Ещё

В Белгородской области возродят кредитные кооперативы 

Фото: Российская Газета
Стремление к росту
В том, что предпосылок для организации кооперативов на селе достаточно, уверены и чиновники, и представители бизнеса. Заместитель главы региона, курирующий развитие агропромышленного комплекса, Станислав Алейник отмечает, что основой для этого уже стали «семейные фермы», программу развития которых начали десять лет назад.
— За это время нам удалось создать класс устойчиво развивающихся предпринимателей, — говорит он. — Сейчас в программе занято более восьми процентов сельского населения области. Эффективно работает 5,1 тысячи хозяйств, ведущих семейный бизнес, а средний уровень производства на одну ферму составляет около трех миллионов рублей в год.
Об успешности каждого из хозяйств говорит и годовой объем произведенной продукции и услуг: он оценивается в 15 миллиардов рублей.
— На долю участников программы приходится 6,5 процента от общего валового производства в аграрном секторе области, — добавляет чиновник. — Более того, разнообразие и конкурентоспособность фермерской продукции растут.
Сказать, что сельские предприниматели работают по принципу «каждый за себя», нельзя. Производители сырья так или иначе находят переработчиков. Те, в свою очередь, ищут рынки сбыта готовой продукции. Многие фермеры с одними и теми же партнерами работают годами, просто кооператив не создается, как они сами выражаются, «на бумаге».
Так могло бы продолжаться и дальше, если бы не стремление самих фермеров к развитию бизнеса. Обстоятельства вынуждают их объединяться и привлекать все новых и новых партнеров.
— Потребность в создании кооперативных сообществ назрела, — считает Станислав Алейник. — Только за последние три года создано 40 новых сельскохозяйственных потребительских кооперативов. Все понимают, что будущее малого сельскохозяйственного бизнеса зависит от увеличения эффективности производства. Это должно произойти за счет специализации хозяйств, а также консолидации усилий на создании дополнительных мощностей для хранения и переработки продукции на кооперативной основе.
Иными словами, без качественных хранилищ невозможно развитие фермерского садоводства и ягодников, без грамотно выстроенной логистической системы — существование животноводства в тех его сферах, которыми пока не заняты агрохолдинги-гиганты (например, в кролиководстве или выращивании гусей), а без перерабатывающих заводов и оригинальной маркетинговой стратегии, которая бы позволила привлекательно «упаковать» товар, не выживет ни один производитель.
Большой для маленьких
В профильном департаменте региона, изучив ситуацию с уже существующими кооперативами, отметили, что объединения работают лишь в 13 отраслевых направлениях. И если производство и переработка молока и мяса еще популярны среди кооператоров, то овощеводы или ягодники не спешат объединяться, а грибоводы и вовсе не создали ни одного кооператива.
Тому есть целый ряд причин. И одна из главных — банальная неосведомленность о преимуществах кооперации для каждого из участников объединения. Кроме того, на селе нет грамотных специалистов, которые бы сумели вести дела образованных фермерами структур, получать таким образом господдержку, обещанную именно кооперативам. Важную роль играет и человеческий фактор: люди просто не готовы психологически, с одной стороны, довериться партнерам, с другой — взять на себя ответственность за такое объединение.
Эксперты говорят и об объемах произведенной продукции. Его увеличение может стать как преимуществом, так и большой проблемой — если не найти рынки сбыта. Чиновники задумались, какая структура может дать все это фермерам? Только та, что сама прочно заняла свое место на рынке — а именно развитые агрохолдинги. Их в Белгородской области называют агрегаторами для кооперативов. О том, как будут строиться взаимоотношения между участниками разветвленных систем производства, руководители самих предприятий уже имеют четкое представление.
— Мы заложим 30 гектаров садов, которые будут вливаться в общий объем производства, — рассказывает руководитель садоводческого проекта белгородской группы компаний Николай Разуваев. Предполагается, что на этих гектарах и будут работать фермеры — члены кооператива. — Будем строить хранилище для своих плодов (а компания уже получила первые урожаи недавно посаженных яблонь. — Прим. «РГ») и туда же принимать плоды от участников кооператива. Затем наш торговый дом будет заниматься распространением продукции. Мы хотим вырастить «потребительское» яблоко, которое положим потом на полки магазинов.
Между тем Разуваев отмечает, что среди участников кооператива есть и совсем новички в садоводческом деле. И предприятию придется помогать им в освоении технологий.
Анатолий Фуглаев, инвестирующий средства в создание тепличных хозяйств, рассчитывает, что кооператив, с которым намеревается сотрудничать его компания, будет выращивать овощи в открытом грунте.
— Хотя, может, я и теплицу еще построю для них, — размышляет он. — Пока же в планах грунтовые томаты, огурцы, баклажаны, зелень и, конечно, «борщевой набор». Нам нужно будет помочь кооперативу сделать товар пригодным для размещения на полках магазинов…
Однако каждый из крупных инвесторов осознает весь риск, которым чреват этот процесс.
— Есть вопросы и ответственности в кооперативе, и управления им, — говорит владелец мясных ферм Михаил Сергеев. — Получается, что агрегатор несет основную ответственность, но не имеет рычагов управления.
Романс о финансах
Сами же фермеры отмечают, что и переработка, и логистика, и «упаковка» — не проблема. Один из сельских предпринимателей даже процитировал реплику героини известного фильма: мол, не учите нас жить, лучше помогите материально.
К слову, именно над этим белгородские власти задумались всерьез. Глава региона Евгений Савченко уверен, что кредитные кооперативы на селе могли бы не только стать достойными конкурентами банков, но и вытеснить с рынка сеть микрофинансовых организаций, обещающих деньги под 0,1 процента в день «буквально на каждом шагу». Регион, в свою очередь, мог бы помочь в создании такого кооператива.
— Мы найдем 50 или 100 миллионов для уставного капитала, — считает губернатор. — Нам нужно возродить кредитную кооперацию. Сколько у наших агрохолдингов денег на депозитах? Десятки миллиардов рублей. Они под какие проценты там лежат? Примерно под шесть-семь. Что мешает даже из этой суммы направить миллиард или два на уставной капитал кредитного кооператива и отработать его модель в зоне присутствия того или иного агрохолдинга? Из села сетевые банки продолжают уходить. И что плохого произойдет, если на их место придет цивилизованный кооператив, который ссужает деньги за восемь процентов?
Кредитные кооперативы могли бы не только стать конкурентами банков, но и вытеснить с рынка сеть микрофинансовых организаций
Другой вопрос: пока в регионе мало крупных предприятий, которые бы стали как агрегаторами для кооперативов, так и кредиторами. Между тем, как сказал Савченко, ими могут стать не только производители смежной продукции, как это уже происходит, но и перерабатывающие предприятия. Те же консервные заводы, производства, работающие с заморозкой овощей и фруктов. Ведь им же будет проще выстраивать отношения не с отдельными поставщиками, а с кооперативами. Агрегаторами, считает губернатор, могут стать и рынки. Но для этого им самим надо будет трансформироваться.
— Нужно создать условия, чтобы 50 процентов продукции, которая реализуется на рынке, выращивалось и производилось неподалеку, — отмечает он. — К тому же рынок должен стать уникальным торговым предприятием. Как в Москве — Даниловский или Усачевский рынки. У нас же пока здесь «дикие» отношения. Базар — он и есть базар.
А как у соседей
Липецкую систему кооперации сегодня называют примером для всей страны. Сейчас в регионе насчитывается свыше 900 кооперативных объединений, при этом примерно треть из них — как раз кредитные. Система сбыта налажена здесь так, что даже в магазинах торговых сетей можно найти продукцию местных фермеров.
Правда, выстраивать систему кооперации здесь начали совсем по-другому. Сначала предприниматели объединились между собой, лоббировали свои интересы, власти, в свою очередь, предоставили поддержку на каждом уровне развития. И теперь именно разветвленная сеть кооперативов стала одной из главных предпосылок для появления первых крупных предприятий — агрегаторов.
Так, в Усманском районе инвесторы решили разместить свой завод заморозки фруктов и ягод для известного производителя йогуртов, в том числе и просчитав выгоду от работы местных кооперативов. На собственных полях предприятия — только клубника, а у фермеров компания закупит и смородину, и малину, и вишню.
Глава региона Олег Королев назвал это «эффектом домино». Число участников кооперативов растет, потому что селяне видят, как увеличивается благосостояние уже пополнивших эти ряды соседей. В нынешнем году, к примеру, в регионе прогнозируют, что количество личных подсобных хозяйств, ставших частью того или иного объединения, дорастет до 280 тысяч. Впрочем, и здесь есть свои барьеры для дальнейшего роста. К примеру, в регионе считают, что нужно отменить запрет на участие в кооперативах государственных и муниципальных служащих. Ведь в сельских районах личные подсобные хозяйства имеют и чиновники.
Справка «РГ»
В Белгородской области действует 71 сельскохозяйственный кооператив, в том числе 13 производственных (объединяют более трех тысяч членов) и 58 потребительских. Члены кооперативов содержат более 5,6 тысячи голов скота. Используют 7,5 тысячи гектаров земельных угодий. За 2017 год они произвели продукции и оказали услуг более чем на 700 миллионов рублей. За этот же период в кооперативах создано 228 новых рабочих мест.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео