Ещё

Дом, который построил прадед: пенсионеры живут в бараке XIX века 

Фото: Мир24
Пенсионеры из подмосковного города Пушкино уже много лет живут в доме, который давно мог стать памятником деревянного зодчества. Но превратился в тюрьму для своих обитателей. В здании, построенном в конце XIX века, нет водопровода, стены прогнили, полы покосились. А недавно людям на целый месяц отключили еще и газ. Почему вековое жилище не спешат расселять, выяснила корреспондент телеканала «МИР 24» Ольга ЖЕмчугова.
Валентина Ивановна Труненкова, пенсионер и ветеран труда, в свои 84 года живет в деревянном бараке без водопровода и с удобствами на улице. Воду, чтобы согреть чай или просто умыться, собирает с крыши после дождя. Но сегодня банного дня, кажется, не будет.
«Этой водой я делаю все. И готовлю, и чай пью, не говоря уже помыться и постирать», — отметила жительница дома.
Дом — старше самой бабушки на полвека. Его построили в 1890 году. Спустя 100 лет признали аварийным. С тех пор жители подмосковного Пушкино наблюдают, как их район обрастает высотками. Дореволюционную постройку не спешат сносить.
«Зимой у нас промерзают полы, стоит лед», — посретовала Елена Несымова.
Как сделать перепланировку
… и не стать бомжом
Для Елены Несымовой этом дом — не просто жилплощадь — родовое гнездо. В конце XIX века его построил прадед пенсионерки. После революции крестьянина раскулачили, а дом забрали себе власти. Муниципальным он остается и сейчас. Но, кажется, только на бумаге. Ремонтировать такой исторический объект городские не спешат.
«Проводка я не знаю, каких она годов. Все боятся короткого замыкания», — указал житель дома Валерий Адуйский.
Стены и потолки в трещинах, покосившиеся полы. В подвал люди спускаются каждый раз, как в последний. Подвал этого дома больше напоминает какие-то страшные катакомбы. Весной, когда тает снег, жители говорят, что вода доходит до половины высоты стен.
В таких условиях здесь живут шесть семей. Елена Несымова и ее соседи 30 лет добиваются, чтобы их переселили. В последнее время жаловались в местные органы на запах газа. Боялись, что дом взлетит на воздух. Проблему решили, отключив газовое отопление на целый месяц. Это было в ноябре, когда начались первые заморозки. Температура в квартирах не поднималась выше +10.
«Это животных так не содержат, как мы живем», — посетовала Несымова.
В местной администрации к проблеме относятся с сочувствием и уверяют: правда, хотели бы помочь, но законы не позволяют.
«Обязательным и несомненным условием для включения в программу является признание от 2015 года. У нас дом признан был позже установленного срока», — говорит начальник отдела жилищного строительства и развития территорий Пушкинского района Ирина Минтякова.
От Амстердама до Беляева
История советских «хрущевок»
«А есть еще хоть один дом застройки такого года? Хоть один?», — спрашивает чиновницу одна из жительниц.
«В Пушкинском районе очень много таких домов», — заверяет Минтякова.
«Они с удобствами там все», — отмечает жительница.
«Вы лукавите! Нет там ничего», — уверена начальник отдела.
Начальник управления ЖКХ по Пушкинскому району Петр Евсеев отправляет жителей за очередной справкой о состоянии дома, которую сам же должен выписать, и заодно приглашает посмотреть на свой новый кабинет.
«Сегодня переехал», — говорит чиновник.
«Чувствуется! Как бы нам так переехать», — вопрошают жильцы.
«Так я ж не жить», — отметил Евсеев.
Перед камерой чиновник все-таки отдает Елене Несымовой злополучную справку. И напоминает — ведь газ-то починили, хоть и спустя месяц.
Сегодня Валентина Ивановна, как в стихотворении Сергея Михалкова, тоже может сказать «а у нас в квартире газ». Теперь есть, где кипятить собранную заранее дождевую воду.
«Я три дня грела бутылки пластиковые, чтобы согреть руки и ноги. Это страшно, что я пережила за этот месяц ноябрь», — пожаловалась Труненкова.
Подписывайтесь и читайте нас в Telegram.
Комментарии  Ещё 1 источник 
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео