29 января 2018, ИноСМИ

«Я не против, чтобы над Ужгородом развевался венгерский флаг»

На днях российского политолога развернули в аэропорту Берлина по решению польских властей. Случай Олега Бондаренко не единственный. В последнее время «благодаря» Польше и странам Прибалтики список нежелательных в ЕС россиян пополнился большим количеством политологов и журналистов. Откуда пошла эта волна, вызывающая устойчивые ассоциации с советскими временами и методами? Почему под прицелом оказались политологи и журналисты? Какова обстановка на поле боя информационной войны между Россией и Западом? Об этом мы поговорили с «потерпевшим» Олегом Бонадаренко, руководителем московского Фонда прогрессивной политики.
— Габор Штир: Вас очень шокировало задержание в аэропорту Берлина и сообщение о том, что Вы не можете находиться на территории ЕвропейскогоСоюза?
— Олег Бондаренко: Очень. Не было никакого намека на вероятность подобного развития событий. В прошлом году я регулярно ездил в Германию. В этот раз я ехал на заседание Die Linke (партия «Левая») с целью передать приглашение от кандидата в президенты от Коммунистической партии РФ Павла Грудинина члену руководства немецкой партии Саре Вагенкнехт. Пограничники лишь спросили, какие проблемы у меня возникали с Польшей, а потом сообщили, что 17 ноября 2017 г. по инициативе Варшавы мне запретили въезд на территорию ЕС на 3 года. При этом в декабре я был в Риме. Польша никак не мотивировала запрет и не отреагировала на запрос МИД России.
— В российских СМИ Вас считают героем, раненым в пока что информационной войне между Россией и Западом. Польша же видит в Вас российского агента, представляющего угрозу ее национальной безопасности. Как Вы попали в такую ситуацию?
— Я в полной мере согласен с утверждением, что мы возвращаемся к временам холодной войны, жертвой которой наряду с другими стал и я. В то же время я хотел бы в этой связи обратить внимание на то, что, поскольку я являюсь журналистом, политологом, моя деятельность в полной мере открыта.
— То есть Вы не считаете себя агентом?
— Знаете, если уж на то пошло, то я агент Льва Толстого, Федора Достоевского или Александра Пушкина. В таком понимании слова меня наказывают за мои взгляды.
— Я правильно понимаю, что в связи с тем, что обстановка между Россией и Западом накаляется, всех, с кем не согласны, с радостью называют агентами и пропагандистами?
— То, что сейчас происходит в США, это даже не охота на ведьм, это намеренное создание образа врага. Безумие — обвинять послов, журналистов или политологов в том, что они встречаются с политиками. Это входит в их обязанности, без этого невозможно выполнять свою работу. Часть моей деятельности также тесно связана с Европой. Прежде всего, с Германией, Италией или Австрией, где я встречался с различными политиками, аналитиками, проводил конференции. Я последовательно выступаю за то, что Россия, несмотря на все попытки это отрицать, несмотря на санкции, является неотъемлемой частью Европы. Россия — держава, которая влияет на европейскую политику.
— Это сегодня многим не нравится. Как Вы думаете, почему?
— Основная причина заключается в том, что нынешняя европейская элита в большинстве своем обслуживает интересы Америки. Силы, формирующие немецкий политический курс, бьются в сетях Вашингтона: именно поэтому на политической арене из ниоткуда возник президент Эммануэль Макрон, этим интересам служит изгнание в свое время Доминика Стросс-Кана. Я могу назвать лишь несколько самостоятельных политиков, которые руководствуются интересами своих стран: например, глава венгерского правительства или руководители нового австрийского кабинета. Европейская элита стоит на пороге обновления, во всех странах появляются альтернативные силы — от «Австрийской партии свободы» до «Альтернативы для Германии».
— Скажите, почему Россия так очевидно интересуется европейскими радикалами? Только потому, что эти силы симпатизируют Владимиру Путину?
— Я бы не назвал эти силы радикальными. Немецкая партия «Левая», или «Альтернатива для Германии», или «Австрийская партия свободы» не радикальные. Я бы сформулировал так: в отличие от обслуживающего Америку большинства они думают самостоятельно. Понятно, что Россия ведет переговоры с теми, кто не представляют собой продолжение руки США. Конечно, разговаривать надо со всеми, но есть те, с кем не имеет смысла.
— В списке лиц, которым запрещен въезд на территорию ЕС, в последнее время оказывается все больше политиков и политологов, что можно объяснить усилением информационной войны. Что изменилось на этом «фронте»?
— Прежде всего то, что нарушена информационная монополия Запада. Россия хоть и с опозданием, но вышла на арену. Сейчас все боятся медиакомпаний «RT», «Sputnik». Боятся того факта, что не они говорят правду. То есть существуют новостные каналы, которые понимают и говорят, что основной соперник Владимира Путина не прославляемый западной прессой Алексей Навальный, а Павел Грудинин. Нельзя обвинения преподносить в качестве доказанных фактов, не обращая внимания на следствие в отношении этого оппозиционера, а также опуская тот факт, что он «играет картами Кремля». О том, насколько они боятся, свидетельствует и моя история. Полякам не нравится, что российские эксперты сотрудничают с немецкими. Я это делал в период выборов в Германии. Они не хотят, чтобы в итальянском сенате непосредственно из уст российских политологов узнавали, какова реальная обстановка в восточной части Европы. Они поступают с несогласными так же, что и во времена советского режима.
— То есть это факт, что Россия приняла вызов на информационном фронте…
— Это факт. Но я бы не сказал, что Россия настолько активна, чтобы об этом говорить. Ее позиция все еще остается слишком мягкой. По крайней мере по сравнению с позицией соперника. Россия разрешает глумиться над тем, над чем нельзя. Возьмем мой случай. В качестве ответной меры необходимо запретить въезд на территорию России польским политологам. Надеюсь, дело до этого дойдет.
— Вряд ли связи с «Альтернативой для Германии» или «Левой» нравятся немецким властям, но именно поляки запретили Вам въезд. Почему Варшава и страны Прибалтики возглавляют процесс наложения санкций на российских журналистов, политологов и политиков?
— Помимо исторических обстоятельств я снова вижу в этом руку Америки. Эти государства — самые верные слуги Вашингтона. Последний раз я был в Польше, с которой у меня никогда не было конфликта, более того, с учетом исторических противоречий между нашими странами я был очень сдержан, в 2015 г. На протяжении десяти лет меня постоянно звали на экономический форум в Крынице, я принимал участие в премьерном показе фильма о волынской резне в Варшаве. Что касается запрета на въезд, я думаю, что Варшава «оказала мне такую услугу» из-за моей решительной и всегда открыто выражаемой позиции в отношении Украины. Если для кого и представляет собой опасность моя позиция, то для Киева. Как и большинство русских людей, меня многое связывает с Украиной. Я 8 лет работал в Киеве, к тому же для меня, мягко говоря, не безразличным стал путч четырехлетней давности. Я сделал все от меня зависящее для успеха «русской весны». Был наблюдателем на Крымском референдуме, на выборах в Луганске и Донецке, организовал совместно с моими луганскими коллегами-экспертами конференцию по вопросам текущей ситуации. Кроме того, я обращал внимание на опасность украинского национализма и при каждом удобном случае говорил своим европейским друзьям, что Крым — органичная часть России. Я утверждаю, что интересы Польши, Румынии, Венгрии и России в вопросах меньшинств совпадают. Я бы не возражал, если бы надо Львовом развевался польский флаг, над Ужгородом — венгерский, над Черновцами —румынский. Вопрос в том, надо ли это вышеупомянутым странам. Варшава мстит за Украину, прикрываясь якобы своими искусственно созданными интересами.
— То есть Вы считаете нормальным, что Вас не любят новые украинские власти, объявляют персоной нон-грата, примешивая сюда Польшу. Я правильно понимаю?
— Да. Я не понимаю, почему меня считают тайным агентом. Свое мнение по Украине я всегда озвучивал открыто.
Павел Грудинин Доминик Стросс-кан Владимир Путин Олег Бондаренко Эммануэль Макрон Лев Толстой Федор Достоевский Алексей Навальный ЕС КПРФ МИД ИА Sputnik Другое Венгрия Польша
Оставить комментарий

Главное по темам

Без света останутся жители нескольких районов Владивостока

23:13

Канада отмечает серьезные разногласия на переговорах по НАФТА в автосекторе с США

23:06

Муфтий Татарстана прокомментировал нападение на прихожан в Дагестане

23:05

На могиле неизвестного солдата в Севастополе построили дом

23:04

Обращение Олега Белавенцева в связи с трагедией в Кизляре

23:04

Видеоновости

Статьи

Конец приватности: «Большой брат» узнал все

Пользовательская информация, а также доступ к ней у крупнейших IT-компаний — одна из наиболее острых тем в последнее время.

Мировой шатдаун: биткоин запустит энергокризис

В Исландии потребление электроэнергии со стороны майнинговых центров уже в этом году превысит энергопотребление всего населения страны, заявил в интервью BBC представитель местной энергетической компании HS Orka Йоханн Снорри Сигурбергссон.

Черное море превращается в «проходной двор»

В Чёрное море вошёл американский эсминец «Карни». Он присоединился к ранее прибывшему туда кораблю «Росс», который в апреле 2017 года участвовал в массированном обстреле авиабазы Шайрат в Сирии.

«Папа, потерпи, „скорая“ скоро приедет»

В Санкт-Петербурге расследуют ДТП с частным пассажирским автобусом и въехавшим в него на железнодорожном переезде скоростным поездом «Ласточка», в результате которого чудом не погибли находившиеся в автобусе люди.

США могут закрыть свой рынок для российских металлургов

В апреле США могут ввести пошлины на импорт российской стали. С таким предложением выступило министерство торговли страны.

Фоторепортажи