Ещё

«Сам факт „бесполезной“ для практики программы Навального — хороший урок государству» 

Фото: РИА "ФедералПресс"
«Многие граждане, совершенно не разделяющие оппозиционных взглядов Навального, уверены в том, что понятие „экономическая программа Навального“ лишено смысла, так как в любом случае такая программа будет составляться не самим оппозиционером, а кем-то из его „добрых“ покровителей за пределами России. И действительно: среди разработчиков программы присутствуют беглый экономист Алексашенко, абсолютно неизвестный в России и постоянно проживающий в Испании 37-летний профессор финансов по фамилии Миронов (среди известных экономистов международного масштаба такая фамилия тоже не встречается). Еще одним разработчиком программы является теперь уже заграничный писатель-русофоб Борис Акунин, что придает программе Навального, особенно ее экономической части, неприятный „душок“ и вызывает вопросы: кому эта программа предназначена на самом деле? Сделав вполне определенные выводы о соратниках оппозиционера, рассмотрим, чего же он предлагает избирателям конструктивного, и предлагает ли вообще? Сначала о некоторых здравых идеях в программе Навального. Интересно, что, невзирая на свою популярность у части „школоты“ (студентов и подростков, преимущественно из обеспеченных семей, проживающих в крупных городах), оппозиционный политик предлагает после своего предполагаемого избрания провести пенсионную реформу. Сущность реформы будет заключаться в том, что у Пенсионного фонда России появится дочерняя организация „Фонд будущих поколений“, представляющая собой нечто вроде государственного паевого инвестиционного фонда, в управление которому будут передаваться акции крупнейших предприятий, находящихся в госсобственности, а пенсионеры смогут стать совладельцами этого фонда. Идея не лишена смысла, тем более, что Навальный ссылается на опыт Норвегии, где существует подобный государственный фонд, и, более того, она не выглядит неосуществимой „маниловщиной“. Но главная проблема заключается в другом — пенсионеры могут от владения паями (или акциями) в этом фонде получать не только прибавку к пенсии, но и убытки, есть фонд покажет отрицательный результат, допустим, за период, когда экономика пребывает в кризисе. Для этого достаточно взглянуть на доходность наших ПИФов, с трудом превышающую инфляцию, которая год от года снижается. Так что, хоть идея и неплохая, но существенных выгод она пенсионерам не принесет, а головной боли добавит. Тем не менее, нашим властям можно задуматься о том, как государство может обеспечить пенсионерам прибавку к пенсии теоретически более эффективным путем, чем механическая раздача нищенских индексаций из бюджета. Другой неплохой идеей представляется шаг, который Навальный предлагает сделать навстречу реальному, а не голословному, бюджетному федерализму. В частности, в его программе предлагается распределять налоговые поступления в госбюджет, прежде всего доходы от НДФЛ, между федеральным центром и региональными бюджетами в пропорции „50 на 50“ (в настоящее время центр забирает себе 70% налогов федерального уровня). Это предложение вполне разумно — ведь центр забирает себе почти все налоги, а потом удивляется, почему регионы, особенно дотационные, просят у него субсидий на решение социальных и других проблем. Только порадовалась я, что наша либеральная оппозиция умеет генерировать хоть какие-то полезные обществу идеи, но тут же разочаровалась — в программе далее предлагается регионам отдавать „справедливую часть“ налогов, остающихся на уровне субъектов федерации, муниципалитетам. Смысла в этом очень мало, зато издержек такого решения может быть очень много: от попыток возвращения регионов к „параду суверенитетов“ ельцинской эпохи, только теперь уже на уровне отдельных городов, до неограниченных полномочий местных чиновников. Правда, Навальный предлагает создать некое суперведомство под названием „Агентство по борьбе с коррупцией“, чтобы ограничить чиновничий произвол как в центре, так и на местах, однако, например, это агентство не сможет, допустим, воспрепятствовать повышению налога на имущество или иных местных налогов, если чиновники публично докажут, пригласив, допустим, „независимых“ аудиторов, что без повышения этих налогов бюджет не выживет. То есть чиновники опять будут богатеть, только уже более „прозрачно“, а народ — беднеть. В сухом остатке — хорошая идея, которую составители программы умудрились испортить даже на бумаге. Некоторые здравые идеи Навального удивительным образом совпадают с мнением власти. Например, идея об отмене неналоговых поборов типа взносов на капремонт. Я с этим полностью согласна. Но с критикой этих взносов на капремонт уже выступил Путин на пресс-конференции, так что оппозиции — „незачет“. И еще одна идея с которой я могу полностью согласиться и даже подписаться под этим. Это предложение о „поддержке русского языка во всем мире“. Предложение прекрасное, только оно вступает в противоречие с другим тезисом программы Навального — о необходимости сокращения затрат госбюджета на „помощь другим странам“. Если прекратится любая „помощь другим странам“, то как же там будет оказываться помощь русскоязычному населению? Ну а теперь о тех сторонах программы оппозиционера, которые совершенно нереалистичны либо вызывают тревогу за будущее России. Во-первых, Навальный предлагает „демонополизацию экономики“, которая позволит, по его мнению, резко снизить тарифы в энергетике, на транспорте и в ЖКХ. Данное заявление — чистейший популизм. Реформа электроэнергетики у нас уже проходила в „нулевые“ годы, причем проводил ее „отец“ приватизации 90-х годов Анатолий Чубайс, возглавлявший в те времена госкомпанию РАО ЕЭС. Отрасль раздербанили на несколько подсегментов. И какой результат? Тарифы по-прежнему растут, несмотря на снижающуюся инфляцию, конкуренции никакой нет, поставщика электроэнергии мы не выбираем, инвестиции в сектор электроэнергетики так и не „полились полным потоком“, как это обещал нам Чубайс, только несколько иностранных компаний приобрели контрольные пакеты в некоторых российских энергокомпаниях, а так все по-прежнему. Да и с демонополизацией транспорта надо быть осторожнее. Может быть, отрасли авиаперевозок демонополизация и не помешала бы, а вот в железнодорожном транспорте конкуренция была бы губительной, и ни коим образом не повлияла на снижение тарифов. Можно вспомнить исторический опыт (кстати, в разработке программы участвовал писатель Акунин, называющий себя еще и историком, так за что он получил деньги — или бесплатно работал?) Великобритании, в частности, неуклюжую попытку кабинета Маргарет Тэтчер приватизировать железные дороги, так эта провалившаяся реформа впоследствии стоила ей полной потери рейтинга, а заодно и поста премьер-министра. Второе. Странным и непонятным представляется тезис о „компенсационном налоге“. В программе Навального этот налог предлагается заплатить тем лицам, которые в 90-е годы воспользовались инфраструктурой, созданной „предыдущими поколениями“ (употребления слова „СССР“ Навальный и его компания старательно избегают — оно для них, видимо, ругательное). Причем этот налог предлагается платить в течение длительного, например, 10-летнего периода, а доходы от налога передать в уже упомянутый „Фонд национального благосостояния“. Если, допустим, этот налог предлагалось бы заплатить физлицам-олигархам, сколотившим свои миллиарды долларов в 90-е годы на залоговых аукционах, то такой шаг бы приветствовался народом (правда, не вполне понятно, каким образом он будет использоваться далее этим фондом). Но, судя по изложенным в программе тезисам, плательщиками будут не физлица, а предприятия. И тут возникает вопрос: должны ли платить Роснефть или Газпром, а также другие крупные корпорации, владеющие имуществом заводов, построенных еще в советские времени? Государственные предприятия пользовались государственной собственностью еще в советские времена, и эта собственность в период приватизации была приватизирована ими абсолютно законно, а государство не утратило контроль над этими ресурсами. Так за что же эти предприятия должны платить государству? И как быть с иностранными инвесторами, которые в ходе приватизации и последующей скупки акций стали на совершенно легальных условиях владельцами заводов, построенных еще в СССР? (Речь идет, например, о предприятиях пищевой промышленности, пивоваренных заводах и т.д.). Предложения уплатить такой налог только испугают иностранных инвесторов. В-третьих, вызывают недоумение некоторые политико-экономические предложения программы Навального. Прежде всего, это идея о введении визового режима со всеми странами Средней Азии и Закавказья. Сразу хочется спросить: а как насчет ЕАЭС? В курсе ли разработчики программы, что между странами, входящими в ЕАЭС, уже давно существуют соглашения о безвизовом режиме? Или Евразийский Союз Навальный и его друзья предлагают упразднить? Пока трудно разобраться, что это — некомпетентность или измена. С другой стороны, у идеи введения визового режима с теми странами Средней Азии, которые не входят в ЕАЭС, есть немало сторонников в России, прежде всего тех, кто опасается возможного роста преступности и террористической угрозы. Но вряд ли бы даже сторонники такой идеи одобрили бы одновременное предложение открыть Россию всем ветрам и разрешить свободный въезд гражданам стран Евросоюза, США и других развитых стран Запада. А наиболее страшные и масштабные террористические акты последних лет, на секундочку, совершались в странах ЕС именно…самими гражданами этих стран! Что-то подобных „европейцев“ в России видеть не хочется. И еще немного о геополитике — Навальный и его друзья предлагают некое непонятное решение „проблемы Крыма“ (Крым для них, оказывается, „проблема“! Может и сама Россия для них проблема?) якобы „в пользу населения“. При этом они умалчивают, что население уже сделало выбор в пользу России, причем не на одном только референдуме 2014 года. А разработчики программы Навального у народов Крыма забыли спросить, считает ли население полуострова себя „проблемой России“ или нет. Конечно, ответ „навальнистам“ из Крыма прилетел бы мгновенно, да так, что они бы сразу же забыли дорогу на полуостров. Итак, подведем итоги. Об экономических взглядах Навального можно сделать вывод, что он не такой уж либерал, каким его принято изображать в государственных СМИ. Он может называться либералом только в том смысле, что ему важна „демонополизация“ (а на самом деле — дробление на мелкие кусочки) важнейших отраслей страны. В остальном он нечто вроде радикального социалиста с псевдопатриотическими взглядами. Его программа, если будет реализована, будет работать на то, чтобы снова ослабить Россию и загнать ее в кабалу МВФ и „наших западных партнеров“. Определенные интересные идеи в этой программе, тем не менее, присутствуют, именно потому, что Навальный, понимая, что от подростков и даже от студентов толку мало, пытается мобилизовать наиболее активную часть электората — пенсионеров, и наиболее разочарованный в текущей экономической политике государства малый бизнес. Пока у него это, судя по рейтингу, не слишком хорошо получается. Но сам факт публикации такой якобы бесполезной для практики программы — хороший урок государству и повод властям задуматься — все ли они делают правильно, чтобы наиболее политически активная часть общества не переметнулась однажды на сторону внесистемной оппозиции. Пока этому мешают слишком „прозападные“ взгляды Навального. Но в любом случае — это не повод для того, чтобы государство слишком расслаблялось и почивало на лаврах».
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео