2 декабря 2017, ИД «Собеседник»

Будущее уже под кожей: зачем новосибирский врач вживил себе чипы

Sobesednik.ru поговорил с Александром Волчеком, который носит под кожей самое большое количество электронных чипов в РФ.
Новосибирского врача Александра Волчека называт бионическим человеком, биохакером и даже киборгом. Сам он, в свою очередь, рассказал о том, с чего все началось и к чему, по его мнению, приведет.
«Охранник сказал: «Клёво»
— Александр, вопрос, который вы, вероятно, слышите чаще всего: зачем?
— Прежде всего для удобства. Когда человек теряет карточку контроля доступа, например, на работу один, два, десять раз, он приходит к тому, чтобы как-то эту проблему решить. Чип под кожей потерять невозможно.
— Но у вас там не только «ключ» от работы, а шесть разных чипов?
— Сейчас уже пять, один я убрал — самый первый, который обеспечивал доступ на горнолыжный курорт в Кемеровской области. Он был уже нерабочим. Остались два чипа от работы, один с визитной карточкой, еще один со списком паролей и экспериментальный — некая модель транспортной карты.
— Помните первый день, когда пришли на работу и приложили к турникету руку, а не карту? Что сказал охранник?
— «Клёво». Потом начальник охраны сказал что-то типа: да-да, я читал про такое. Наверное, это единственный случай, когда охрана так отреагировала. Обычно реакция такая: «Не-не-не, хакеры же кругом».
— Так хакеры же кругом, нет? Или это паранойя?
— Те чипы, что у меня сейчас есть, никого заинтересовать не могут, да и считать их не так просто, как кажется. Радиус их действия — 10 см. Чтобы перехватить и отследить такой чип хотя бы с сотни метров, нужна антенна длиной метров в 10.
— На одном из чипов вы храните пароли. Что, если они все же будут украдены?
— Ими еще надо суметь воспользоваться. С паролями у нас порой происходят куда более смешные и глупые вещи, когда их и красть не надо. Например, я был, мягко говоря, удивлен, когда моим знакомым выдали карту «Мир», ПИН-кодом к которой оказалась третья группа цифр на обороте. Естественно, всем всё потом поменяли, но сам факт говорит о многом. Мне хочется думать, что это была случайность.
«Я верующий человек и спрашивал, как быть»
— Бионические люди, киборги, биохакеры — что из этого справедливо в отношении вас и ваших единомышленников?
— Ничего. Если кто-то так себя называет — это самопиар. Я не гонюсь за известностью, более того, это неудобно и вредно для моей работы.
— А сколько сейчас таких людей в России?
— Думаю, уже 200–300 человек. Еще в прошлом году я бы ответил, что чуть больше сотни. А начинали единицы практически одновременно в августе 2014 года.
— Кто эти люди?
— У истоков, по крайней мере у нас, стояли, конечно, программисты. Сейчас чипы имплантируют самые разные люди по разным причинам. Но среди них много моих коллег — врачей.
— Медицинское образование выделяет вас среди других, кто вживляет чипы ради прикола или пиара, и придает вашему увлечению особый смысл. Это ведь увлечение?
— Это хобби, да, я с детства люблю электронику. Но сейчас это и исследовательский интерес. Врачебная практика и образование сэкономили мне 10 лет, потому что, например, надо знать безопасные места для имплантации, уметь оценить безопасность устройства на глаз — в другом случае пришлось бы долго экспериментировать. К слову, в ветеринарии чипирование используется уже больше десяти лет. Это совершенно безопасно. Человеческая же медицина вся начинается с животных, и чипирование может быть полезным.
— Не все с вами согласятся — религиозная истерия по поводу «дьявольской» чипизации населения не утихает с 90-х годов.
— Да, я сам узнал об этой технологии из статьи про сектантов. Я верующий человек и спрашивал представителей церкви, что мне делать с моим интересом. И мне было отвечено: если это ваша личная инициатива — делайте с собой что хотите. Но как только это станет государственной или корпоративной политикой, тогда — другое дело. Так вот, это моя инициатива и мой интерес, в том числе медицинский.
— В каких областях медицины это может пригодиться? Офтальмология?
— Например, можно создать имплантируемый глюкометр (прибор для измерения уровня сахара в крови. — Ред.). Уже десяток раз объявляли, что вот-вот появится устройство, которое достаточно только потрогать — и сразу будет ясно, что у человека с глюкозой. К сожалению, все попытки были провальными. Имплантировать же такие штуки никто еще не пробовал, и думаю, тут будет прорыв. Проще же всего создать имплантируемый спиртометр для определения уровня алкоголя, и я даже знаю людей, которым понравится эта идея: типа приложите руку, прежде чем завести машину.
— Вроде бы идея не новая.
— Да, но пока все эти истории про определение машинами уровня стресса — профанация. Речь идет просто о повышении температуры тела. Если у вас будет грипп и вы сядете за руль, машина тоже интерпретирует это как стресс и не заведется. Что же касается офтальмологии, то тут применение электронных чипов возможно только при определенных патологиях, когда есть сохранность сетчатки и нервов. Код, с помощью которого глаз общается с мозгом, разгадан. Но как обеспечить сращивание нервов с проводами, медицина пока не знает.
«Все в итоге упирается в удобство»
— Вами интересовались люди, которые, скажем так, предпочитают не афишировать свою деятельность?
— Да, но на уровне: «Классно, только соблюдайте рамки». Я не в курсе, какие рамки, а они не объяснили. И что хотели, я так и не понял.
— Возможно, дело в том, что вы не только носитель микрочипов, но еще и разработчик технологии их вживления и к вам обращаются за помощью те, кто хочет имплантировать себе что-то под кожу? Это вообще легально?
— Это никак не оговорено, а значит, не запрещено. Ветеринары делают это на законных основаниях. В отношении людей просто пока никому не нужно было это регламентировать.
— Как и где можно вживить себе чип — например карту доступа на работу? Где его взять? Сколько это стоит?
— Многие покупают чипы, например, в США. Там сувенирный ценник — около 60 долларов при себестоимости устройства в 2–3. Технология американская, но делают этот продукт на Филиппинах, в Таиланде и, конечно, в Китае. Потом люди находят тут возможность поставить чип. Есть тату-салоны, где это делают, но таковых немного. Вообще обычно все желающие находят нужные страницы в соцсетях, где им советуют, куда пойти.
— Вам приходилось отказывать в помощи такого рода?
— Приходилось, когда люди не могли объяснить, зачем им это.
— Но вы же сами сказали, что это удобно. Например, некоторое время назад вы имплантировали человеку в палец магнит — зачем?
— У него в детстве была травма — повреждены мягкие ткани на подушечках пальцев. Теперь он может пальцем чувствовать переменные магнитные поля и, например, способен найти проводку в стенах. В конечном итоге все упирается в удобство. Даже подкожный глюкометр — это вопрос комфорта. Все-таки тоскливо людям с диабетом колоть себе палец шесть раз в день.
— Размер имеет значение?
— Для тех, кто идет на такую процедуру, нет — вопрос размера или места не стоит. Но речь идет об очень маленьких чипах. У меня, например, это устройства из биологически инертного стекла размером всего 2 на 12 мм. Они перезаписываемые, коды доступа можно менять хоть каждый день, и технически такого микрочипа хватит лет на 200–300. В ближайшей перспективе речь вообще пойдет об одном чипе размером с двухруб­левую монету, который может вместить практически все, что нужно для вашей идентификации, для расчетов, для проезда и еще останется килобайт 300 для хранения дополнительных личных данных.
— Кстати, а что с банковскими картами? У вас такого чипа нет, это пока невозможно?
— В принципе возможно. Вы берете карту, оставляете ее на пару часов в ацетоне, достаете чип. Дальше можно повесить его на брелок, а можно залить медицинским силиконом, обрезать и вставить в руку.
— Но карта по закону является собственностью банка, а ему все это может не понравиться.
— Почитайте договор с банком, это не всегда так. Но, естественно, сами банки не пойдут на такое — они слишком консервативны. Сейчас стандарт EMV (стандарт для операций по банковским картам, разработанный совместно компаниями Europay, MasterCard и Visa. — Ред.) довольно суров. Устройство, которым вы платите, и терминал должны осуществлять связь на расстоянии максимум двух дюймов друг от друга. Если мощность передатчика будет увеличена, а стандарт уменьшен, тогда и банковские карты можно будет носить под кожей. Сдвинуть с места такую консервативную организацию, как EMV, будет непросто, но, думаю, это тоже вопрос времени. Человечество делится на две части: одна остается на месте, вторая идет вперед. Первая не понимает вторую, но в итоге все равно вынуждена двигаться следом — так всегда было и будет.
— Какой чип вы хотите поставить себе следующим?
— Думаю, это будет глюкометр. Я все-таки врач.
* * *
Материал вышел в издании «Собеседник» №45-2017 под заголовком «Будущее уже под кожей».
Оставить комментарий

Главное по темам

Кот Батон предотвратил побег огромных черепах из иркутского зоопарка

17:51

Толстой: Сегодняшний век требует высококультурных управленцев

17:47

В Самарской области вспоминали солдат и офицеров, погибших в горячих точках

17:41

Президент Франции отметит 40-летие в замке Шамбор

17:41

Центр А-Техникс допущен к базовому сервису машин Boeing-747/777

17:41

Видеоновости

Статьи

Британия готовится к очередной атаке России

Россия напрямую угрожает безопасности НАТО. И уже даже не тем, что вплотную подобралась к границам альянса своей территорией.

Удар по России: Киев готовит новые санкции

Климкин пообещал санкции против «российских олигархов».

Прохладная война: Европа устала от вражды с РФ

В пятницу в Брюсселе завершился саммит Европейского союза, на котором его члены обсуждали проблемы миграции и Brexit, а также продлили санкции против России.

10 несбывшихся прогнозов Артура Кларка на XXI век

16 декабря исполняется сто лет со дня рождения Артура Кларка (1917-2008) — одного из самых известных и влиятельных писателей-фантастов XX века.

Почему бомжи-иностранцы не хотят уезжать из России

Молодые люди из Англии и Южной Африки несколько лет назад стали настоящими московскими бомжами. Теперь они вынуждены спать где придется и питаться чем попало.

Фоторепортажи