесмена обвинили в организации покушения на президента. Парню в лучшем случае грозило несколько десятков лет за решеткой, в худшем — смертная казнь. Маркос великодушно предложил Лопесу сделку: в обмен на отказ от обвинений, бизнесмен передаст главе государства свою компанию стоимостью несколько миллионов американских долларов всего за пару сотен.
Он наложил руку и на репарации, получаемые от Японии, на экономическую помощь, которую выделяли США, а также без какого-либо стеснения пользовался кредитами международных банков, предоставленных его стране. Денег в карманах президента оседало так много, что он и сам не знал, что с ними делать, однако уже не мог остановиться и брал все больше.
Схема была отработана до мелочей: каждую неделю сотрудники банков привозили во дворец мешки с наличными, которые потом переводили в офшоры. В одной только Швейцарии у президента было 69 счетов. Сколькими домами и квартирами по всему миру владела чета, сказать сложно. Не исключено, что они и сами не помнили, какой недвижимостью обладают. На одном только Манхэттене им принадлежали четыре небоскреба. Что уж говорить о десятках личных самолетов, вертолетов, «мерседесов» и прочих транспортных символах роскоши.
Помимо прочего, семья Маркос обожала предметы искусства. В их коллекции были десятки шедевров мировой живописи кисти Микеланджело, Гойи, Моне, Мане, Брака, Писсарро и многих других. В то время, как глава государства ломал голову над тем, где еще разыскать новые источники доходов, его жена Имельда была озабочена — на что спустить несметные богатства.
«Наша семья владеет Филиппинами», — любила хвастаться она. О расточительности Имельды слагали легенды, сейчас уже сложно понять, где правда, а где вымысел. Так, филиппинцы рассказывали друг другу, что первая леди не будет пользоваться туалетной бумагой, стоимость которой ниже 20 долларов за рулон. При этом делали эту бумагу из тонкого шелка и раскрашивали вручную.
Все, что окружало первую леди, непременно должно было сочиться роскошью. Любовь к экстравагантным излишествам в народе даже прозвали «имельдомотовством».
В 1983 году всего за два дня в магазинах Нью-Йорка она потратила около 5 миллионов долларов. «Я устала слышать упреки: тут миллион, там миллион (…) Подумаешь, миллион! Какая мелочь!» — парировала первая леди. Она на самом деле умела жить красиво. Обросла слухами история о том, что Имельда приказала привезти песок из Австралии на пляж одного нового филиппинского курорта. Во сколько это обошлось бюджету страны, история, правда, умалчивает.
Больше всего рассказов связано с одержимостью Имельды Маркос красивыми туфлями. К слову, 40 процентов филиппинцев в то время ходили босиком. Однако у первой леди было свыше трех тысяч пар. После того, как пара сбежала в США, в их дворце осталась примерно треть из них. Впоследствии островитяне открыли музей обуви, где можно увидеть украшенные золотом и драгоценными камнями туфли, принадлежавшие первое леди. Известно, что для филиппинки у Имельды был довольно большой размер обуви — 39-й.
Еще одной страстью жены диктатора были украшения. Самым любимым из них стала тиара с 25 жемчужинами в обрамлении бриллиантов, принадлежавшая когда-то семье последнего российского императора Николая II, обошедшаяся Имельде в 4 миллиона долларов. Как писали потом местные СМИ, продав одну такую драгоценность, 4 тысячи филиппинских подростков могли бы выучиться в университете.
Супруга президента несколько раз в неделю устраивала роскошные вечеринки, на которых филиппинские гранд-дамы выгуливали наряды. По словам местных дизайнеров, они всегда были завалены работой, едва успевая шить новые платья. Имельда стала символом алчности: в неделю она тратила на одежду сотни тысяч долларов, платья, блузки и костюмы ей привозили из Франции и Италии самолетами. Часто первая леди и сама летала в Европу за покупками.
Попасть на вечер к чете Маркос мечтал любой высокопоставленный филиппинский чиновник. Тех, кто оставался в доме президентской четы на ночь, ждали роскошные комнаты с дорогой мебелью.
По-настоящему царский размах первая леди продемонстрировала во время свадьбы младшей дочери. Специально для церемонии были построены отель и взлетно-посадочная полоса, приведены в порядок десятки домов, мимо которых должны были проехать молодожены. Кареты заказали в Австрии, а лошадей доставили из Марокко.
Фердинад Маркос возглавлял государство на протяжении 30 лет. В начале 70-х он окончательно закрутил гайки: ввел в стране чрезвычайное положение, позволившее ему распустить парламент, отменить действие конституции, взять под контроль СМИ и суды, а также открыть охоту на оппозиционеров. За это время были арестованы свыше 30 тысяч инакомыслящих — студентов, деятелей культуры и искусства, преподавателей, политиков. Многие из них подвергались пыткам, изнасилованиям и побоям. Свыше 3,2 тысяч человек были убиты, еще сотни — до сих пор числятся пропавшими без вести.
Удивительным оказалось то, что американские и японские власти были прекрасно осведомлены о том, как президент растрачивает средства. Однако они предпочитали закрывать на происходящее глаза. В 1986 году оппозиционеры при поддержке армии свергли Маркоса. Окружившая дворец толпа была готова растерзать диктатора и его семью. Но ему вместе с семьей удалось бежать в США.
Тем временем в Маниле создали антикоррупционный трибунал. Против бывшего главы государства и его приспешников завели сотни уголовных дел. Однако президента, в руках которого были сосредоточены баснословные деньги, взять было непросто. Лучшие адвокаты мира выискивали зацепки в законодательстве и затягивали судебные процессы.
Многие обвинения просто рассыпались: в 1989 году присяжные в Сиэтле решили, что президентская чета участвовала в заговоре с целью убийства двух оппозиционеров в 1981 году. Суд обязал выплатить семьям погибших 15,1 миллиона долларов, однако никаких денег родственники до сих пор не получили.
В 1989 году Маркос скончался в Гонолулу: у 72-летнего политика отказали почки. Незадолго до смерти он придумал довольно романтическое объяснение своим миллиардам. «Я нашел сокровища Томоюки Ямаситы [командующий японскими оккупационными войсками на Филиппинах во время войны]», — заявил бывший диктатор. Ходили слухи, что где-то в тайной пещере военный спрятал бесценные произведения искусств и золотые слитки. Его казнили, а тайну или — скорее — мифы о своих несметных богатствах он унес с собой в могилу.
Тем временем верная спутница Маркоса оказалась на скамье подсудимых. Элегантно смахивая текущие по щекам слезы, Имельда жалобно уверяла присяжных, что она всего лишь бедная вдова, которая понятия не имела о том, чем занимался ее муж. Впрочем, по ее словам, ничего плохого он не делал, так как возглавил государство уже будучи очень богатым человеком.
Против Имельды возбудили более ста судебных дел, большинство из которых сводилось к обвинениям в незаконном обогащении во время пребывания ее супруга Фердинанда Маркоса у власти.
В 1993 году суд в Маниле признал вдову диктатора виновной в мошенничестве и приговорил к 18 годам тюрьмы. Бывшая первая леди подала апелляцию, в результате через пять лет в обвинении была обнаружена какая-то неточность и ее полностью оправдали. Из здания суда филиппинка выходила с гордо поднятой головой, в ее взгляде не читалось и тени раскаяния. После этого она даже смогла заняться политикой и вполне успешно: ее трижды избирали в Палату представителей.
Впрочем, в нескольких случаях филиппинским властям все же удалось вернуть кое-что из награбленного бывшей президентской четой. В 2004 году они смогли отсудить деньги с пяти швейцарских банковских счетов пары на сумму 684 миллиона долларов, при этом были проданы активы десятка компаний Маркосов, а также десятки домов, драгоценности и картины, которые государству все-таки удалось вернуть.
Несмотря на оправдательный приговор, в Маниле мало кто верит в невиновность покойного диктатора и его жены. Местные жители уверены, что супруги расхитили национальные богатства на сумму свыше 7 миллиардов долларов, которые хранятся в банках по всему миру.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео