Ещё

Сербия: «Чтобы повысить уровень занятости, мы возьмем пример с России» 

Фото: ИноСМИ
Традиционно для Сербии Министерство труда, занятости и социальных дел по своей значимости занимает одну из центральных позиций в правительстве страны. Перед кабинетом министра Зорана Джорджевича стоят задачи, от выполнения которых зависит уровень жизни сотен тысяч «простых» людей и темпы выхода из тяжелого положения, в котором нация оказалась в 2000 году. Тогда Сербия покрывала текущие расходы из средств, полученных от масштабной приватизации государственной собственности, и при этом влезала в огромные долги. Все это продолжалось более десятилетия, наступившего после политических перемен 2000 года, и привело общество к глубокому социальному расслоению.
Сегодня ситуация коренным образом изменилась, что подтверждает и бюджет на 2018 год. Сербия стремится стать социально справедливым государством, а власть старается переломить негативные тенденции прошлого в разных сферах. Об этом была речь в интервью с министром труда, занятости и социальных дел Зораном Джорджевичем.
— Печат: Недавно в Национальной скупщине Республики Сербии был принят бюджет на 2018 год, который расширяет возможности вашего министерства. Как это повлияет на деятельность Министерства труда, занятости и социальных дел в этом финансовом году?
Зоран Джорджевич: В целом мы довольны бюджетом, хотя, как всегда, считаем, что он мог бы быть и лучше. В этом году у нас будет больше средств на многочисленные расходы и меры, которые Министерство труда предпринимает, чтобы снизить бедность и помочь незащищенным категориям граждан. В этом году бюджет больше на два миллиарда динаров, более того, в этом году предусмотрено больше денег для сектора социальной защиты. При этом некоторые весьма крупные институты, вроде Национальной службы занятости, будут финансироваться не так, как прежде, что даст нам в Министерстве труда больше возможностей для очень важных шагов, которые мы планируем предпринять в 2018 году. Я думаю, что этот бюджет хорошо отражает стремление Правительства Республики Сербии всерьез, возможно даже серьезнее, чем когда-либо прежде, заняться решением, хотя бы частичным, некоторых очень трудных проблем, которые мы — я должен это сказать — унаследовали еще из периода до 2012 года. Речь идет об уровне безработицы, которая, несмотря на постоянное снижение в последние годы, по-прежнему остается высокой, и о связанной с ней бедности, особенно среди детей, оставшихся без родительского попечения. Риску оказаться за чертой бедности подвержены родители-одиночки и одинокие люди, прежде всего — пенсионеры с самыми низкими доходами.
Новый бюджет открывает перед нами достаточные возможности, чтобы в предстоящий период мы поддержали позитивные тенденции, наметившиеся в последние годы. Главное, мы будем бороться с последствиями безработицы, и наша цель — свести показатели в этой сфере до единиц процентов. Также мы продолжим снижать уровень бедности и бороться с ее последствиями для самых незащищенных граждан. Нынешний бюджет поспособствует дальнейшей стабилизации государственных финансов в сфере пенсионного и социального обеспечения, то есть пенсии и пособия будут выплачиваться своевременно, а кроме того, в предстоящий период предусмотрен их небольшой, но постоянный рост. Разумеется, большая часть перечисленных задач прямо или косвенно взаимосвязана. Так, например, лучшее средство от бедности — снижение уровня безработицы с помощью активной политики трудоустройства, над сейчас которой работает почти все правительство. Конечно, я бы хотел, чтобы в Сербии вообще не было безработицы, хотя это нереально. И все-таки мы можем продолжить ее снижать, и таким образом хотя бы смягчать социальные проблемы, проистекающие из нее. В этом я совершенно уверен. Я думаю, что и в этом финансовом году, и в последующий продолжительный период политической и экономической стабильности нам удастся преодолеть самые сложные проблемы, которые воздействуют на население, и поднять общий уровень жизни граждан. Это для нас самое главное.
— Вы упомянули детей как одну из наиболее незащищенных категорий граждан. К сожалению, детям грозит не только риск бедности. Существует также проблема отрицательного естественного прироста. Какие конкретно меры правительство Сербии и ваше министерство предпринимают для защиты детей и семей?
— Одна из конкретных мер, предусмотренных в новом бюджете — это, конечно, повышение пособия на первого ребенка с 39 тысяч динаров до ста тысяч динаров. Это максимум возможного на данный момент. Предполагается, что это пособие на первого ребенка будет выплачиваться однократно, а пособие на второго, третьего и четвертого ребенка останется неизменным. Новшество также в том, что мы предоставим сумму в размере пяти тысяч динаров на каждого новорожденного для приобретения всего необходимого. Новый закон о социальной защите будет более гибким, чем предыдущий. Также мы хотим упростить процедуру адаптации этих выплат к реальным потребностям и нашим возможностям. Для этого министр будет вносить предложения на рассмотрение правительства, хотя раньше нам приходилось проходить всю процедуру по изменению и дополнению закона только для того, чтобы увеличить суммы отдельных дотаций.
Конечно, цель состоит в том, чтобы с помощью этих мер изменить демографическую картину в Сербии. Исследования показывают, что в Сербии есть много семей с одним или двумя детьми, но этого недостаточно для воспроизводства общества, поэтому главное для нас в демографической политике — стимулировать и поддерживать родителей для рождения третьего и четвертого ребенка, поскольку нынешняя статистика удручает.
Данные свидетельствуют о том, что семей, где есть трое детей, в шесть раз меньше, чем семей с двумя детьми. При этом семей, где детей четверо, в шесть раз меньше, чем семей с тремя детьми. В этом одна из слабостей Сербии. В ближайшее время мы постараемся изменить ситуацию и сформировать более позитивное отношение общества и государства к родителям и семьям, которые решились иметь несколько детей. Новый закон о социальной защите принят Скупщиной. Он вступает в силу в июле этого года, и его гибкость позволит нам быстрее принимать решения и увеличивать дотации, цель которых — повысить рождаемость.
— Сербия — не единственная страна с низкой рождаемостью и отрицательным приростом. Та же картина почти во всех странах Европы, за исключением разве что Ирландии. Проводятся ли в Министерстве труда сравнительные анализы со странами, которые нашли способ переломить эти негативные тенденции, и можем ли мы в Сербии применить какой-то иностранный опыт?
— Вы верно сказали об Ирландии, но, как мне кажется, ее система, культура и менталитет во многом несопоставимы с нашими. Думаю, что намного лучше пример России и русского народа, который близок нам в культурном, религиозном и любом другом отношении. Кроме того, российский опыт начала 21 века аналогичен тому, что происходит у нас сейчас. Поэтому мы уже предприняли меры и собираем данные, а также в сотрудничестве с нашими российскими партнерами анализируем стоящие перед нами проблемы, в том числе, касающиеся отрицательного естественного прироста. Так, например, известно, что в 2006 году соотношение по численности граждан между нами и россиянами составляло примерно один к 20. Похожая ситуация и с естественным приростом, если сравнить нашу нынешнюю статистику с данными Российской Федерации десятилетней давности, когда она переживала те же экономические и социальные трудности, от которых мы страдаем сейчас. Сегодня Сербия лишается 35 тысяч граждан в год, тогда как Россия в 2006 году теряла около 700 тысяч граждан в год из-за отрицательного естественного прироста. То есть мы, опять-таки, видим соотношение один к 20. Всего через десять лет после того, как в 2006 в России всерьез занялись этой проблемой, в этом году по данному показателю Россия выйдет в плюс, хотя в это мало кто верил.
Конечно, Россия во главе с Владимиром Путиным вышла из экономического кризиса, что позволило ей преодолеть и многие другие проблемы ельцинской эпохи. И мы считаем, что именно сопоставительные анализы сербских и российских данных позволят нам прийти к чрезвычайно важным выводам о том, какие конкретно меры мы можем предпринять, чтобы решить самые насущные и серьезные социальные проблемы, к которым, несомненно, относится бедность и отрицательный естественный прирост.
Российский Институт демографии предоставил в наше распоряжение все свои данные о том, как они вели успешную борьбу за возвращение положительного прироста, и наши специалисты в сотрудничестве с российскими партнерами все это проанализируют. Потом мы сможем эффективнее действовать в этой сфере. Конечно, мы не можем просто скопировать чьи-то меры, но мы можем кое-что применить из российских наработок, что мы, несомненно, и сделаем. Я уверен, что в относительно скором времени нам удастся остановить и смягчить негативные тенденции, сократить разрыв между рождаемостью, с одной стороны, и смертностью и эмиграцией, с другой. Также я убежден, что через несколько лет нам, как сегодня России, удастся достичь положительных тенденций в биологическом воспроизводстве населения.
— Одна из тем, которая напрашивается, когда мы говорим о рождаемости и демографии, касается того, что в обществе растет количество пенсионеров. Это, конечно, налагает на государство, в том числе, финансовое бремя. Какова стратегия государства, если говорить о престарелых? Не ожидаются ли в предстоящий период и здесь какие-то новшества?
— Защита, безопасность и рост качества жизни престарелых — наша общая обязанность, поскольку не будь их, не было бы и нас сегодня. Забота и уважение к старикам глубоко укоренились в нашей культуре. И все, что мы делаем сегодня, все меры, которые мы должны были предпринять, чтобы стабилизировать государство и в особенности бюджетные средства, во многом возможны именно благодаря пониманию потребностей наших самых старых граждан. Я бы сказал, что наша проблема не в многочисленности старых, а в недопустимо низком числе молодых. И именно в этом направлении мы будем прилагать усилия для изменения демографической картины в Сербии. Мы постараемся повысить рождаемость и в то же время мотивировать молодежь оставаться в Сербии, а также нам следует изменить соотношение между пенсионерами и трудоспособным населением. Например, в СФРЮ это соотношение было около одного к трем, а сегодня — один к одному, что практически невозможно, прежде всего, в экономическом плане. Поэтому я считаю, что повышение числа новорожденных, молодых и трудоустроенных граждан — это единственно правильный подход к решению данной проблемы.
Ясно, что у нас много пенсионеров, и мы продолжаем работать над мерами, которые увеличат продолжительность жизни и повысят качество жизни наших самых старых граждан. Этой цели мы собираемся достичь, прежде всего, сделав доступнее медицинское обслуживание, а также услуги социальной помощи для данной категории граждан. Для примера: одно из новшеств предполагает, что стариков, которые оказались в трудной материальной ситуации, государство будет не только за свой счет помещать в дома престарелых, но и субсидировать их устройство в частные лицензированные учреждения социальной защиты, которые таким образом захотят помочь старикам.
Деньги для этого уже предусмотрены в бюджете, и мы ожидаем, что так будет решена проблема многочисленных пенсионеров, которые ожидают места в учреждениях социальной защиты. Медицинское обслуживание, уход и услуги социальной помощи станут для них намного доступнее. Конечно, всем от этого будет польза: и старикам, и частным организациям, оказывающим подобные услуги, и государству, поскольку большее количество престарелых, размещенных в учреждениях социальной защиты, означает и большую экономическую активность, рост занятости, а значит, и рост налоговых поступлений.
По нашим данным, каждый месяц своей очереди на переезд в учреждения социальной защиты ожидает около 900 человек. Мы уже давно ведем переговоры с частными организациями, предоставляющими социальные услуги, о возможности предоставить этим людям свободные места по разумной стоимости, которую государство сможет возместить из бюджетных средств. Представители Ассоциации частных учреждений социальной защиты, с которыми мы постоянно обмениваемся информацией о реальной ситуации, нас заверили, что смогут разместить у себя большую часть ожидающих места в домах престарелых уже в ближайшее время.
Разумеется, во внимание будет приниматься и местонахождение частных учреждений, имеющих лицензию и располагающих свободными местами, то есть будет учитываться место подачи заявления, а также желание и подавших заявку на размещение, и их родственников. Суть в том, что стратегия государства в этом сегменте заключается не в том, чтобы вкладывать большие средства в открытие новых домов престарелых и трудоустраивать в них людей, а в том, чтобы поддерживать частную инициативу и мотивировать частные организации, предоставляющие услуги. После получения лицензии (и одобрения нашего Отдела по надзору) такое частное учреждение получит возможность — в установленном порядке и при помощи центра по социальной работе, где находятся все заявления на место в доме престарелых — оказать свои услуги большому количеству желающих, которых мы к ним направим. Тогда все будут довольны, и, что очень важно, о наших престарелых согражданах будут заботиться в учреждениях с максимально доступным медицинским обслуживанием.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео