Ещё

Губернатору раскрыли двери. Саратовские власти включились в дележ денег на заводе «Торэкс» 

Губернатору раскрыли двери. Саратовские власти включились в дележ денег на заводе «Торэкс»
Фото: РИА "ФедералПресс"
На завод «Торэкс» приехал, конечно, не один, а в сопровождении главы Саратова , министра промышленности и энергетики области и целой ватаги журналистов, которые должны были осветить заботу главы региона о промышленном потенциале области. Экскурсию проводил лично председатель совета директоров, заместитель генерального директора (сейчас компанию возглавляет его сын , — прим. «ФедералПресс»).
Губернатор, министр и мэр осмотрели цеха по производству деревянных панелей для дверей, сварной цех и логистический центр. Директор Владимир Седов рассказывал о том, что в прошлом году на «Торэксе» модернизировали производственные линии, инвестиционная программа предприятия составила 295 млн рублей. Были закуплены и установлены новые обрабатывающие станки, построены лакокрасочный цех и логистический центр. Чиновники общались с рабочими, обсуждали производство и благоустройство поселка Елшанка, где расположен завод.
Но главное и, по всей видимости, именно то, ради чего вообще организовывалась эта поездка, прозвучало в конце, когда губернатору задали вопрос о «попытках рейдерского захвата предприятия, которые угрожают будущей работе завода». Валерий Радаев как будто ждал этого вопроса:
«К сожалению, такие примеры у нас происходят. Такое предприятие как «Торэкс» создать с нуля крайне трудно, а желающих «погреться» рядом много. Мы будем защищать предприятие, по всей вертикали уже подключены депутаты, общественники, городская власть. Управление и  по моему обращению взяли этот вопрос на контроль. С учетом сложившихся обстоятельств предприятие будем защищать», — цитирует главу региона пресс-служба правительства.
Спор соучредителей
Впрочем, совсем недавно дело «Торэкса» было не политическим, а обычным спором двух соучредителей, которые боролись за несколько сотен миллионов рублей, позже превратившихся в миллиард. А уж он, в свою очередь, действительно поставил под угрозу само существование завода.
В августе 2017 года Абитражный суд Саратовской области вынес решение о взыскании с ООО «Торэкс» 1,038 млрд рублей в пользу Тамары Мухитдиновой — стоимость доли в уставном капитале общества в размере 31,5%. Кроме того, по решению суда компания должна выплатить госпоже Мухитдиновой проценты за пользование чужими деньгами в размере 144,9 млн рублей и расходы по уплате госпошлины и услуг представителей.
Исковое заявление к ООО «Торэкс» 3 февраля 2016 года подал бывший соучредитель компании, заместитель генерального директора по экономическим вопросам Салават Мухитдинов. В конце февраля 2016 года господин Мухитдинов умер, и в ноябре в дело в качестве правопреемника вступила его жена Тамара Мухитдинова.
Изначально сумма требований оценивалась из расчета балансовой стоимости доли Салавата Мухитдинова в компании на 2015 год и была обозначена в размере 661,9 млн рублей (660,7 млн рублей — доля в уставном капитале компании, 1,2 млн рублей — неисполненные обязательства). Однако 27 июля 2017 года было принято решение пересмотреть размер требований исходя из рыночной стоимости доли, которое привело к удвоению суммы.
Само судебное разбирательство выросло из конфликта Салавата Мухитдинова с экс-генеральным директором ООО «Торэкс» Игорем Седовым. Мухитдинов вышел из состава участников общества в сентябре 2015 года, тогда же, как рассказали в компании, он потребовал от руководства выплатить ему 660 млн рублей исходя из доли в 31,5%. Седов утверждает, что тогда он заявил Мухитдинову, что его вклад в предприятие составляет лишь 9%, и был готов выплатить ему около 200 млн рублей.
Откуда такая разница? Игорь Седов утверждает, что Салават Мухитдинов внес неверные сведения о распределении долей еще в начале 90-х в ходе образования компании «Торэкс» путем слияния МПП «Тора» и ПКФ «Концерус». В последнем Салават Мухитдинов занимал пост главного бухгалтера.
МПП «Тора» было приватизировано в 1993 году. Как сообщили в компании, для этого необходимо было 52 ваучера (приватизационного чека номиналом 10 тыс. рублей, — прим. «ФедералПресс») и 141 тыс. рублей. Возглавлявший «Тору» Игорь Седов внес 17 чеков и 130 тыс. рублей. По пять ваучеров внесли заместитель директора по производству , начальник базы и главный инженер . Салават Мухитдинов внес четыре приватизационных чека и 10 тыс. рублей. В итоге доли, как говорит Игорь Седов, распределились следующим образом: Седов — 51%, остальные соучредители — по 9% и 13% — прочие сотрудники пропорционально вкладу, всего 38 человек.
Оформлением документов занимался Салават Мухитдинов. В арбитраже, а после и в заявлениях в правоохранительные органы, Игорь Седов утверждал, что в учредительную документацию были внесены коррективы. Формируя список учредителей и их доли, Мухитдинов учел такой показатель как стаж работы и коэффициент трудового вклада. При этом стаж самого господина Мухитдинова был указан в 42 месяца, хотя он был принят на работу только в 1992 году. Коэффициент своего трудового участия Мухитдинов оценил равным восьми, остальным соучредителям было приписано 1, 0,5 и 0,7. В итоге, в документах доля Салавата Мухитдинова была увеличена до 34,21%, а позже скорректирована до 31,5%.
Игорь Седов утверждает, что обратил внимание на несоответствие в документах лишь в 2000 году (дивиденды начали выплачиваться только в 2008 году, — прим. «ФедералПресс»). Салавату Мухитдинову было поручено исправить учредительную документацию, но фактически это не было сделано, поскольку, со слов последнего, оригинальные архивные документы были утрачены. Требование в арбитраже было основано на протоколе собрания участников, в котором соучредители компании, а позже и экспертиза, выявили признаки фальсификации — отсутствующие и поддельные подписи.
После заявления Салавата Мухитдинова о намерении истребовать у компании 660 млн рублей остальные участники Игорь Седов, Валерий Кузнецов, Сергей Иванов и Сергей Ионов подали в УВД по Саратову заявление о привлечении Мухитдинова к уголовной ответственности за покушение на мошенничество. Дело было возбуждено 27 января 2016 года. В декабре 2016 года, когда Салават Мухитдинов уже скончался, а в борьбу за миллионы вступила его супруга, дело передали в следственную часть ГУ МВД по Саратовской области и закрыли за отсутствием состава преступления. Прокуратура несколько раз возвращала дело на доследование, но ГУ МВД снова прекращало дело.
Пока решение о выплате Мухитдиновой миллиарда рублей не вступило в силу, оно обжалуется в апелляционной инстанции. Ее представители в суде, в частности, адвокат , говорят, что никаких шансов на законное обжалование решения нет. Все имущество компании сейчас арестовано.
Как дело стало политическим
ООО «Торекс», известный под торговой маркой Torex, — крупнейший в России завод по производству стальных дверей, на долю которого приходится 22% российского рынка. Изначально образованная в 1993 году компания занималась ремонтом автотранспорта, производством оконных решеток и гаражных ракушек. На производстве стальных дверей саратовский завод специализируется с 2008 года. Количество сотрудников — 1 тыс. 144 человека, производственная мощность — 3 тыс. 100 дверей в сутки. Объем налоговых отчислений в 2016 году составил 360 млн рублей. Годовой оборот составляет 4 млрд рублей, прибыль — 550 млн рублей, рентабельность — 13,8%, средняя зарплата — 42,5 тыс. рублей.
Но при всем этом власти особого интереса в дележу денег на заводе долгое время не проявляли. Сохранится ли на этом месте завод или он превратится в огромный торговый центр — мало кого волновало. Все изменилось в ноябре, когда внезапно в Общественной палате региона под председательством состоялось совещание, полностью посвященное проблемам «Торэкса». Все статусные общественники требовали разобраться, кто и зачем уничтожает производство, принялись помогать юристами, обещали писать запросы в Генеральную прокуратуру.
После в защиту завода выступил депутат от Саратовской области Николай Панков — один из наиболее влиятельных политиков в регионе, человек, приближенный к ее спикеру .
В своем телаграм-канале «Пара слов» господин Панков писал: «… Коллектив из нескольких сот человек, входящий в двадцатку предприятий по сбору налогов в федеральный бюджет в России, в десятку предприятий по оплате налогов в облбюджет хотят развалить. Причем, когда в 90-е бандиты все жгли и крушили, то часть их перестреляли, часть посадили. А вот кого не добили, говорят, это шестерки, и хотят обанкротить сегодня предприятие. Конечно, нужно защищать. Хочу обратить внимание еще на одну вещь. И губернатор, и облдума в защиту вступились, а среди депутатов опять брешь. Часть не пришли — они не про то, а те, что пришли, проанализируйте их КПД».
Опуская вероятность финансовой заинтересованности чиновников, депутатов и общественников, наблюдатели склоняются к тому, что всплеск интереса произошел с подачи именно председателя Госдумы Вячеслава Володина. Дело в том, что в ноябре последний вплотную занялся поселком Елшанка в Саратове: рассыпающиеся бараки, гниющие коммуникации, проваливающиеся уличные туалеты — все «прелести» окраины провинциального города. Володин обещает сделать из Елшанки образцовый поселок, расселить в новые дома жителей бараков, возвести детские сады и поликлиники. Тогда же на одной из встреч ему сказали, что почти вся Елшанка работает на «Торэксе» и, если так случится, что на заводе повиснет миллиардный долг, с которым он не сможет расплатиться, а предприятие распродадут в ходе конкурсного производства, все старания по благоустройству поселка окажутся бессмысленными — людям придется оттуда уехать в поисках работы. Николай Панков встречался в коллективом «Торэкса» в начале декабря прошлого года по поручению Вячеслава Володина.
К делу подключилась Саратовской области, президент которой отметил, что «при поддержке депутатского корпуса, исполнительной власти, уполномоченного по правам предпринимателей в регионе и  мы должны сделать все возможное, чтобы сохранить это предприятие для нашего региона».
Сейчас на суде стороны ждут результатов экспертизы, которая должна дать оценку активам, потому что представители завода убеждены, что удвоение суммы иска произошло безосновательно. Судебное решение в апелляции может быть вынесено уже в ближайшее время, но каким бы оно ни было, дело уйдет в кассацию. Поможет ли «Торэксу» административный ресурс, неизвестно.
«ФедералПресс» будет следить за развитием событий.
Фото и правительства Саратовской области
Видео дня. Кормившую грудью ребенка женщину выгнали из Третьяковки
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео