Vyatka-grad.ru 6 декабря 2017

Дело Никиты Белых. День 13. Хроника суда

Фото: Vyatka-grad.ru
В Пресненском суде Москвы продолжается процесс по делу бывшего главы Кировской области Никиты Белых, обвиняемого в получении взяток на общую сумму в 600 тысяч евро (часть 6 статьи 290 УК). Хронику ведет zona.media.
12.33  Заседание начинается, заходит судья Татьяна Васюченко. Сторону обвинения сегодня представляет только один прокурор — Светлана Тарасова. Она говорит, что в суд явились свидетели Кудрявцев и Рыжков.
У подсудимого Никиты Белых ходатайство — он просит допустить в качестве защитника свою супругу Екатерину Белых (до недавней свадьбы — Рейферт). Прокурор выступает против этого, а судья отклоняет ходатайство, поскольку Екатерина уже была допрошена в суде в качестве свидетеля.
12.36  Адвокат Андрей Грохотов говорит, что свидетель защиты Бахтеев принес справку, согласно которой ему требуется госпитализация, поэтому просит допросить его сегодня.
Однако судья отвечает, что сегодня уже пришли важные свидетели обвинения, и на этом заседании допросить еще и свидетеля защиты времени не хватит. Тем не менее, она обещает допросить его, если останется время. На следующее заседание должен снова приехать бизнесмен Юрий Зудхаймер, замечает судья.
12.49  Заходит свидетель Дмитрий Николаевич Рыжков — крепкий мужчина в свитере и замшевых туфлях.
Он рассказывает, что в июне 2013 года состоялась встреча, которую организовал бизнесмен Андрей Якубук — он представил Рыжкова новому владельца НЛК и УК «Лесхоз» Юрию Зудхаймеру и предложил заняться вопросами предприятия, которое Зудхаймер получил «в наследство от господина Ларицкого». На этой встрече Зудхаймер обрисовал Рыжкову условия работы и задачи.
— Вас на этой встрече Якубук познакомил с Судгаймером? — спрашивает судья (стороны по-прежнему называют бизнесмена по исковерканной фамилии, записанной в материалах дела).
— С Зудхаймером, да.
По словам свидетеля, Юрий Зудхаймер обратился к Якубуку с просьбой подобрать кадры в руководящий состав НЛК и УК «Лесхоз». Основной задачей свидетеля было разобраться в сути инвестпроекта «Лесхоза» и в «положении дел, в котором находилось предприятие». Первоначально ему не предлагали конкретную должность.
Прокурор спрашивает, как именно Зудхаймеру достались предприятия — в счет компенсации за долг Ларицкого, отвечает свидетель. Рыжков работал в немецкой компании, которая контролировала УК «Лесхоз» после перехода к Зудхаймеру, потом через год стал замдиректора компании, потом — директором.
В середине 2013 года у УК «Лесхоз» накопилась очень большая задолженность по сельхозработам, рассказывает свидетель. Он перечисляет различные «лесные мероприятия», которые должен проводить арендатор леса, и говорит, что задолженность у УК «Лесхоз» по ним насчитывала не сотни тысяч рублей, а миллионы.
12.55  Разобравшись с этими мероприятиями, Рыжков выявил большое отставание в инвестициях. На август 2013 года было внесено 100 миллионов рублей из 375,6, которые должны были быть внесены еще в первом квартале 2013 года. 100 млн этих были внесены из собственных средств предприятия, прежний собственник своих средств не вносил, вспоминает свидетель.
Главным пунктом в инвестпроекте был пункт о строительстве малоэтажных домов, говорит он. Строительство хотели реализовать под госпрограмму о переселении малоимущих семей, но в Кировской области она реализовывалась плохо, спроса на такие дома не было никакого. После обсуждения с Зудхаймером они пришли к выводу, что этот пункт проекта надо заменить.
В 2013 году был создан первый вариант изменений — в проект решили внести производство полимерстабилизированной древесины и термостабилизированной древесины. В декабре 2013 года подали заявку в правительство, а в феврале 2014 получили отказ, в котором говорилось, что этот пункт не соответствует планам развития лесной отрасли в области. Это было озвучено на совещании, на котором Рыжков не присутствовал. При этом к инвестициям были добавлены еще 20 млн, говорит свидетель.
В феврале 2014 года прокуратура подала к правительству иск о бездействии из-за того, что инвестпроект не выполняется и сильно отстает по срокам, поэтому его надо признать невыполненным и завершить. Это грозило для предприятия огромными штрафами — порядка 160 млн рублей.
По словам свидетеля, в процессе попыток согласовать проект, он общался с чиновниками в кулуарах, и ему неофициально сказали, что нужно заручиться более высокой поддержкой: «Что должен непосредственно руководитель встретиться с руководством и решить эти вопросы».
— С кем встретиться? — уточняет прокурор.
— Ну, с Белых.
13.15  После этого Зудхаймер прилетел на встречу с Белых, однако сам свидетель на ней не присутствовал. Рыжков рассказывает, что в мае 2014 года он, Зудхаймер и директор НЛК Романюк приехали на служебной машине в правительство. Секретарша попросила подождать, затем пригласила в кабинет Белых Зудхаймера — с собой у бизнесмена был портфель. Тот пробыл там минут 15-20. Потом секретарь пригласила Романюка. Через 15-20 минут пригласили и Рыжкова. Зудхаймер попросил его озвучить проблемы предприятия. Он рассказал о них губернатору.
Вернувшись в машину, вспоминает свидетель, Зудхаймер сказал: «Договоренность достигнута, друг друга мы поняли, все передали».
— А что передали? — прокурор.
— Я думаю, что деньги.
— Но он не назвал их деньгами?
— Но я уверен, что это деньги.
— Сумму не назвал?
— Сумму не называл.
Слышал ли это Романюк, свидетель не знает. Вечером в этот же день Зудхаймер улетел.
«В дальнейшем, на мой взгляд, действительно правительство пошло на диалог», — отмечает Рыжков. В конце 2014 года прошло совещание, на котором Белых дал рекомендации по внесению изменений в проект, которые будут соответствовать видению Кировской области.
Новая попытка внесения изменений в инвестпроект подразумевала вложение порядка 3 млрд рублей в строительство завода по производству УСБ-плит. Договорились с поставщиками из Швейцарии, которые должны были сделать завод. В феврале 2015 года концепция была согласована, и ее отправили на согласование в Минпромторг. К тому времени отставание по лесопроизводству «убрали, догнали», и претензий со стороны департамента лесного хозяйства уже не было.
13.16  В конце 2014 года также возник вопрос о продаже 25% УК «Лесхоз», принадлежащих государству. Но поскольку у правительства денег не было, продавать долю решили через казну. Выкупили в итоге за 36 млн рублей, хотя номинально она стоила тысяч 200, говорит свидетель.
В мае 2015 года в Москве были представлены чиновнику Потапкину из Минпромторга, вспоминает Рыжков. Он сказал, что сроки изменений в проект уже прошли, но для Минпромторга было важней, чтобы были выполнены обязательства по инвестированию — то есть нужно было довести инвестиции до 350 млн рублей.
В июне 2015 года от правительства пришла бумага, где требовалось устранить отставание по инвестициям, через месяц они ответили, что требование выполнено. В июне 2015 года сумма инвестиций была порядка 415 млн — то есть с превышением инвестпроекта. На эту сумму было куплено оборудование, станки — «Кстати, этот станок, он единственный в России, словацкий», — отремонтировано здание.
В 2015 году прошла также налоговая проверка, которая насчитала 12 млн штрафов. При этом проверяли они период, когда предприятия принадлежали Ларицкому, отмечает свидетель.
— Когда я пришел на предприятие, были слухи только, что губернатор находится в дружеских отношения с Ларицким, предыдущим владельцем компании. Это подтверждали и на предприятии, и в правительстве. На вопрос прокурора свидетель отвечает, что лично с бывшим директором НЛК Сысолятиным знаком не был.
ЗАПИСЬ ОБНОВЛЯЕТСЯ
Жена Никиты Белых Екатерина Рейферт (в центре) и его адвокаты Андрей Грохотов (слева) и Марина Ярош (справа) у Пресненского суда. Фото: Сергей Фадеичев / ТАСС
 Ещё 8 источников 
Комментарии
Читайте также
Минкомсвязь проработает механизм выдачи долгосрочных виз для болельщиков до конца года
Законопроект о критериях освоения «дальневосточных гектаров» внесут в Госдуму в 2018 году
Автор-исполнитель Александр Жданов выступил в ЦСО «Алтуфьевский»
Жители Митина выберут программу Дня города