27 ноября 2017, TheQuestion.ru

Почему НАТО в 1999 пришлось ещё раз вмешаться в Югославские войны?

1999 — это уже не «Югославские войны», которые закончились в 1995 подписанием Дейтонских мирных соглашений. Это уже другая история, которая показывает, что происходит, если сразу не добиться устранения диктатора, развязавшего конфликт. Нечто подобное позже повторилось с Саддамом в Ираке. Для лучшего понимания югославской ситуации закончим сначала обзор событий до Дейтона, поскольку предыдущий ответ завершился на Сребренице (https://thequestion.ru/questions/336275/zachem-serby-ustroili-reznyu-v-srebrenice).
Резня в Сребренице в июле 1995 стала поворотным пунктом в конфликте в бывшей Югославии, но ещё не той каплей, которая переполнила чашу терпения западных стран. Общественное мнение в этих странах после Сребреницы резко развернулось против сербов, усилилось давление на правительства начать конкретные действия в защиту боснийцев. Ставший президентом Франции Ширак, как и Клинтон, был готов к более решительным действиям. Тогда же Международный Трибунал по бывшей Югославии выдвинул первые обвинения в военных преступлениях против Караджича и Младича.
После Сребреницы изменилась ситуация не только в мире, но и «в поле»: Хорватия вернулась к союзу и совместным действиям с Боснией против сербов. Хорватская и боснийская армии по отдельности начали боевые действия в районах, где у сербов не было значительного вооружения и боевых частей — на юге Хорватии и в восточной части Боснии. Хорваты повторили против сербов то, что те ранее сделали против хорватов и боснийцев, — провели этническую чистку, вытеснили из Хорватии в Сербию и Боснию примерно 100 тыс. сербов, при этом, как минимум, несколько сот сербов вырезали.
В отместку в августе 1995 боснийские сербы возобновили бомбардировку боснийской столицы — Сараева, что и стало для Запада последней каплей. Дело в том, что это был уже не первый обстрел в течение 2 лет осады города — предыдущий, весной 1994, был остановлен ультиматумом со стороны США/НАТО: в случае возобновления обстрела по позициям боснийских сербов вокруг Сараева будут нанесены воздушные удары, что и было теперь сделано.
Действия боснийских сербов были крайне негативно оценены в Москве и Белграде, где отчётливо понимали, что натовские бомбардировки приведут к уничтожению военного потенциала боснийских сербов и потере ими политических позиций и территориальных завоеваний. Особенно встревожен и недоволен был Милошевич. На Караджича и Младича было оказано давление с тем, чтобы они прекратили обстрелы и сели за стол переговоров.
В конце концов, Вашингтону удалось с помощью посулов и угроз добиться прекращения огня всеми тремя сторонами — боснийскими сербами, Хорватией и Боснией. Мирная конференция в американском Дейтоне в ноябре 1995 закончилась достижением исторического соглашения, которое в декабре 1995 было подписано в Париже.
Националистической агрессии боснийских сербов, спровоцированной Сербией, был положен конец. Югославия распалась. Босния поделена. Югославией стали называть союз Сербии и Черногории. Милошевичу всё сошло с рук, он был цел и невредим, против него не было выдвинуто никаких обвинений. В Париже руку ему пожимали Клинтон, Ширак и Мейджор. В интервью для СМИ в эти дни Милошевич говорил о том, что между Югославией и США будут дружественные отношения. Все западные страны были готовы к этому. Большая часть санкций была снята с Югославии. Казалось, кровавое прошлое позади и Югославия была на пути к новой жизни и процветанию. Но всё вышло по-другому. Теперь начался внутрисербский конфликт — вокруг Косова и политической оппозиции.
Прошёл год. В ноябре 1996 в стране прошли выборы в местные органы власти в Сербии. Оппозиция победила во всех крупных городах, включая Белград. Первоначально Милошевич признал поражение, но вызвал этим сопротивление в рядах своей партии и особенно со стороны своей супруги — Миры, политической активистки, возглавлявшей младшую партию правящей коалиции (она поддерживала связи с Китаем и Кубой). С результатами начали «химичить» — протоколы голосования исправили подконтрольные партии Милошевича избирательные комиссии. Итоги выборов были сфальсифицированы в пользу правящей партии. Подлог вскрылся, начались демонстрации и волнения по всей стране. Оппозиция, получившая большинство, стремилась вернуть свою победу. Милошевич и его сторонники попытались было перевести стрелки на некие внешние силы, но сопротивление было настолько сильным, что к концу декабря 1996 Милошевич всё-таки признал победу оппозиции. Однако он решил взять реванш на той же теме, на которой он 10 годами ранее пришёл к власти в Сербии и тогдашней Югославии, — националистической. Он вновь поднял тему Косова и защиты там сербского меньшинства. И хотя он знал, к чему это привело в первой половине 1990х, и знал, что тогда ему всё сошло с рук, тем не менее, теперь он решил всё повторить, но уже внутри Сербии.
Возобновившееся в течение 1997 давление на косоваров спровоцировало их ответные действия. Они начали вооружаться и осуществлять боевые вылазки. Сербы отвечали резнёй. Для Запада это было до боли знакомое повторение этнических чисток в Боснии и понимание того, к чему это приведёт. Начались визиты европейских политиков к Милошевичу в Белград и увещевания прекратить геноцид в Косове, затем были введены экономические санкции против Сербии.
Москва сделала вид, что не понимает, о чём речь («какое-то Косово, какие-то санкции»), и безапелляционно заняла сторону сербов (тогдашний Белград был политически близок тогдашней Москве, в которой внешняя политика была отдана Ельциным на откуп госпатриотам).
Опасаясь повторить ошибки боснийского урока, Вашингтон решил действовать. Цель: добиться мирного соглашения между косоварами и Сербией на условиях автономии Косова. Американцы установили контакты с лидерами косовских албанцев.
Летом 1998 Белград начал полномасштабные этнические чистки в Косове под пропагандистским прикрытием борьбы с терроризмом. Людей не просто убивали — их обезглавливали, сжигали, обезображивали. Эти чистки были настолько очевидными и возмутительными, что в сентябре 1998 даже Москва изменила свою позицию и поддержала в Совете Безопасности ООН прекращение огня в Косове и соответствующую резолюцию (№1199 от 23.09.1998). Резолюция была сознательно компромиссной: хотяв ней не было упоминания о возможности применения силы для её исполнения, но таковое применение и не запрещалось.
Москва понимала, что бомбардировки неизбежны, но, не блокируя их в СБ ООН, хотела соблюсти политическую невинность. Тогда же Совет НАТО принял решение о возможности военных действий против Сербии в случае невыполнения ею резолюции СБ ООН. Сербии был предъявлен 96-часоввой ультиматум для выполнения условий этой резолюции.
Милошевич сдал назад и согласился на частичный вывод сербских войск из Косова. Однако перемирие продлилось недолго, вскоре сербы возобновили чистки. В январе 1999 в ответ на убийство 3х сербских полицейских сербы вырезали деревню Рачак — 45 чел. Это изменило ситуацию. НАТО было готово действовать, но хотело заручиться если и не поддержкой, то хотя бы непротивлением со стороны России. Москва дала понять, что понимает логику аргументов НАТО, но не может поддержать их публично по внутриполитическим соображениям. НАТО предприняла последнюю попытку примирения: во Францию были приглашены делегации Сербии и Косова. Речь шла об автономии Косова внутри Сербии — не о независимости. Под давлением американцев косовары согласились на автономию при условии проведения через 3 года референдума о независимости. Несмотря на то, что Сербия отказалась от условий этого соглашния, США и Евросоюз предприняли ещё несколько попыток убедить Милошевича в ходе личных встреч согласиться на предложенный вариант урегулирования. Милошевичу многократно разъясняли последствия его противодействия мирному решению проблемы Косова. Он не внял.
Клинтон позвонил Ельцину и проинформировал его о том, что весь путь политических мер пройден и иных вариантов, крое военного, не осталось. Москва изобразила глубокое возмущение, охарактеризовала действия США и НАТО как ошибку, но понимала, что в сложившихся условиях ничего сделать не могла, но и оправдывать геноцид со стороны сербов не хотела. Москва предпочла роль стороннего критикана и в итоге не помогла ни Сербии, ни НАТО.
В ходе бомбардировок в апреле 1999 НАТО нанесла удары по объектам инфраструктуры и политическим целям — учреждениям министерства обороны, полиции, другим силовым ведомствам. Были жертвы среди мирного населения. Но даже во время натовских бомбардировок Сербия продолжала этнические чистки и вытеснение косоваров — в эти дни и недели покинуть Косово вынуждены были примерно 500 тыс. косовских албанцев. Они находили убежище в Албании.
На фоне бомбардировок продолжался поиск политических решений. США совместно с Россией (Ченомырдин-Тэлбот при посредничестве Ахтисаари — тройка) вырабатывали приемлемые для Милошевича условия прекращения бомбардировок. В начале июня 1999 «тройка» предъявила Милошевичу ультиматум: согласие на ввод миротворцев ООН и Косово в качестве самоуправляющейся территории. Отдельно российская делегация разъяснила Милошевичу, что ему не следует рассчитывать на победу в войне с НАТО, особенно в случае вода войск.
2,5 месяца бомбардировок нарушили систему снабжения населения продовольствием и ширпотребом, вызвали рост недовольства, началось дезертирство из частей в Косове.
Заключительным эпизодом этой драмы стали странные действия российских военных летом 1999: воспользовавшись возраставшей в это время физической неспособностью Ельцина управлять, Генштаб, не извещая правительство, МИД и другие соответствующие ведомства, добился от него согласия на ввод «ограниченного» контингента в Приштину — административный центр Косова. Министр иностранных дел РФ Иванов пришёл к Ельцину и на его восторженный возглас: «А как мы в Приштине дали!» Иванов сказал: «А что дальше-то, Борис Николаевич?», на что Ельцин, поразмыслив, приказал вывести войска.
Скупщина (парламент) Югославии согласилась на ультиматум и Милошевич его принял. Бомбардировки прекратились. Незадолго до этого Международный Трибунал признал Милошевича виновным в военных преступлениях. В 2000 он проиграл выборы, был передан в руки международного правосудия и в 2006 в условиях продолжавшегося процесса умер в качестве подсудимого.
Вот так всё это было.
НАТО ЕС Министерство обороны МИД ООН Совбез ООН Генштаб Другое Сербия Хорватия
Оставить комментарий

Главное по темам

Владислав Сурков поздравил защитников Донбасса с 23 февраля

13:31

Купи кости: зачем в 19 веке торговали человеческими останками

13:30

Филиалы Московского кавказского клуба откроются во всех регионах СКФО

13:30

Более десяти человек задержали после протестов у Верховного суда Каталонии

13:29

Аксенов рассказал о роли Народного ополчения в Крымской весне

13:29

Видеоновости

Статьи

«У нас есть обязательство противостоять России»

Борис Джонсон заявил об обязательстве Великобритании противостоять России.

«Иллюзия диалога»: в Вашингтоне заговорили об уступках Москве

США не будут оснащать ядерными зарядами крылатые ракеты морского базирования, если Москва выполнит условия Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности.

Почему Россия выгоняет белорусское молоко

Россия объявила Белоруссии «молочную войну». Вводится запрет на поставки любой белорусской молочной продукции, и это станет настоящим ударом для производителей из этой страны — они контролируют огромную долю российского рынка.

Лютые морозы: Москву продуют арктические ветры

Погода в Москве с 23 февраля по 2 марта.

Война без конца: почему Украина свернула АТО

Киев завершает так называемую АТО в Донбассе, однако это вовсе не значит, что Украина хочет мира на востоке своей страны.

Фоторепортажи