Ещё

Девять попыток Чамичиана «на Нобеля», или Как великий армянин химию приручил 

Фото: Sputnik Армения
Прекрасный город Триест на Адриатике имеет богатую историю — был он и вольным, и самоуправляющимся, теперь он итальянский. А летом 1857 года, когда там родился Джакомо (Акоп) Чамичиан, Триест находился в составе Австро-Венгерской империи, но связи с Италией были прочны, особенно в торговле и науках.
Семья Чамичианов была довольно известной в городе — несколько поколений весьма успешных коммерсантов. Как водится среди состоявшихся купцов, родители не стремились кровь из носу приобщить детей к тайнам искусства торговли и полагающейся к ней бухгалтерии. Вовсе нет, они в первую очередь хотели дать им хорошее образование — благо средствами финансовыми семья обладала, и на такое святое дело их не жалела.
Совершенно секретно: как армянский «кулак» ядерной физики разгадал программу Рейха>>
Вот так и получилось, что Джакомо-Акоп, недурно отучившись в средних, по сегодняшним понятиям, учебных заведениях, взял, да и укатил семнадцатилетним возрасте в метрополию — в Вену. Там его ждал главный университет всей Австро-Венгрии.
Джакомо Чамичиан
В Венском университете, на кафедре известных химиков того времени Вайдела и Барта, он увлекся отраслью с названием, мудреным для непосвященного даже сейчас —эмиссионная спектроскопия. А в бытность Акопа студентом третьего курса его приглашают читать курс обзорных лекций по фотохимии — и не студентам ведь, а профессорско-преподавательскому составу.
В 1877 году Чамичиан представил ученому совету Венского университета докторскую диссертацию, работу над которой он не афишировал, а материал труда был полностью основан на его собственных исследованиях. Несмотря на то, что она сопровождалась блестящими отзывами двух знаменитых специалистов — тех же Барта и Вайделя, а также рекомендациями к защите всей кафедры общей органической химии, ему было отказано в приеме к защите из-за юного возраста (на тот момент у 20-летнего Чамичиана не было даже университетского диплома).
Впрочем, как признавались потом ученые мужи, замешанные в эту историю, не только молодой возраст смутил профессоров — многие из них мало что поняли из работы студента. Ценность трактата была осознана ими только через десятилетие. Чамичиан, однако, обиделся — он оставил Вену и уехал работать в Германию.
Чамичиан обосновался в Гисенском университете и через два года получил научную степень, хотя от него и потребовали провести повторные исследования в местных лабораториях. Испытание Акоп прошел успешно, и полку знаменитых немецких химиков конца XIX столетия прибыло.
Как Ерванд Мазманян стал первым сумасшедшим на Гоа, или Армянам не нужна война>>
В июне 1901 Чамичиан становится почетным доктором права в университете Глазго. Правоведение оказалось еще одной гранью разностороннего таланта этого человека, и ряд немецких адвокатов вызывались обучить его премудростям юридической защиты и проследить за карьерой, но Чамичиан решил не распыляться — химия и физика были понятнее, да и как-то роднее, что ли.
В 1912 году на VIII Международном конгрессе по прикладной химии он представил на суд ученой публики прелюбопытнейший документ. В нем описывалось будущее энергетики, которое он видел в повсеместном использовании солнечной энергии:
"На засушливых землях будут возникать промышленные колонии без дымящихся труб; леса стеклянных трубок будет распространяться на равнинах и стеклянные здания будут расти везде; внутри них будут проходить фотохимические процессы, которые до настоящего времени были неведомой тайной растений, но все это будет освоено человеческой цивилизацией, которая будет знать, как получить еще более обильные плоды…. И если в недалеком будущем запасы угля будут полностью исчерпаны, цивилизация не пропадет, а будет существовать до тех пор, пока светит солнце!".
Вот вам и заря экологически чистой энергетики, этот человек, фактически, придумал и воплотил первую солнечную панель…
В 1910 году Чамичиан был избран в итальянский парламент, руководил комиссией по вопросам образовательных заведений и научно-исследовательских учреждений. За свою жизнь он запатентовал более сорока изобретений и стал автором четырехсот с лишним научных трудов. Итальянская газета Scientia назвала его тогда единственным ученым человеком в парламенте.
"Прогулки по планетам" великого армянина, или Как взбешенный Кемурджиан луноход заправлял>>
Правда, непредсказуемая судьба словно насмехалась над ним — надо же, девять раз номинироваться на Нобелевскую премию, но так ее и не получить…
Во время Первой мировой войны милитаристская тематика не обошла ученого: Чамичиан занимался в те годы исследованием химического оружия и разрабатывал средства защиты от него. Работая непосредственно с отравляющими газами, он получил сильнейшее отравление, долго болел, лечился, но так окончательно и не оправился.
А химический институт в Болонье — имени Чамичиана, и перед зданием установлен памятник ученому.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео