Ещё

Юрий Ткачев: Промайданная публика Одессы против сноса Екатерины II 

Фото: Украина.ру
Через 10 дней — 27 декабря — апелляционный административный суд Одессы должен рассмотреть заявление «Ассоциации казачьих обществ „Сечь“, которая требует снести памятник Екатерине Второй. Он был установлен в городе еще до революции, потом — снесен при большевиках. На его месте в годы советской власти появился памятник потемкинцам.
После 1991 года, когда мэром Одессы был Эдуард Гурвиц, памятник был восстановлен, а потемкинцам демонтирован. Самое интересное тут то, что это произошло, когда президентом был Виктор Ющенко, мягко говоря, не особо приветствовавший российских монархов.
После 2014 года на волне декоммунизации на Украине были снесены памятники Ленину и другим деятелям „мирового коммунистического и рабочего движения“. Теперь, видимо, настала очередь и для героев российской истории, которые не устраивают нынешних националистических пропагандистов.
На тему возможного сноса памятника Екатерине Ukraina.ru побеседовала с известным одесским журналистом — главным редактором интернет-издания „Таймер“ Юрием Ткачевым.
главный редактор интернет-издания „Таймер“ Юрий ТкачёвГлавный редактор интернет-издания „Таймер“ Юрий Ткачёв
-Как одесситы восприняли предложение историка Владимира Вятровича снести памятник Екатерине Второй? И самое главное, как к этому отнеслась одесская интеллигентская публика, которая в 2014 году поддержала Евромайдан?
— В принципе вся эта либеральная публика в последнее время скептически относится ко многим вещам, которые происходят. В частности и в особенности такая реакция возникла в связи с памятником Екатерине. Они все в той или иной мере заявили, что идея сноса — плохая идея.
Например, знаменитый одесский художник Александр Ройтбурд, известный своими резко промайдановскими заявлениями и взглядами, написал, что памятник сносить нельзя, нельзя портить этот архитектурный ансамбль, однако, мол, стоит убрать с него табличку, на которой написано, что это памятник Екатерине. Вместо нее, по мнению художника, надо прибить другую — „Основателям Одессы“. Это, мол, будет более нейтрально.
Это, знаете, получается: вроде бы и да, но в то же время вроде бы и нет. Вот такая позиция, в общем-то, свойственна для всей этой либеральной публики, которая всегда пытается совместить несовместимые вещи: они хотят быть патриотами Одессы, но в то же время и патриотами Украины. И это принимает иногда вот такие смешные формы.
-Хорошо, а если действительно будет принято решение о сносе памятника, то как себя будут вести одесситы: будут его защищать или просто безучастно смотреть на то, как его будут сносить?
— На самом деле этого не знает абсолютно никто. Вот на сегодняшний момент, правда, есть мнение, что надо памятник отстоять, но как всё это будет на практике, реально не знает никто.
Просто мы не знаем, как в этой ситуации будет действовать то же СБУ, например. Будет ли она вести превентивную работу. Ее работники могут позвонить праворадикалам и настойчиво им посоветовать: никуда не ехать, а, может, адрессно обработать одесситов: лучше вы сидите дома и не ходите никуда, не надо, а то могут начаться разного рода вопросы: может, вы сепаратист. Еще и обыск проведут.
С третьей стороны, все это может привести к обратному эффекту — мобилизовать и мотивировать и тех, и других. В общем, я опасаюсь давать какие-либо оценки. Решение — защищать или не защищать — будет зависеть от очень многих факторов. Причем это может решиться в последний момент.
Но сейчас существует мнение, что в день заседания суда — 27 декабря — надо будет прийти и выразить своё мнение. Я от многих людей слышу, что они собираются прийти.
-Как одесситы отнеслись к срыву в своем городе концерта Константина Райкина?
— Эта история громче выстрелила в России, чем в Одессе, просто потому, что срыв концертов у нас это достаточно повсеместное явление. Все прекрасно знают, что концерты срывают постоянно и регулярно. Просто в силу того, что Райкин достаточно известная, знаковая и публичная личность в России, эта история громко выстрелила и создала впечатление, что произошло нечто экстраординарное.
Тут проблема, конечно, не в самом срыве концерта, а в том, что мы вошли в ситуацию, в которой государство, как некая структура, которая должна что-то гарантировать равенство каких-то возможностей и хоть какой-то минимальный порядок, в этой части не работает.
Человек осознает, что если завтра вдруг что — например, по какой-то причине его кто-то захочет навестить, то государство не захочет или не сможет его защитить. История со срывом концерта Константина Райкина очень показательна.
-Ваш местный профессор истории Тарас Гончарук утверждает, что Одессе 600 лет. Как к этому отнеслись в городе?
— Вообще вся эта история очень давняя. Более того, если не ошибаюсь, то два года тому назад Верховная Рада официально постановила праздновать 600-летие первого упоминания в летописях Одессы. Постановить постановили, но так как денег не было в казне, то никакого празднования этой даты не было.
Действительно существует такая концепция, существует достаточно давно. В последние годы в виду известных событий она достаточно активно раскручивается. Тарас Гончарук, сотрудник исторического факультета Одесского университета, и другие его единомышленники достаточно активно ее распространяют. Мы должны понимать, что в современных условиях несмотря на то, что человек работает в достаточно солидном учреждении, это еще не говорит о его адекватности.
Из всей этой концепции вытекает, что коль скоро Одессе 600 лет, то никакая Екатерина ее не основывала, и русские не имеют никакого отношения к ее основанию. Вот эту мысль они бы и хотели провести в массы.
Серьезные историки брезгуют примыкать к секте „Свидетелей 600-летия основания Одессы“, так как есть очень серьезные сомнения в доказательной базе. Одесский истфак переживает на сегодняшний день не лучшие времена, поэтому никакой серьезной научной дискуссии тут нет. Правда, сторонники этой версии проводят постоянные круглые столы среди самих себя, а противники крутят пальцем у виска и интересуются: а где предмет для дискуссии? Где факты, которые было бы можно обсуждать?
-Какие сейчас настроения у одесситов?
— Если говорить об общественных настроениях, то это, прежде всего, разочарование и усталость. Ситуация действительно очень сложная, лучше она явно не становится. Самое главное: внятного сценария, в рамках которого она как-то может быть предсказуема, нет. Ощущение неуверенности в том, что будет завтра, объединяет во многом обитателей обоих лагерей, потому что ни те, ни другие не знают, что делать, как делать, что будет и как этого можно будет избежать негатива.
-Как одесситы относятся к сегодняшней войне бывшего губернатора Михаила Саакашвили с Петром Порошенко? Что вызывает эта его деятельность: симпатии или антипатии?
— По-разному. Да, действительно в Одессе есть люди, которые с искренней симпатией относятся к Саакашвили. Они абсолютно убеждены в том, что в Одессе он не показал прекрасных результатов только потому, что ему помешали.
Среди одесских сторонников Евромайдана есть люди, которые разочаровались в Порошенко, поэтому они считают, что все, что делается сейчас в Киеве на МихоМайдане, является правильным. Нужно все менять, и надо попробовать всё это делать по-другому.
И есть еще одна группа. Это также сторонники Евромайдана, которые считают, что поведение Саакашвили неправильное. Нельзя накалять обстановку, чтобы не спровоцировать какие-то дезинтеграционные процессы на уровне страны. Всем надо сплотиться и надо плечом к плечу выступать против агрессии и внешних врагов.
Если же говорить о тех, кто скептически относится ко всем этим майданным историям, то тут отношение ко всем этим историям недоуменно-юмористическое. Нет сочувствия ни к Саакашвили, ни к Порошенко. Есть только попытки понять и предсказать, чем все это закончится.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео