Ещё

Двести лет назад — как сейчас: борьба за будущее Молдовы 

Фото: Sputnik Молдова
КИШИНЕВ, 9 янв — Sputnik, Нику Гончар. В 1806-1812 годах шла русско-турецкая война, в результате которой Восточная Молдова была освобождена от османского ига и включена в состав России под именем «Бессарабия».
Но пока в те годы шла борьба на полях сражений, Молдова и Валахия находились под русским военным протекторатом, и жизнь простых людей, а также справедливое управление княжествами, насколько это было возможно, старались наладить и обустроить.
Большую роль в улучшении дел церковных сыграл митрополит Гаврии Бэнулеску-Бодони, назначенный экзархом Российской православной церкви в Молдове, Валахии и Бессарабии — под последней тогда подразумевалась Буджакская степь, территория на тот момент отчужденная от Молдовы османами.
Но, как пишет кандидат искусствоведения Лариса Шорина, митрополит Гавриил столкнулся с противодействием иерархов, которые «хорошо сидели» и бразды правления отпускать не собирались, хоть их действия и сказывались отрицательно на жизни людей и состоянии монастырей.
На пороге сенсации: Дракула был сербом >>>
"В Молдавии и Валахии митрополиты и епископы имели большую общественно-политическую силу — они присутствовали в Диване (аналог боярской думы в традиции Руси — ред.) и принимали участие в его решениях, а, стало быть, фактически были чиновниками Порты (Османской империи — ред.) местного уровня. Это было очень выгодное положение, которого им не хотелось лишаться. И потому иерархи превращались во врагов России. Имущественные интересы их были тесно связаны с политическими, это во многом определяло и внутреннюю жизнь епархий", — пишет Шорина в очерке, впервые опубликованном в кишиневской газете «Русское слово».
По словам исследователя, «русская военная администрация была осведомлена об активной конфронтации многих представителей молдавского и греческого духовного сословия по отношению к митрополиту и давала ей собственную оценку». Например, в декабре 1808 года в Молдавии были задержаны и обвинены в шпионаже четыре монаха Афонской горы. Генерал-фельдмаршал, командующий Молдавской армией князь А. А. Прозоровский писал по этому поводу генералу М. А. Милорадовичу: «Из многих опытов мне известно, что монастыри Афонских гор вообще более похожи на Запорожские Сечи, нежели благопристойные монастыри христианского исповедания, и наполнены бродягами, употребляющимися иногда также лазутчиками от Порты Оттоманской». Увы, но таковы были реалии того времени… Однако стоит отметить, что у Молдову и монахов горы Афон гораздо больше созидательных и дружественных страниц истории.
О д'Артаньяне в Молдове могли знать задолго до книг Дюма >>>
Но митрополит Гавриил вознамерился действовать решительно. В октябре 1810 года экзарх писал князю Голицыну: «Сии гордые и корыстолюбивые греки с самого начала показывали неудовольствие против нынешнего правительства, при раздаче им приходо-расходных книг обнаружили оное больше, а по рассмотрении счетов и открытия их злоупотреблений открыли совершенно яд злобы, гнездившийся в сердцах их против меня и нынешнего правления. Доселе я старался любовью, кротостью и благотворением исправить их; но наблюдая за их поведением, всегда замечал в них более склонности к турецкому правлению, нежели к российскому. Привыкши к беспорядкам и безотчетным поступкам, они предпочитают то правление, которое довольствуется деньгами, а о порядке и благоустройстве церкви не беспокоятся. Теперь осмеливаюсь утвердительно сказать, что сих буйных самовольцев, не доброхотствующих Российской империи, исправить иначе никак не можно, как только отставить всех составляющих бунтующую шайку от должностей, а на место их определить других по местному усмотрению, молдавских и русских игуменов с тем, чтобы они отсылали в те места, куда какой монастырь принадлежит, определенное число денег, как по отписным грамотам значится, или и больше, судя по возвышению цен на вотчины; или по крайней мере зачинщиков сего заговора, отрешив от должностей, предать законному суждению за противление власти, за язвительные речи и за соблазн, учиненный не только всему духовенству, но и мирянам».
О д'Артаньяне в Молдове могли знать задолго до книг Дюма >>>
"Собственно, сложность ситуации состояла в том, что административные решения, призванные дисциплинировать все сферы жизни в княжествах, осуществлялись на фоне военных действий, приносящих экономический ущерб местному населению — вынужденная экспроприация продовольствия и лошадей вызывала недовольство крестьян. Потому легко было спровоцировать их протесты", — комментирует Шорина.
По ее словам, «для урегулирования сложных конфликтов, неизбежных в ситуации войны, гражданское управление княжествами и председательствование в Диванах было возложено на сенатора С. С. Кушникова, племянника историка Н. М. Карамзина, — доблестного военного, участника русско-турецкой войны».
Феи монастыря в Сахарне — кому оставляют записки прихожане >>>
Он должен был управлять от имени Петербурга мягко и спокойно, без принятия резких решений, которые бы ущемляли права местных жителей, а также — сделать все возможное для защиты людей от жадных местных чиновников, не скупившихся на методы кабального налогообложения.
А что же осуществлялось в деле преобразования положения православных епископий, которые во время той войны и в Валахии, и во всей Молдове относились к Российской церкви?
"Митрополит Гавриил целенаправленно формировал общественно-церковное пространство, заботился обо всём, что касалось церковной жизни. Так, в октябре 1808 году при екзаршей митрополии был создан певческий хор. Можно оценить заботу и внимание митрополита к красоте и благолепию богослужения по тому, что регент хора, Пётр Гетопанов, был специально переведён по просьбе преосвященнейшего Гавриила из самой Киевской епархии", — пишет Шорина.
Гениальный жулик из Молдовы надул всю Францию >>>
Она добавляет, что «в том же 1808 году митрополит Гавриил написал российскому императору Александру I о наличии больших запасов различных руд в Карпатских горах, и его донесение послужило началу геолого-разведочных работ в Карпатах под руководством чиновника горного ведомства, статского советника Ивана Ивановича Эйхфельда».
"В этих работах принимали участие Андроник Донич, в будущем переводчик и историк, М. Озмидов, архитектор и землемер, позднее занимавшийся устройством селитроварен в Лэпушне и Оргееве, автор первых планов застройки «верхнего Кишинёва». Закипела жизнь, привлекавшая активных людей. Внимательный взгляд митрополита примечал таких людей, и они становились его соработниками на долгие годы", — подчёркивает искусствовед.
По ее словам, «предположения о наличии руд в результате разведки подтвердились, но непосредственные разработки начаться не успели — по заключённому 16 мая 1812 года миру между Россией и Турцией (Бухарестскому договору) Валахия и Молдавия, кроме Пруто-Днестровского междуречья, вновь отходили к Оттоманской империи».
Два крещения прадеда Пушкина — кто стал первым крестным отцом арапа >>>
"Все реформы в Церкви были свёрнуты, фанариоты вернулись к привычному и необременительному управлению этими территориями через откупщиков. Митрополит со всем своим штатом выехал в Бессарабию и поселился в городе Кишинёве, где ему было поручено составить план образования новой епархии. Она стала называться Кишинёвской и Хотинской, и её статус был повышен до уровня митрополии и экзархата", — говорит Шорина.
А что Бэнулеску-Бодони сделал для развития Бессарабии, читайте в одной из следующих публикаций.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео