Российская Газета 11 января 2018

Домашний архив «Родины»: Моему дяде довелось принять три воинских присяги

Фото: Российская Газета
Долго «молчали» эти фотографии, спрятанные в старом деревенском доме от любопытных глаз. Мне удалось их «разговорить».
Григорий Хлыстов родился в деревне Медведево Сергиевской волости Гороховецкого уезда Владимирской губернии 23 февраля 1892 года в многодетной крестьянской семье. Окончил церковно-приходскую школу, был принят на службу, зачислен в Гвардейский экипаж1, а 1 января 1915 года произведен в матросы 1-й статьи2. Флот России, еще не оправившийся после сокрушительного поражения под Цусимой в 1905 году, нуждался в коренном реформировании. Эту задачу взяла на себя группа молодых морских офицеров во главе с капитаном 1-го ранга Николаем Оттовичем Эссеном, ставшим начальником стратегической части Главного Морского штаба. На программу строительства новых кораблей и переоснащение действующих было выделено 500 миллионов рублей золотом.
Среди переоснащенных был и крейсер «Олег», на который после окончания учебы в Морском экипаже Кронштадта попал служить Григорий Хлыстов. 19 июля 1914 года на крейсер поступил сигнал: «Молния. Молния. Молния!», что означало: война объявлена. Адмирал Эссен, командующий флотом Балтийского моря, отдал приказ, который начинался словами: «Волею Государя Императора сегодня объявлена война. Поздравляю Балтийский флот с великим днем, для которого мы живем, которого мы ждали и к которому готовились».
18 ноября 1914 года «Амур» и сопровождавшие его крейсера «Богатырь», «Рюрик» и «Олег» прошли незамеченными севернее острова Готланда, вечером были за Данцигом. На следующий день полудивизион эсминцев, приблизившись к Брюстерорту, поставил мины на выходе из Данцигской бухты к северу. Тогда же Эссен приказал заминировать все подступы к германским портам в юго-восточной части Балтики. Крейсеры «Олег», «Рюрик», «Адмирал Макаров», «Боян», «Богатырь» и «Россия» были оборудованы рельсовыми путями для сброса мин. На минных заграждениях у Мемеля был подорван немецкий броненосный крейсер «Фридрих Карл».
Адмирал Эссен умер от воспаления легких 20 мая 1915 года. Последними словами выдающегося флотоводца были: «Пойдем-пойдем… Вперед!» Любимый Эссеном «Пограничник» доставил прах командующего к Английской набережной Петрограда. В числе сопровождающих был и мой дядя. Групповая фотография с датой 25 мая 1915 года и надписью: «На память В. Е. и Е. М. Хлыстовым от Г. Хлыстова» — драгоценная память нашей семьи о тех драматических событиях.
А Георгиевский крест моряк Григорий Хлыстов заслужил на суше.
В составе Гвардейского флотского экипажа дядя участвовал в Ковельской операции войск Юго-Западного фронта во время Брусиловского прорыва. Скупые строчки наградного документа свидетельствуют:
"Унтер-офицер команды отдельного батальона Хлыстов Григорий Михайлович, 1914 года службы, был награжден Георгиевским крестом 4-й степени за номером 840177 30 сентября 1916 года во время смотра у д. Садовой командиром 2-го Гвардейского корпуса. Вызвавшиеся охотниками в числе разведчиков подошли к неприятельским окопам днем 15 июля 1916 года у д. Щурин, несмотря на сильный оружейный, пулеметный и артиллерийский огонь, прорвав линию проволочных заграждений, ворвались в неприятельский окоп, выбили неприятеля из него и присоединились ко 2-й роте батальона, продолжали вместе с ней гнать противника, забирая пленных, чем содействовали общему успеху"3.
Профессиональной карьере отважного моряка помешала революция. На фотографии 24 февраля 1917 года на бескозырке Григория Хлыстова еще красуется двуглавый орел, но выражение лица тревожное. Его третья фотография датирована 26 сентября 1917 года, когда в самом разгаре были бои Первой мировой. Но на следующий день Ленин поставил вопрос о роли флота в вооруженном восстании: «Кажется, единственное, что мы можем вполне иметь в своих руках и что играет серьезную военную роль, это финляндские войска и балтийский флот».
"Зимний пал. Временное правительство арестовано!" — 26 октября в 8 часов 45 минут утра такую радиограмму получил из Петрограда старшина телеграфистов крейсера «Олег». По указанию Ленина Центробалт решил направить крейсер в Петроград. По пути туда был принят по радио приказ Керенского: «Всем судам, идущим в Петроград, без распоряжения на то Временного правительства, приказываю командирам подлодок топить суда неповинующиеся Временному правительству». На «Олеге» не верили в реальность угроз, но команда колебалась. И только прибытие на корабль Ленина, выступившего с «Декларацией прав трудящегося и эксплуатируемого народа», переломило настроение матросов в пользу Советской власти.
Осенью 1919 года, когда резко обострилась военная обстановка под Петроградом — к городу подошла армия генерала Юденича — Политбюро ЦК РКП (б) постановлением N 159 от 15 октября потребовало: «Петрограда не сдавать! Снять с Балтийского флота максимальное количество людей для обороны Петроградского района». Григорий Хлыстов принял участие в тех осенних боях. Мне удалось найти в архиве подтверждающий это документ: «12 ноября 1919 года приказом за номером 316 по 1-му Морскому Береговому Отряду заведующий отрядной лавкой Григорий Хлыстов был исключен из денежного довольствия, как находящийся на фронте с 1 ноября 1919 года. 27 ноября 1919 года приказом под номером 331 по 1-му Морскому Береговому Отряду заведующий отрядной лавкой Григорий Хлыстов, как вернувшийся с фронта, был зачислен на денежное довольствие при канцелярии отряда с 25 ноября 1919 года»4.
Навыки торгового дела он приобрел еще до поступления на военно-морскую службу. Надо ли говорить, что заведовать отрядной лавкой в голодное время могли доверить только надежнейшему моряку.
Как сложилась дальнейшая судьба дяди? Сохранились скупые записи в служебной книжке N 3551/А военмора Григория Михайловича Хлыстова. Сохранилась сводка Информационного отдела Революционной тройки Балтфлота от 6 марта 1921 года о состоянии и настроениях личного состава Петроморбазы и населения Петрограда: «Морской Береговой Отряд (в котором служил Г. М. Хлыстов. — Авт.), настроение хорошее. Отношение к событиям, часть недовольна кронштадтцами, некоторые пассивны и некоторые воздерживаются. Ощущается острый недостаток в обмундировании, что волнует команду, в особенности в переходящей роте, куда прибыли совершенно голые. Распространяются слухи, что в Сибири идет восстание населения. Меры к выяснению приняты».
Это единственное упоминание о настроениях матросов в 1-м Морском Береговом отряде, в котором оказался мой дядя. За пять лет службы на флоте, неизменно служа Отечеству, он принял три военных присяги. Яркая и драматичная судьба…
1. Государственный архив Владимирской области. Ф. 630. Оп. 1. Д. 234. Л. 396. 2. РГАВМФ. Ф. 935. Оп. 1. Д. 1866. Л. 53. 3. Там же. 4. РГАВМФ. Ф. Р-156. Оп. 1. Д. 16. Л. 342об., 358.
Комментарии
Читайте также
«Авиация всегда была и остаётся мужественной профессией, делом романтиков и мечтателей»
Стеша Маликова заставила отца танцевать
Борис I: как русский авантюрист стал королем Андорры в 1934 году
Место русской силы: Севастополь, усыпальница адмиралов. Фоторепортаж