Ещё

Арктичекий туризм на Шпицбергене: место, где ты еще не был 

Шпицберген. Этот архипелаг формально принадлежит Норвегии, но право осваивать его есть и у других государств. Пользуются этим правом, в основном, сами норвежцы и россияне.
Договор об особом статусе Шпицбергена почти 60 государств, на тот момент больше половины мира, подписали почти век назад. Номинально — норвежская земля, на деле — что-то вроде политического заповедника. Всем участникам договора можно пользоваться природными ресурсами и территориальными водами архипелага. Но свое присутствие поддерживают только Москва и Осло. Причем до середины девяностых россиян на постоянной основе тут было больше, чем норвежцев.
Главное ограничение — на острова закрыт доступ армии, строить военную инфраструктуру запрещено. Все три населенных пункта под русским флагом — Баренцбург, Грумант и Пирамида — стоят на угольных шахтах. Разведанных запасов много: до 10 миллиардов тонн. Это пятая часть залежей всей России. Но из-за сложности добычи и падения спроса на ресурс в мире используют его почти полностью для собственных нужд.
"В середине 80-х был закрыт Грумант, в 1998 году прекращена добыча в Пирамиде. Сейчас добыча ведется в основном в городе Баренцбург. Там шахта угольная, работают люди. Основой функционал этого дела — это, конечно, сохранение российского присутствия и экономическая деятельность. Можно расконсервировать, собственно говоря, и продолжать эту деятельность. Цена среднеевропейская на самом деле", — директор Государственного океанографического института имени Н. Н. Зубова Юрий Сычев.
Теперь экономику переориентируют на туризм. Профильный центр в поселке Грумант с прошлого года принимает большие круизные лайнеры. Предлагают два десятка профильных программ: самая северная на планете железная дорога, «хранилище судного дня» — это запас семян большинства земных растений, и, конечно, уникальная природа. Цена за тур — около сотни тысяч рублей. И спрос растет. Для сравнения: в норвежский город Лонгйир по соседству, прибывает по два самолета с туристами в день.
"Это не Анталья, это не Сочи. Арктический туризм — это несколько десятков тысяч человек в год, это созданная трестом «Арктикуголь» достаточно серьезная инфраструктура, туристическая. Это выручка в несколько сотен миллионов рублей в год. Что сопоставимо, как ни смешно, с показателями выручки от угля", — говорит учредитель ГК «Север», бизнес-омбудсмен по экологии и природопользованию Ильдар Неверов.
В прошлом году на Шпицбергене заработал российский научный центр по океанографии, гидрологии, геофизике и исследованиям погоды и ледников. Собственная лаборатория у Росгидромета. Есть самая северная в мире станция нейтронного мониторинга. Там изучают космическую радиацию.
"Это самая северная территория, на которой ведется хозяйственная деятельность. Таким образом, мы можем оценить антропогенный эффект, то есть воздействие загрязнений на ледники, снег, на невозмущенную природу. Теплые воды Атлантики, течение идет вдоль побережья. Мы можем оценить, в какой степени тепло от океана влияет на их таяние. И там идет целая цепочка связанных явлений: таяние льда, выпадение осадков, таяние вечной мерзлоты и так далее", — говорит начальник отдела международного научного сотрудничества ГНЦ «Арктический и Антарктический НИИ» Сергей Прямиков.
В 2011 году в правительстве приняли федеральную целевую программу развития Шпицбергена с бюджетом в 300 миллионов рублей. В прошлом декабре свою экспедицию на острова завершили специалисты "Росрыболовства". Там собираются строить рыбоперерабатывающую фабрику на сто тысяч тонн продукции. А еще постоянную базу спасательного флота. Кстати, порты Шпицбергена за счет теплых вод Гольфстрима доступны почти круглый год. А значит, там может появиться и еще один опорный пункт для Северного морского пути.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео