Ещё

Планы инвесторов возмутили жителей курских деревень 

Фото: Российская Газета
«Выжигать землю пришли?»
Скандал, поводом для которого стали планы строительства свинокомплексов в Лебяженском сельсовете Курского района, заставил и чиновников, и представителей бизнес-сообщества поразмышлять о наболевших вопросах. Как правило, такой инвестор, с одной стороны, — спасение для территории, где нет добротной налоговой базы, а с другой — источник проблем, и прежде всего экологических.
Жители лебяженских сел, что располагаются в 15 километрах от самого Курска, до этого жаловались на плохие дороги, отсутствие уличного освещения, системы утилизации мусора и многое другое. Признавались: свою малую родину любим, потому что таких живописных мест просто не найти нигде больше. Рядом — биосферный заповедник имени Алехина. Сами села — это территории контраста. Рядом с небольшими хатами коренных лебяженцев возвышаются настоящие дворцы горожан, выкупивших здесь земельные участки и построивших коттеджи. За высокими заборами таких «дачников», как их здесь называют, — чудеса ландшафтного дизайна, фонтаны, у некоторых — даже бассейны. Но теперь обладатели всех лебяженских домов объединились против мощной компании, собравшейся возвести здесь три свиноводческие площадки.
— Это место с советских времен не трогали, — говорит одна из жительниц села. — Какое-то было негласное правило, что ли. Поэтому мы и жили спокойно. А теперь…
Инициативная группа выразила свой протест против строительства. Тем временем компания стала завозить материалы на будущую стройплощадку. И это еще больше раззадорило селян. О соседстве с заповедником вспомнили уже с другим настроением: мол, потекут свиные стоки по уникальным землям, которые нужно охранять. А попавший в руки общественности проект строительства показал, что буферные зоны заповедника и свинокомплекса пересекаются. Напряжение достигло пика.
Заместитель курского губернатора, курирующий АПК, Алексей Золотарев на организованной по инициативе властей и инвестора пресс-конференции заверил: это пересечение одной буферной зоны с другой допускается законодательством. Однако теперь стройку все же решили перенести чуть дальше.
— Это пересечение было буквально на несколько сотен метров, — пояснил вице-губернатор. — Но все же и его решили не допускать.
Впрочем, пока само строительство никто не начинал. Представитель компании-инвестора Сергей Куликовский отметил, что в настоящее время идут процедуры согласования, получения разрешительной документации, для чего нужно пройти множество экспертиз. Но если говорить о принципиальной позиции компании, то инвестор тоже возмущен таким приемом.
Попавший в руки общественности проект строительства показал, что буферные зоны заповедника и свинокомплекса пересекаются
— Кричать о том, что мы тут пришли «землю выжигать» — это просто кощунство какое-то, — подчеркнул он. — Мы приходим на заброшенные территории, где до нас бурьян рос. А технологии, которые мы используем, совершенно не вредят природе.
Цена комфорта
Помимо распашки неиспользуемых участков, высокой урожайности и передовых технологий в земледелии, сторонники строительства свинокомплекса заговорили о главном для тех же селян — налогах.
— Когда компания завершит строительство всех намеченных объектов и заработает в нашей области, бюджет региона будет получать от нее семь миллиардов рублей ежегодно, — подчеркнул Алексей Золотарев. — Семь миллиардов! Да, мы стараемся сделать все, чтоб такие инвесторы к нам шли.
Сергей Куликовский добавил: компания обеспечит местных жителей рабочими местами с заработной платой от 20 до 40 тысяч рублей — в зависимости от квалификации.
— И уж я думаю, никто не будет спорить, что это достойная зарплата на селе. А представьте, если два человека в семье работают у нас и получают по 35 тысяч, — сказал он. — К сожалению, мы не можем похвастаться, что наше население сейчас везде занято интересной и высокооплачиваемой работой.
В курских селах, по словам глав муниципалитетов, ситуация печальная. Глава соседнего Октябрьского района Анатолий Цуканов, который, к слову, тоже рад крупному инвестору, отметил, что всего в муниципалитете из 13 тысяч трудоспособных жителей работают дома менее четверти. Остальные — уезжают кто куда: в столицы, Сибирь. А инвестиции от свиноводческой компании дадут сразу пять тысяч рабочих мест.
— К тому же мы выделяем участок под строительство многоквартирного дома, будет агрогородок для сотрудников, детский сад для их детей, — отметил он. — Все это мы уже рассказали жителям, и у нас таких противников, как в Курском районе, — нет.
Алексей Золотарев добавил, что теперь-то все понимают, насколько важен этот проект. А запах?
— Ну, конечно, запах когда-то кто-то может и почувствует. Ну и что теперь? — сказал он.
Легкий шлейф
Впрочем, то, чего боятся соседи свинокомплексов, сами топ-менеджеры предприятий давно назвали одной из острых проблем, над которой предстоит работать. Пресс-секретарь компании-инвестора на Лебяженской земле Дмитрий Сергеев отметил, что больше всего нареканий вызывают лагуны, где отстаиваются свиноводческие стоки.
— Сама по себе лагуна и территория вокруг — место неприятное, — подчеркнул он. — Но именно благодаря ей защищены почва и грунтовые воды. Ее дно выстлано таким материалом, что его ломом не прошибешь. Запах около нее — да, очень резкий. Но отойдите уже на 200 метров — и его нет. В настоящее время все свиноводческие компании ищут способ минимизировать запахи, и уже есть много различных решений. Но выбрать из них — очень непросто. Тут важно, чтобы предлагаемые препараты не портили сам навоз — ведь его после вносят на поля, кроме того, большое значение имеет стоимость — это бизнес, и всегда просчитывается экономическая целесообразность.
Любопытно, но наказать компанию за неприятный запах пока вряд ли удастся. Если, конечно, в воздухе не обнаружат повышенную концентрацию вредных для человека веществ, что в случае со свиноводческими комплексами вряд ли возможно. Ситуация усугубляется еще и тем, что пока в стране нет нормативов по запахам от предприятий — будь то откормочная площадка, перерабатывающий завод или промышленное производство, а приборов для измерения именно силы запаха — единицы. Первые попытки регламентировать эту сферу сейчас предпринимает Роспотребнадзор. В прошлом году руководитель ведомства Анна Попова заявила об этом в Белгороде, где проблему озвучили региональные власти. К слову, здесь же именно из-за зловония приостановили работу завода по производству лимонной кислоты, и теперь предприятие будет менять сферу деятельности.
Если же вернуться к АПК, то белгородские производители свинины, объединившись в ассоциацию, даже опубликовали решение об использовании микробиологических препаратов, чтобы снизить степень токсичности навоза, а теперь ищут способ модернизировать сами лагуны.
— Представители нашей компании в прошлом году посетили венгерское производство мембран, которые имеют самый широкий спектр применения, в том числе и для устройства закрытых лагун, — рассказал руководитель пресс-службы белгородской группы компаний Игорь Жулькин. — Это позволяет не только минимизировать распространение запаха, но и предотвращает попадание осадков, таким образом, дополнительно сохраняется до трети объема лагуны, а это, в свою очередь, снижает затраты на создание самих хранилищ. В ближайшее время эта технология будет детально изучена нашими профильными специалистами.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео