Ещё

Шпион, который вернулся домой из-за невзгод 

Фото: ИноСМИ

Вот уже 30 лет прошло с эффектного побега Стига Берглинга (Stig Bergling) в Советский Союз.

Этот хорошо спланированный побег стал великим скандалом, вынудившим министров и высокопоставленных руководителей оставить свои посты.

«Технически все удалось выполнить точно по плану. Я тысячу раз все продумывал», — рассказывал Берглинг в документальном фильме, вышедшем на канале P3 в 2005 году.

Когда Стиг Берглинг решил воплотить в жизнь свой план побега, он не знал, примут ли его русские, и если да, то как.

С 1979 года он сидел в тюрьме, приговоренный к пожизненному заключению за серьезный шпионаж и тяжкое несанкционированное злоупотребление секретными данными. В 1985 году Стига Берглинга начали отпускать на побывку домой. Всего он успел там побывать 15 раз.

Никакого помилования

В августе 1987 года Берглинг получил отказ на свое последнее прошение о помиловании. Еще весной того же года Берглинг написал письмо в газету, в котором говорил, что уже искупил свое преступление. «Если правительство отклонит мою просьбу о помиловании, я должен буду что-то предпринять в связи со своей ситуацией и позволить шведскому народу разобраться, как это возможно — так обращаться с заключенным, как обращаются со мной».

Итак, побывка 5 октября 1987 года была первой после получения отказа от правительства.

В 2012 году Берглинг рассказал Aftonbladet, что он сбежал, чтобы выжить.

«Я психологически не справлялся с изоляцией, я заметил, что в голове начался разброд и шатание. Я просидел восемь с половиной лет, пять из которых я планировал побег», — сказал он тогда.

Перед побывкой жена Берглинга Элизабет взяла в аренду три автомобиля. Пара находилась в ее квартире в Ринкебю, которую охраняли лишь представители СЭПО (полиция безопасности Швеции — прим. перев.), которые сидели в машине внизу, у подъезда дома. Инспекторы тюрьмы должны были приехать за Берглингом на следующий день в 12:45.

В полночь Элизабет, замаскировавшись, покинула свою квартиру в Ринкебю. Берглинг одновременно с ней вышел из дома через гаражи, облачившись в одежду для пробежки. Он пробежал до ответвления шоссе, а там взял такси до элитного городского района Юрсхольм, где его ждала Элизабет на одной из арендованных машин. Пара поехала на север, к Грисслехамну, и на утреннем пароме переправилась на Аландские острова. С помощью русского посольства в Мариехамне, предупредившего посольство в Хельсинки, они отправились далее, в Финляндию.

Когда тюремные инспекторы в назначенное время постучали в дверь квартиры Элизабет во вторник, 6 октября, им никто не открыл. В это время Стиг и Элизабет уже находились на Аландах. В 13:30 подняли тревогу в тюрьме и в отделе по связи и взаимодействию СЭПО. Около 15:30 из тюрьмы позвонили в Норрчёпингскую полицию с просьбой объявить Берглинга в розыск.

Затем все пошло совершенно наперекосяк.

Норрчёпингская полиция ждала заявки на новый розыск от Государственной службы исполнения наказаний и пробации. СЭПО ждала подтверждения общенациональной тревоги от Норрчёпингской полиции. Государственная тревога была объявлена лишь в 22:14 вечером вторника.

Разразился грандиозный скандал

Все это в тот же вечер вылилось в грандиозный скандал между руководителем СЭПО Суне Сандстрёмом (Sune Sandström) и генеральным директором управления Государственной службы исполнения наказаний и пробации Ульфом Ларссоном (Ulf Larsson).

«Его должна была контролировать СЭПО», — сказал Ларссон Aftonbladet.

«Нет, это не так. Это была ответственность тюремно-исправительного департамента», — возразил Сандстрём.

Всерьез поиски начались в среду, 7 октября, в 9 утра, когда дело официально взяла на себя национальная полиция. До пограничного контроля таможенного департамента в Сундсвалле национальная тревога тоже дошла не ранее утра среды. Таким образом, у Берглинга была фора почти в сутки, и в тот день он уже входил в российское посольство в Хельсинки. Там супружескую пару скрывали неделю, в то время как шведская полиция искала их повсюду с фонарями и собаками, после чего тайно на машине перевезли в Советский Союз. Скандал стал свершившимся фактом. Великий шпион был бесследно потерян.

Министр юстиции покинул пост

8 октября канцлер юстиции получил задание от правительства выяснить, почему Берглингу разрешили побывки и кто ответствен за побег. 19 октября министерство юстиции высказалось по этому делу. Они считали, что за побег преступника должна отвечать Шведская служба исполнения наказаний и пробации. Норрчёпингскую полицию обвиняли в том, что «розыск и национальная тревога были объявлены с недопустимой задержкой». В тот же день свой пост оставил министр юстиции Стен Викбум (Sten Wickbom). Он получил от Ульфа Ларссона разъяснительную служебную записку о побывках Берглинга еще в сентябре, но не прочитал ее. Это было фиаско.

Днем позже уволился и Ульф Ларссон.

«У меня не было выбора. Я не напомнил о катастрофических вариантах развития событий в служебной записке о побывках Берглинга», — сказал он DN.

Поселились в Ливане

Но где же был Берглинг? 26 октября полиция сдалась. Единственным следом была машина супружеской пары, на которой они бежали и которую затем нашли в Эсбу в пригороде Хельсинки 10 октября.

«Они должны были уже достичь места назначения. Он мог быть в Восточной Европе, Западной Европе или на Ближнем Востоке», — рассказал руководивший розыском Эсбьёрн Эсбьёрнссон (Esbjörn Esbjörnsson) Aftonbladet.

7 ноября газета Aftonbladet сообщила, что самая громкая из теорий полиции заключалась в том, что беглецы находились в Москве. Так оно и было.

Вначале пара жила в Москве под именем Ивара и Элизабет Страус, затем их отправили в Будапешт и со временем — в Ливан, где Берглинг назвался Рональдом Аби, британским инженером сельского хозяйства. Именно из Бейрута Берглинг в конце концов и позвонил домой в СЭПО. Через Кипр он, наконец, добрался до аэропорта в Арланде 3 августа 1994 года. И больше не был в бегах.

Добровольно вернулся через семь лет: чувствовал угрозу со стороны русских

После семи лет в бегах Стиг Берглинг добровольно вернулся в Швецию. По словам СЭПО, это было связано с тем, что он чувствовал угрозу со стороны русских.

«Он был усталый и мрачный человек», — рассказывает сегодня тогдашний руководитель СЭПО Ларс Форсте (Lars Forste) о вернувшемся домой Стиге Берглинге.

Когда Стиг Берглинг добровольно вернулся в Швецию 3 августа 1994 года, работу вел исполняющий обязанности руководителя СЭПО Ларс Форсте.

Форсте вспоминает, что все прошло без какого-либо драматизма. Берглинг сам связался со своим бывшим работодателем.

«Он позвонил в наше центральное управление. Мы поняли, что он совершенно серьезно намерен вернуться обратно домой. Мы ему это устроили».

«Мрачная фигура»

«В Арланде его встречали сотрудники, которые его узнали, они были в курсе его истории и, возможно, некоторых особенностей его личности, так что мы смогли его опознать».

Берглинга взяли под надзор и допросили о годах, проведенных в бегах.

«Я встретился с ним какие-то сутки спустя, по его собственному желанию».

Aftonbladet: Зачем он об этом попросил?

Ларс Форсте: Я думаю, он хотел убедиться в том, что высшее руководство было в курсе происходящего. Думаю, это была его естественная склонность: он просто-напросто хотел поддерживать контакт.

— Каково было ваше впечатление от встречи?

— Это была во всех отношениях мрачная фигура. Ему, видно, невесело было все то время, что он скрывался. Да он и понимал, что его ждет. Это был усталый и мрачный человек.

— Какова была реакция, когда стало ясно, что он хочет вернуться назад?

— Не так уж много людей знали, что происходит. Члены руководства и его старые следователи. Лишь потом пресса стала уделять этому много внимания.

— А в департаменте?

— Да, это одно из значительных дел в области контршпионажа. Он был бывшим сотрудником. И известной личностью, одним из немногих, кого осудили за шпионаж.

— Вы чувствовали облегчение?

— Да, можно и так сказать. Ощущения были хорошие. Мы развязали этот узел, и это казалось нам хорошим и достойным делом. За него нас поминали добрым словом.

Стиг Берглинг

Стиг Берглинг родился в 1937 году, начал работать в полиции в 1958 году, был нанят на службу СЭПО в 1969 году. Кроме того, он занимал несколько разных постов в ООН.

В СЭПО он служил в отделе России, где следили за советскими агентами в Швеции. В начале 1970-х годов он получил доступ к информации под грифом FO, что обозначает данные о сверхсекретных артиллерийских сооружениях на побережье.

В 1972 он отправился в Иерусалим с миссией ООН и захватил с собой копию данных под грифом FO. Он жил на широкую ногу, заводил романы с женщинами и потому нуждался в деньгах. Тогда ему пришла в голову идея продать секретные данные русским, что он и сделал за 67 тысяч крон.

Это не стало единичным инцидентом, а привело к дальнейшему шпионажу в пользу Советского Союза.

Примерно в 1975 году СЭПО начала подозревать, что в ее рядах есть крот, и ее внимание быстро привлек Берглинг. В 1979 году его задержали в Израиле, а затем в Швеции приговорили к пожизненному заключению за шпионаж.

После побега в 1987 году он в 1994 по собственному желанию вернулся в Швецию и был помещен обратно в тюрьму. В 1997 году его выпустили.

В последние годы он страдал от болезни Паркинсона и проходил лечение в Стокгольмском больничном пансионате. Он умер 24 января 2015 года.

Читайте также
Новости партнеров
Больше видео