Ещё

«Роскоши никакой!» Кремлевский охранник о том, как жила верхушка Политбюро 

Фото: АиФ
Тамбовчанин Иван Балахонский в конце Великой отечественной войны служил в знаменитом СМЕРШе, потом в специальном полке по охране членов Политбюро в Кремле. Своими воспоминаниями он поделился с «АиФ-Черноземье».
Из простой семьи
Владимир Ермаков, «АиФ-Черноземье»: Иван Николаевич, расскажите про свою семью, родителей. Откуда вы родом?
Иван Балаховский: Родился я в Пензенской области в селе Казанская Арчада. Мой отец прошёл три войны и первым вступил в местный колхоз, потом став его председателем. Вместе с братьями и сёстрами работал я в поле, в 1941 году окончил семилетку с отличием. С началом войны все взрослые мужчины ушли на фронт и нам 15-летним мальчишкам пришлось трудиться за них в колхозе. Очень тяжело было зимой — морозы за 40 градусов, снега по два метра. Лошадей хороших не было, всё сами делали вручную.
— Когда вас призвали в ряды Красной армии?
— В 1943 году окончил полковую школу под Пензой и был направлен во Львов. В 1944 году лучших, самых физически подготовленных отобрали в 9-ю гвардейскую воздушно-десантную армию. А я хоть и не очень высокого роста, но был очень крепким, выносливым. Деревенская работа сделала меня таким. С февраля по май 1945 года шли ожесточенные бои в Венгрии, Чехословакии и Австрии. И я, как командир стрелкового отделения был в авангарде наступления. Десантники шли на самые сложные участки фронта. В Альпах на высоте три тысячи метров нам противостояли элитные части СС, горные стрелки «Эдельвейс». Всё равно мы их разбили, конечно, потери были большие. До сих пор вспоминаю погибших товарищей.
Наши военачальники, такие, как наш командующий фронтом Толбухин Фёдор Иванович, получили такой боевой опыт, стали такими профессионалами войны, что победить нас было просто невозможно.
Из Вены в СМЕРШ
— Вы брали Вену, один из красивейших городов Европы. Расскажите об этом.
— Да, так можно сказать. Охраняла Вену сильная группировка фашистов. Наш 38 корпус по приказу командующего был направлен на юго-запад от Вены и на запад, куда вырывались отступающие немцы. Они рвались в Германию, сдаться американцам. А Вена была очищена от фашистов к 13 апреля. Десант 7 гвардейской воздушно-десантной дивизии захватил единственный оставшийся Имперский мост. Немцы капитулировали. Но значительная часть гарнизона отходила на Запад. Мы с ними вели бои до 17 мая, уже война закончилась, а они всё не сдавались. Потом сдались, конечно.
— Как вас привлекла на службу военная контрразведка СМЕРШ?
— В конце войны они на меня обратили внимание и привлекли на службу. Я был в то время подготовленным, опытным сержантом. На вражеской территории после нашего наступления оставалось много диверсантов, шпионов, всякой местной сволочи, приспешников фашистов. Мы их выявляли и уничтожали или отправляли в лагеря. Пленных было очень много, с ними тоже работали офицеры контрразведки, а мы им помогали, охраняли их. Все современные сказки и легенды либеральных СМИ про нас — полный бред. Вообще-то, многое из нашей работы до сих пор засекречено. Про всё не расскажешь.
Кремль под охраной
— А как вы оказались в Москве, в Кремле?
— Мне неплохо было служить, начальство у нас было замечательное, но меня два раза уговаривали поехать на службу в Москву, не говорили, правда, что в Кремль. Сначала отказывался, но потом согласился. В полк специального назначения Министерства госбезопасности СССР попадали самые лучшие, отобранные из отобранных, понимаете? Мы жили в Кремле и были как бы внешним кольцом охраны членов Политбюро. Ещё у них была личная охрана.
— Сталина видели?
— Видел, конечно. Много раз. Он постоянно курил трубку. Рука вечно согнута в локте, она у него плохо работала. За несколько лет службы там я всех наших вождей повидал. Бывал у них дома на квартирах во время ремонта. Мао Цзедуна встречал, чуть ли не в нескольких метрах от меня он прошел. Интересный маленький человек в знаменитом френче. В декабре 1949 года генералиссимусу Сталину исполнилось 70 лет, и мне выпала честь встречать гостей у одного из подъездов Большого театра, где проходило торжество. Там можно было их всех рассмотреть вблизи.
— Что ещё интересное увидели?
— Был в секретном бункере Политбюро, проверял там коммуникации со специалистами. Это глубоко под землей, там есть ещё станции секретные метро, а бункер ещё ниже. Всё там оборудовано отлично: кабинеты, связь, комнаты отдыха.
Видел часть нашего золотого запаса, который хранился тогда в Кремле, недалеко от Оружейной палаты. Мне приказали сопровождать туда одного из сотрудников Госбанка. Там, в полуподвале стояли специальные ящики с золотыми слитками. Этот человек их пересмотрел, и мы вышли. Свет отражается от золотых брусков как-то необычно, они как бы «горели» в полумраке. На всю жизнь запомнил этот свет.
— Какая встреча в Кремле особенно запомнилась?
— Наверное, когда рядом прошел Лаврентий Павлович Берия. Его вся страна боялась — и вот он совсем рядом. В чёрном костюме, в пенсне. Я отдал честь, как положено, а он даже не повернулся в мою сторону, прошёл далее к своей машине. Его охранял личный телохранитель.
— Как жила советская элита? Вы же всё своими глазами видели?
— Да, видел. В общем-то довольно скромно жила. Я на квартирах почти у всех вождей нёс службу, ничего там необыкновенного не было. Конечно, была качественная мебель, убранство, но никакой роскоши я не видел. Никакого серебра и золота. Питание было хорошим. Да и мы в своей столовой кушали отлично.
Видел «кадиллак» вождя — чёрную бронированную машину, весом в четыре тонны. Толщина стекол там была сантиметров 20. И это было пуленепробиваемое стекло. Двигался автомобиль очень плавно, как корабль. А кинозал, где члены Политбюро смотрели фильмы, был очень простеньким. Там только шторы со всех сторон висели и несколько кресел было — и всё. Роскоши никакой!
Да вы сами можете посмотреть, в Кремле открыта квартира Ленина. Там комнатки маленькие, все забиты книгами. Кроватки узенькие, железные. И так жил вождь мирового пролетариата!
— Как закончилась ваша служба?
— В ноябре 1950 года моя военная служба закончилась. Потом я поступил в Ленинградский университет, стал журналистом. Работал в газетах в Таджикистане и у нас на малой родине. Когда учился, то встретил свою любовь, будущую жену Александру Яковлевну, с которой прожил всю жизнь. Она родила дочь — Татьяну. ​ Сейчас живу в поселке Комсомолец под Тамбовом. Руковожу местной партийной организацией КПРФ, член областного Совета ветеранов. Пою в народном хоре имени маршала Малиновского. Член Союза десантников России.
Хочу сказать про то, что очень не люблю, когда только чернят Сталина. У него конечно были ошибки, но представьте, в какое время пришлось управлять страной! И словами Мао Цзедуна скажу, что Сталин для нашей страны и мира сделал 70 процентов положительного. Но не обошлось и без ошибок.
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео