Ещё

Медобслуживание хромает. На что осужденные жалуются правозащитникам? 

Фото: АиФ
Об основных направлениях правозащитной деятельностии и о работе региональной общественной наблюдательной комиссии по взаимодействию с управлением Федеральной службы исполнения наказаний (УФСИН) России по Белгородской области рассказывает председатель комиссии Наталья Сокольская.
Работа по закону
Татьяна Черных, «АиФ-Черноземье»: Наталья Валентиновна, для чего создана комиссия и каковы её основные функции?
Наталья Сокольская: Общественные наблюдательные комиссии создаются для осуществления контроля за обеспечением прав человека, находящегося в местах принудительного содержания. Также её задача — содействие сотрудничеству общественных объединений, администраций мест принудительного содержания, органов государственной власти по обеспечению законных прав осуждённых.
В Белгородской области в настоящий момент работает комиссия четвёртого созыва. Комиссия третьего созыва закончила работу в ноябре 2016 года. После выборов, которые проводит Совет Общественной палаты РФ, была создана комиссия четвёртого созыва в составе 10 человек.
Так получилось, что я работаю в комиссии уже второй период. В состав комиссии, как правило, входят люди, имеющие отношение к правозащитной деятельности, а также имеющие большой опыт работы с людьми. На этот раз в комиссию вошли два врача, два священнослужителя, а также лица, представляющие различные общественные организации региона, которые имеют непосредственное отношение к работе с людьми и могут правильно оценить законность и соблюдение порядка и условий содержания.
— В комиссии работают добровольно?
— Да, только добровольно, и это работа на общественных началах. Комиссия работает на основании Федерального закона № 76 от 10 июня 2008 г., в котором определены все её функции, принципы, права и обязанности членов комиссии, порядок взаимодействия с органами ФСИН.
Мы уже больше года работаем в новом составе и можем подводить некоторые итоги. Сделано немало: члены комиссии предприняли 46 посещений мест принудительного содержания, из них 27 раз посещали именно учреждения исполнения наказаний. Комиссия выезжает по жалобам, которые приходят непосредственно на её адрес. Информация и координаты размещены на официальном сайте Белгородского УФСИН, во всех учреждениях уголовно-исполнительной системы региона, на стендах, доступных для всех осуждённых. Каждый имеет возможность к нам обратиться. Обращения приходят и от осуждённых, и от их родителей, с просьбами оказать содействие в решении каких-то проблем.
Мы выезжаем не только в колонии, но и в следственные изоляторы, а по линии МВД — в изоляторы временного содержания, в центр временного содержания несовершеннолетних правонарушителей.
Кроме реагирования на жалобы и обращения, мы проводим плановые выезды. В этом случае, как правило, мы выезжаем вместе с представителем уполномоченного по правам человека Белгородской области, уполномоченным по правам ребёнка в Белгородской области, представителями УФСИН по Белгородской области.
Кроме того, мы принимаем участие в различных мероприятиях. Например, ежегодно в январе проводится День милосердного отношения к осуждённым. В наш недавний визит в Новооскольскую воспитательную колонию проводился День правовой помощи детям: в колонию прибыли адвокаты, юристы, нотариусы, представители Белгородского государственного университета, все они выступали, сообщали воспитанницам полезную информацию, отвечали на вопросы.
Условия содержания
— Что делает комиссия во время плановых выездов?
— В колониях и следственных изоляторах мы, как правило, осматриваем помещения, в которых содержатся осуждённые, проверяем организацию питания, медицинского обслуживания, общаемся с осуждёнными и руководством учреждений. Если у нас появляются какие-то рекомендации — доводим их до сведения должностных лиц.
Если же это выезд по жалобе или обращению, мы обязательно встречаемся с самим осуждённым, беседуем, ведём приём по личным вопросам, приглашаем на приём всех, у кого есть просьба или жалоба, стараемся разбираться на месте, проверять, насколько жалоба обоснована.
— С какими проблемами осуждённые обращаются чаще всего?
— Чаще всего жалуются на медицинское обслуживание. Как правило, мы проводим беседу, разъясняем, на что осуждённый имеет право, что ему могут предоставить в этих условиях. Стараемся помочь по мере возможности.
— Кроме сложностей адаптации к условиям пребывания в колонии, какие ещё проблемы есть у осуждённых?
— Так получилось, что в силу своей основной деятельности я гораздо раньше начала работать с осуждёнными, ещё до того, как стала членом общественной наблюдательной комиссии. Могу сказать, что за эти годы условия содержания в местах принудительного содержания значительно улучшились. Везде произведён ремонт помещений, в которых размещаются осуждённые. Везде есть необходимое медицинское оборудование. Есть возможность получить медицинскую помощь на должном уровне, а также консультацию узкого специалиста-врача в случае необходимости.
Но есть ещё правила внутреннего распорядка, которые осуждённые обязаны выполнять, а некоторые, по-моему, намеренно этого не делают, и из-за этого происходят конфликты, накладываются дисциплинарные взыскания, с которыми многие не согласны. Каждое обращение тщательно рассматривается. При беседе с осуждённым разъясняются все моменты, и, как правило, конфликт исчерпывается. Повторно никто не обращается.
Посильная помощь
— А бывают ли отказы осужденных от работы? Ведь в колониях развивается производство.
— В соответствии со ст. 103 Уголовно-исполнительного кодекса РФ каждый осуждённый к лишению свободы обязан трудиться в местах и на работах, определяемых администрацией исправительных учреждений. Администрация пенитенциарных учреждений обязана привлекать осуждённых к труду с учётом их пола, возраста, трудоспособности, состояния здоровья и, по возможности, специальности, а также исходя из наличия рабочих мест. Кроме того, в колониях функционируют профессиональные училища, где осуждённые могут получить рабочие профессии.
— Были ли вы в женской колонии? Есть там своя специфика?
— Да, мы там были неоднократно, и хочу сказать, что я привыкла посещать мужские колонии, но никак не могу привыкнуть к женской. Конечно, там особый контингент, и общаться с этими женщинами лично мне гораздо труднее, поскольку многие из них социально запущенные. Там много тех, кто страдал в своё время алкоголизмом, наркоманией, много инфицированных — это всё-таки определённая категория населения. Они чаще жалуются на недостаточное медицинское обслуживание, причём требуют больше, чем мужчины. И чаще всего жалобы необоснованны.
Женщины обращаются с просьбой посодействовать в восстановлении родительских прав — в этом в определённой мере можем оказать содействие и мы, и, прежде всего, уполномоченные по правам человека, по правам ребёнка.
— Вы говорили, что в составе комиссии есть два священнослужителя. Какова их задача?
— Знаете, при общении с осуждёнными священнослужители всегда находят какие-то свои нужные слова. Люди, оказавшиеся в подобных условиях, по-другому начинают смотреть на свою жизнь, и многие обращаются к Церкви.
Для осуждённых мы — общественники, с нами им проще говорить, чем с сотрудниками колоний. Были случаи, когда мне звонили родители осуждённых, благодарили и говорили, что они даже не верили, что мы сразу поедем и чем-то поможем. У каждого осуждённого, несмотря на совершённое преступление, всё-таки есть шанс вернуться к нормальной жизни, и дай Бог, чтобы они этим шансом воспользовались.
— Вы говорили, что не первый год занимаетесь этой работой — что она даёт лично вам?
— Мне это интересно как педагогу и психологу. По закону, осуждённые имеют право получить образование разного уровня, в том числе и высшее. И я уверена, что учёба положительно скажется на дальнейшей судьбе после освобождения. Я всегда считала, что если можно хоть как-то облегчить жизнь этих людей — это надо делать.
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео