Ещё

Нижегородцам посоветовали покинуть ветхий дом, не предложив иное жилье 

Нижегородцам посоветовали покинуть ветхий дом, не предложив иное жилье
Фото: Российская Газета
— Я 15 лет работала в санатории заведующей аптекой, — рассказывает «РГ» местная жительница Елена Брехова. — В 1996 году получила комнату в коммунальной квартире, где прописана с сыном и отцом. Потом санаторий перестал существовать…
Сейчас о нем напоминают лишь развалившиеся деревянные и щитковые постройки среди лесного массива в зеленом уголке Нижегородского района.
До 2009 года Елена Брехова исправно платила за жилье (жировки сохранила, их копии есть в распоряжении редакции «РГ»), но потом квитки об оплате за жилплощадь приходить перестали.
Жильцы дома, а их восемь человек, из которых четверо — несовершеннолетние дети, не сидели сложа руки, понимая, что час расплаты настанет, а разом выложить круглую сумму у них не получится. А потому обратились в суд, который обязал собственников земельного участка выставлять счета.
Но что-то пошло не так. Прежний собственник дома ("Облсовпроф") в 2004 году передал строение другим хозяевам — предприятию «Санаторий „Нижегородский“, главным учредителем которого сейчас является депутат думы Нижнего Новгорода .
— На прошлой неделе после рассмотрения вопроса на заседании гордумы Вадим Агафонов приехал на сход жителей, — продолжает Елена Брехова, — и обещал решить вопрос по закону, гарантировав, что не оставит нас на улице.
Возможно, катализатором встречи стало то, что отец Елены Бреховой Анатолий Васильевич устроил одиночный пикет с плакатом перед зданием гордумы накануне очередного заседания „слуг народа“.
Сейчас из документов у жителей на руках только ордера. Нет даже договоров социального или коммерческого найма, не говоря уже о документах на право собственности — их и не может быть, так как жилье было служебным.
— Раньше всеми нашими вопросами вплотную занималась старшая по дому Сильва Агабабян, но пять лет назад она умерла после двух инсультов — замучилась ходить по инстанциям в поисках справедливости, — объясняет ее подруга Людмила Григорьева.
Она по просьбе дочери Сильвы Георгиевны проживает в ее квартире, охраняя дом от мародеров. Квартира заботливо обихожена, но время дает о себе знать.
— Вот посмотрите, — показывает Людмила Григорьева на туалетную комнату, — сюда опасно заходить — балки пола покосились, унитаз держится на честном слове, того и гляди провалится. Я разрешаю заходить сюда только детям и людям весом до 70 килограммов. Иначе небезопасно — можно запросто провалиться. Внизу бесхозная квартира. А рядом на первом этаже живет пожилая женщина. Несколько лет назад она перенесла трепанацию черепа. Так после такого рождественского „сюрприза“ ей стало еще хуже. Посторонним она не открывает, только близкие могут достучаться до нее, чтобы позаботиться.
В каждой семье — своя история. Но люди понимают, что спасение лишь в их руках, точнее в активной позиции.
Администрация Нижегородского района обратилась в , где обещали провести проверку. Обеспокоенные жители ждут ее результатов, а также решения о возможном признании дома аварийным и известия о выделении жилья.
Когда верстался номер, руководство санатория „Нижегородский“ разослало повторное уведомление, в котором сказано, что первое уведомление имело целью предупредить жильцов об аварийном состоянии дома, а предложение съехать по иному месту жительства носило рекомендательный характер. „Вопрос о необходимости и порядке выселения жильцов дома будет рассмотрен уполномоченными на это органами власти“, — говорится в новом письме.
Комментарий
Олеся Шулева, адвокат:
— Люди получали жилье как сотрудники санатория, квартиры были служебными. Более десяти лет санаторий не функционирует, собственник провел экспертизу, которая показала, что износ конструкций домов составил 70 процентов (что является показателем аварийности). В таком доме жить опасно, но окончательное решение о признании дома аварийным может принять только городская администрация.
Усложняется вопрос, как видно из ситуации, тем, что по данным , дом почему-то зарегистрирован как просто жилой дом, без квартир, а вот по технической документации, да и, по словам жителей, это именно многоквартирный дом. Статус дома повлияет на процедуру признания его аварийным и может существенно усложнить процесс расселения. Дело в том, что после признания дома аварийным расселение граждан из такого дома производится в первоочередном порядке.
Сложилась ситуация, что права на пользование служебным жильем жители лишились примерно 10 лет назад (после увольнения из санатория), за исключением граждан, которые являлись работниками и получили статус инвалида, пенсионера, одинокого родителя. А вот право на обеспечение жильем в качестве нуждающихся в жилом помещении у них не возникло, поскольку администрация не может принять волевое решение. Безусловно, если право каждого конкретного жителя будет подтверждено законом, то они должны быть обеспечены жильем.
Просто попробуйте: в Швеции заговорили о людоедстве
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео