Вести.Ru 24 января 2018

Как уберечь страны от начала гражданских войн?

Фото: Вести.Ru
Москва, 24 января — «Вести. Экономика» С конца 1980-х гг. во многих странах Африки, Азии и Латинской Америки было проведено более 60 программ ∎разоружения, демобилизации и реинтеграции∎ (РДР), главная цель которых предотвращение начала новой гражданской войны.
Конфликт в Южном Судана. Фото: MARWAN ALI / EPA  Суть программы проста: боевики за вознаграждение сдают оружие, отказываются от участия в незаконных вооруженных формированиях, а затем получают помощь (деньги и переподготовку) для интеграции в гражданскую жизнь; в случае с детьми — направляются в школы. Доноры помощи обычно финансируют эти программы в рамках организованного ООН мирного соглашения. В 2008 г., последний год, по которому имеются всеобъемлющие данные, было проведено 15 программ РДР. Их общий бюджет (длительность не менее одного года) составил $1,6 млрд Но реализация программ сталкивается с множеством трудностей. Боевиков, как правило, трудно идентифицировать. К тому же, они могут быть отвергнуты своими семьями и бывшими соседями. Их физические и психологические травмы требуют длительную реабилитацию и поддержку. Если боевиков держать вместе, а их бывшим командирам позволить участвовать в распределении средств, то отряды могут легко восстановиться и взяться за оружие. Если же группы полностью расформированы и участие носит индивидуальный характер, то они могут разделится на небольшие банды торговцев наркотиками или наемников. Одним из успешных примеров РДР можно назвать Либерию, где сохраняется мир и недавно проведены заслуживающие доверия выборы президента. 22 января Джордж Веа официально вступил в должность главы государства в рамках первой демократической смены власти с 1944 г.
Джордж Веа. Фото: AHMED JALLANZO / EPA  Почти 250 тыс. человек погибли в ходе двух гражданских войн в этой африканской стране. Программа РДР провалилась после первой войны, но оказалась успешной после второй. Миротворческие силы ООН с большим нигерийским контингентом разоружили бывших повстанцев и ликвидировали их оружие. Либерийцы высоко оценивают роль РДР, но их благодарность ослабевает, так как недостатки программы становятся все более очевидными, отмечает британский журнал The Economist. Многие бывшие боевики так и не стали честными членами общества. Многие не хотят или, возможно, не могут вернуться в свои общины, которые они покинули еще в детском возрасте. У многих непостоянная и низкоквалифицированная работа. Другие вообще нигде не работают. По словам Уильяма Тиджа, главы общины Конго, что на окраине города Ганта, у этих людей самая большая проблема наркотики. По его оценке, десятая часть из 2000 жителей общины — бывшие бойцы незаконных вооруженных формирований. ∎У меня крайне негативное отношение к РДР, — заявляет Тидж. — Она должна была реабилитировать людей, но ничего не было сделано в этом плане∎. У страны, в которой только что закончилась гражданская война, 40% вероятности возобновления конфликта, утверждает профессор Оксфордского университета Пол Колльер. Риск снижается примерно на один процентный пункт после каждого мирного года. Поиск путей уменьшения риска стал более актуальным с увеличением числа внутренних конфликтов после ∎холодной войны∎. Когда СССР и США перестали финансировать свои государства-сателлиты, многие воюющие стороны искали другие источники дохода, включая контрабанду алмазов из военных зон Западной Африки, объясняет Себастьян фон Айнзидель из базирующегося в Токио Университета ООН. Такие группы чаще дробились, так как небольшим бандам было проще раздобыть средства к существованию. Распространение джихадистских военных формирований еще больше усложнил ситуацию. Их идеологическая мотивация сильно затрудняет переговоры и у сторон меньше шансов договориться о разоружении в обмен на деньги или реальные товары. Но несмотря на недостатки РДР, спрос на нее не снижается. Определенный успех и отсутствие альтернативы привели к тому, что ее стали проводить даже там, где она обречена на провал. В 2004 г. ООН предприняла попытку провести РДР в Гаити для разоружения наркоторговцев; в итоге не было сдано почти никакого оружия. В 2015 г. в Южном Судане из военных формирований было демобилизовано 1775 детей-солдат, однако после того, как в следующем году возобновилась война, многие из них вновь взялись за оружие. Программы РДР были разработаны в 1980-х и в начале 1990-х гг. для ликвидации последствий войн за независимость в южной части Африки и гражданских конфликтов в Центральной Америке. Воюющие группы тогда были относительно дисциплинированными и имели жесткую иерархию. Более поздним версиям программ часто приходилось иметь дело с свободно структурированными военными группами. Это затрудняет выполнение базовой задачи: определение того, кто должен быть допущен к участию. Многие бывшие бойцы нуждаются в долгосрочной поддержке. Но программы РДР редко могут предоставить это. Они, как правило, управляются бывшими военными, а не специалистами в области экономического развития или консультирования. К тому же длительная программа рискует превратиться в явное вымогательство. В 2009 г. правительство предложило боевикам, саботирующим добычу нефти в дельте Нигера, ежемесячную стипендию в размере 60 тыс. найр (в то время около $400) за разоружение. Но когда платежи были уменьшены в 2016 г., они вновь начали взрывать трубопроводы и другую инфраструктуру. Снижение стипендий было отменено и атаки прекратились. В основе любой программы РДР лежит соглашение: разоружайтесь, не создавайте проблем — и вы будете вознаграждены. Иногда боевики получают деньги и сохраняют свою боеготовность. Те, кто действительно готов отказаться от оружия, могут не соответствовать критериям помощи при восстановлении их стран. Гражданское население может выступить против боевиков, от рук которых оно пострадало. Но даже самое спорное мирное соглашение оправдано, если оно ведет к устойчивому миру.
Комментарии
Читайте также
Общительная духовка Candy Watch&Touch получила награду Red Dot Design Award
Газпромбанк будет инвестировать в создание сети детских дошкольных учреждений Узбекистана
Минюст привлечет к ответственности СМИ-иноагентов
АСИ и союз «Молодые профессионалы» будут заниматься подготовкой кадров в Ингушетии