Ещё

«Как микробы управляют нами»: научпоп про ваш богатый внутренний мир 

Фото: Индикатор
Почему книга «Как микробы управляют нами» — не о нас и не об управлении (и почему это хорошо), от какого предрассудка предстоит избавиться читателям и почему в биологии нет места морали, рассказывает рецензия Indicator.Ru.
В издательстве АСТ вышел перевод книги Эда Йонга «Как микробы управляют нами». Меня, любительницу микробов и симбиозов, книга очень впечатлила еще в оригинале, и поэтому эта рецензия затронет не только содержание, но и качество перевода.
Книгу можно посоветовать тем, кому интересно, как странно и нелепо может выглядеть наука. Эд Йонг, журналист с биологическим образованием, описывает свои необычные встречи с биологами, приглашая читателя заглянуть в музей в Амстердаме, зоопарк в Сан-Диего и десятки лабораторий по всему миру. Вы узнаете, почему болеют и гибнут коралловые рифы, зачем ученые в больших количествах коллекционируют образцы навоза животных и грудное молоко женщин, для чего им специально выращивать в теплицах листоблошек, как грызуны в пустыне питаются листьями ядовитого куста безо всякого вреда для организма, почему светятся гавайские моллюски и как паразиты заставляют насекомых менять пол. И, конечно, вам станет лучше понятно, как биологи выглядят, одеваются и ведут себя в естественных условиях. Но не обольщайтесь, главные герои здесь — все-таки не люди, а бактерии.
Искателей оправданий в духе «это не я, это мой мозг», или «это не я, это мои бактерии» книжка скорее разочарует: даже в историях, где Homo sapiens досталась одна из главных ролей, увы, нет рецептов по поводу того, как перекладывать ответственность за наши поступки на тех, кто обитает внутри нас. Конечно, микроорганизмы оказывают на нашу жизнь огромное влияние, но и мы, сами того не замечая, не остаемся в долгу. Это влияние взаимно и никогда не бывает односторонним: вот мы поели листьев салата и поддержали одних бактерий, а вот мать покормила младенца грудным молоком — и создала у него в кишечнике среду для других. Вся наша пища предназначена не только для нас, но и для целой экосистемы, которую мы носим внутри. Есть даже исследования о том, что бактерии могут влиять на наш выбор блюд. Так что здесь все как в популярной в интернетах притче: выживает тот волк, которого ты кормишь.
Но разве наши внутренние бактерии — волки для нас? «Нет, они же симбионты, а значит, наши друзья», — возразите вы. Однако многие забывают, что сам термин «симбиоз» означает просто совместное существование, без какого-либо оценочного оттенка. А жить вместе можно не только счастливо и мирно, но и равнодушно, и даже с битьем посуды. Так что на самом деле понятие «симбиоз» включает в себя и паразитизм, и отношения, которые полезны для одного, но безразличны для другого партнера, или варианты, когда сожительствующие платят огромную цену за бонусы (например, когда симбиоз защищает от смертельной болезни, но укорачивает жизнь и мешает принести много потомства). Грань между «взаимной пользой» и «безжалостной эксплуатацией» истончается до предела. Так что организм организму «волк», как говорили древние римляне.
Более того, даже тот, кто стал нашим другом в одних условиях, может убить в других — например, всего лишь попав из кишечника в кровь. Нас, чьи головы наполнены социальными и этическими конструктами, такое «предательство» повергает в ужас. Однако это биология, где каждый партнер симбиоза — эгоист, причем эгоист недальновидный. Поэтому микроорганизм-симбионт, случайно убивая хозяина, вовсе не смущен тем фактом, что рубит сук, на котором сидит. Он не стал плохим и не перешел на темную сторону. Он никогда и не был хорошим, ведь нет темной и светлой стороны, а есть миллионы оттенков во всевозможных спектрах. В отличие от нас, он вообще не понимает, что происходит. И кстати, кто сказал, что партнеров симбиоза двое? Их вполне могут быть сотни, что еще больше осложняет дело.
Поэтому почти каждый организм — это целая экосистема на ножках. И, если вы согласитесь отказаться от шор антропоцентрического шовинизма, Эд Йонг покажет вам, как выглядит мир с точки зрения тех, кто нашему зрению недоступен. Это весьма полезное упражнение — хотя бы потому, что многими процессами на планете заправляют не президенты, не мировые корпорации, а какие-нибудь одноклеточные водоросли в океанах, бактерии гниения и прочие серые кардиналы, которых вы сами не удостоите и взгляда. Они жили здесь миллиарды лет до нас, они будут жить и после нас, мы зависим от них — ну что, и кто здесь хозяин? Зоопарк — это когда одни сосуды с микробами приходят посмотреть на другие. Торт эволюционной истории, его коржи — это невидимые глазу прокариоты, а мы, такие многоклеточные и большие, лишь глазурь.
Так что это книга о животных и бактериях, но не о том, кто кем управляет, и даже не о том, кто кому служит и кто кого предает, а скорее о союзах между ними, которые напоминают альянсы между государствами. И словно на политической арене, каждый участник объединяется на время, не переставая помнить о собственной выгоде. Эту идею лучше отражает заголовок оригинала — I Contain Multitudes («Я вмещаю множества»), цитата из стихотворения американского поэта Уолта Уитмена. Но эта фраза у нас не очень известна, а более популярная в России цитата на схожую тему — «имя мне — легион» — относится к изгоняемым демонам в Новом Завете. Но такой заголовок создал бы параллель между микроорганизмами и нечистью, от которой стоит избавиться, а эта точка зрения — такая же крайность, как возведение их дружелюбия в абсолют.
Перевод самого текста тоже не совсем обычный. Дело в том, что его сделали администраторы широко известного среди любителей биологических шуточек паблика «Батрахоспермум». Своеобразный слог, характерный для паблика, позволил замечательно передать эмоциональную палитру оригинала — от нескрываемого восхищения причудливым и богатым «внутренним миром» самых живых существ, сдобренного цитатами поэтов и философов, до разных оттенков иронии и иногда тревоги за то, как дальше поведет себя эта невероятно сложная, но гибкая система.
Очень порадовали дополнения и комментарии российского издания — все-таки с момента написания книжки до того, как она попала на полки магазинов (и уж тем более до появления иноязычных версий), проходит больше года, и особенно бурно развивающиеся области науки успевают заметно уйти вперед. Переводчики книги внимательно следили за этими новостями, так что нескольких случаях, там, где Йонг еще не знал, чем закончится исследование, любопытство российских читателей будет удовлетворено.
Книга понравится не только заядлым микробиологам, но и всем любителям необычных идей, интересных людей, немного безумных теорий и литературных отсылок. Еще одна ценность произведения — сомнения: автор называет предположение предположением, а факты— фактами, четко отделяя свою позицию и свои надежды от того, что известно наверняка, чем предвосхитил бы споры вокруг нашумевшей лекции Вахштайна о популяризации, если бы ему было до нее дело.
Подписывайтесь на Indicator.Ru в соцсетях: Facebook, ВКонтакте, Twitter, Telegram, Одноклассники.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео