26 января 2018, Sunmag

Секс и флирт стали новыми табу?

Полина Щеглова, колумнист
Теперь что ни кинопремия — сразу же манифест в защиту женщин от нерадивых голливудских актеров и продюсеров, а что ни новость — так сразу история про домогательства и недостойное поведение какой-нибудь очень известной фигуры из Голливуда. В ответ на разоблачения Харви Вайнштейна в насилии и сексуальной агрессии о положении женщин заговорили все, волна общественных дискуссий выросла как снежный ком и, как следовало ожидать, покатилась куда-то не туда: защитники жертв и их оппоненты сошлись как на ножах и вытащили из кармана самые изощренные аргументы.
Дошло до того, что даже прошли слухи, что на волне всех прошедших кампаний против сексуального насилия в Швеции предложили письменно подтверждать свое согласие на интимную близость. А в Голливуде, как жалуется газета The New Yorker, теперь мужчины не знают, как себя вести с женщинами-коллегами, чтобы не оказаться в числе подозреваемых. Человечество сошло с ума, и мир никогда не будет прежним, или же мы переживаем просто еще один взрыв медиабомбы на «горячую» тему, к которой присоединились все лицемеры и любители высказаться?
На самом деле проблема насилия более могущественного над более слабым существовала всегда: в эпоху колонизации, в военных конфликтах, в неравных браках, на пробах в кино и рекламе. Просто в странах с традиционным и достаточно крепким патриархальным укладом вина всегда перекладывается на женщину. Она, как та самая красная тряпка для быка, спровоцировала беднягу вместо того, чтобы яростно воспротивиться и резво ретироваться. Именно поэтому, пока в США за домогательства «шьют» реальные тюремные сроки, в России предпочитают хихикать в социальных сетях и удивляться: «А зачем она сама к нему домой поехала?» Как будто бы у нас приличные девушки только к подружкам ездят домой на чай, а к мужчинам — исключительно в красивом белье и с безмолвным согласием на секс, ведь это еще и его «территория».
Точно так же как мы не вливаем в других людей напитки, не засовываем в них еду через силу, мы не можем заставить другого человека заняться с нами сексом, ведь его тело принадлежит ему, и мы не можем без спроса им воспользоваться.
Вот здесь кто-нибудь непременно переварит эту идею наполовину, но возмутится — а как же флирт? А как же эти завлекающие похлопывания по попе в духе фильмов Тинто Брасса? А заигрывающие комплименты и непристойные предложения, о которых потом запойно рассказываешь подружкам? Французские актрисы, а в их числе и известная Катрин Денев, возмутились, назвав кампанию против домогательств «охотой на ведьм», «новым пуританством» и заявив, что пытаться соблазнить кого-то, пусть даже нелепо и настойчиво, — это вовсе не преступление. В русских новостных лентах, правда, флирт перевели как «приставания», что исказило смысл главной фразы, но дело тут все равно не в отдельных словах, а в более глобальных тенденциях в обществе. Во многих развитых странах эти ответные на насилие меры действительно могут показаться радикальными, пуританскими, даже мужененавистническими. Взять то же шведское письменное согласие на секс. Но происходит это потому, что мужчины веками демонстрировали свое сексуальное и вообще всяческое превосходство, и варварские следы его видны до сих пор: где-то женщинам все еще голову открыть не разрешают, а где-то убивают в лесу в приступе ревности, как у нас, в России. Именно поэтому непонятно, почему у нас удивляются, что в развитых странах не действуют «мягко», а, что называется, рубят с плеча. Это можно сравнить с мерами безопасности после теракта: случилось страшное — и сразу все доступы на широкие улицы перекрыли, а на вход в центр поставили рамки. В той же Европе слишком важна цена каждой человеческой жизни, чтобы не среагировать уже после нескольких смертей. И пусть даже кому-то эти меры покажутся такими же «нелепыми и настойчивыми», каким описывался флирт в письме французских актрис.
В ближайшее время — вряд ли. Но к новым реалиям нам все же придется попривыкнуть. Например, чаще говорить с партнером о том, чего вы хотите, как, когда и в какой последовательности. Мужчинам — учиться не «разделять и властвовать», а уважать свою партнершу, ее выбор и ее личные критерии. Женщинам — не заигрывать с помощью секса, не пытаться себя «продать» как товар. И тем и другим — быть цивилизованнее в сексуальных отношениях. И это, кстати, не значит, что флирт умер, что заигрывания вне закона, но это совершенно точно значит, что мы не обманываем и не обманываемся на тему согласия. А оно либо есть, либо нет. И пора уже прекратить связывать секс с древнейшим и диким началом. Ведь испражняться и курить — тоже древнейшие человеческие занятия, но мы как-то научились за эти века и годы ходить в туалет цивильно и не отравлять окружающих никотином. Ну или большинство почти научилось, а остальные как-то движутся к этому…
Харви Вайнштейн Катрин Денев Тинто Брасс Другое США Швеция
Оставить комментарий

Главное по темам

Более 50 км железной дороги Сахалина в 2018 году переведут на общероссийский стандарт

02:24

Госдума рассмотрит получение вида на жительство для репрессированных

02:22

Смотрители тюрьмы под Парижем готовятся протестовать

02:11

Пенсионер-активист защищает экологию

02:11

«Ускорить смену курса»

01:41

Видеоновости

Статьи

ПРО США: деньги на ветер

Неудача американских военных обошлась налогоплательщикам в $130 млн

Почему России повезло, что она — не Европа

Большинство граждан западноевропейских государств не считают Россию частью Европы, показал опрос, проведенный французской компанией IFop.

Заблудились и погибли: почему Израиль сбил ливийский «Боинг»

45 лет назад Израиль уничтожил ливийский пассажирский самолет над Синайским полуостровом.

«Домохозяек обычно заражает муж»

Почему беспорядочная сексуальная жизнь россиян приводит к эпидемии рака

«Это системная проблема. Система не работает, поэтому люди крадут»

Если энергетический сектор Украины удалось очистить от коррупции, то теперь от этого страдают военные, пишет The New York Times.

Фоторепортажи