Ещё

Потомки узников ГУЛАГа просят поддержки у государства 

Фото: Парламентская газета
По данным правозащитного центра «Мемориал», от политических репрессий пострадали около 800 тысяч человек. В это число входят не только сами репрессированные, но и их дети. Государственная поддержка в регионах таким людям оказывается, однако они нуждаются в помощи на федеральном уровне. Накануне Дня жертв политических репрессий «Парламентская газета» спросила у депутатов и сенаторов, нужны ли поправки в законодательство, отвечающие просьбе потомков узников ГУЛАГа?
Письма скорби
В День памяти жертв политических репрессий 30 октября в России будет отмечаться печальная годовщина — 80 лет со времени начала массовых репрессий 1937 года. В преддверии этой даты в «Парламентскую газету» приходят письма от детей и родственников репрессированных с предложениями о государственной поддержке этой категории населения.
rightДень памяти жертв политических репрессийустановлен постановлением Верховного Совета РСФСР от 18 октября 1991 года и отмечается ежегодно 30 октября. Эту дату установили в память о голодовке, которую политзаключённые мордовских лагерей объявили 30 октября 1974 года в знак протеста против политических репрессий в СССР и против бесчеловечного обращения с заключенными.
«Забота об этой категории людей снижена с федерального до регионального уровня, как будто репрессии проводились не на уровне государства, а на региональном», — пишет нам заслуженный экономист РФ, доктор экономических наук Алеко Адамеску. И просит приравнять репрессированных к другим льготникам федерального уровня.
«Я родом из Республики Калмыкия и хорошо понимаю, о чём идёт речь: мою нацию выселяли, и мои дедушка и бабушка 13 лет провели в ссылке», — рассказал зампредседателя Комитета Госдумы по информационной политике, информационным технологиям и связи Марина Мукабенова («Единая Россия»). Депутат неоднократно выступала с инициативой о принятии федерального закона о поддержке репрессированных лиц, однако всякий раз законопроект получал отрицательный отзыв Правительства. Причина банальна: на помощь жертвам репрессий у государства нет денег.
«По нашим подсчётам, чтобы покрыть все расходы в шести национальных республиках, переживших насильственное переселение, нужно было предусмотреть в бюджете дополнительно 70 миллиардов рублей, — рассказала законодатель. — Но, к сожалению, в связи с финансовым кризисом и сложной ситуацией в экономике мы таких возможностей не имеем».
«Я, как депутат от ЛДПР, конечно, поддерживаю желание принять дополнительные меры поддержки в отношении репрессированных. Но, к сожалению, Правительство, и прежде всего его финансово-экономический блок, занимает иную позицию, ссылаясь на нехватку финансов», — добавил к этому председатель думского Комитета по труду, социальной политике и делам ветеранов Ярослав Нилов.
По мнению депутата, принимать меры господдержки необходимо хотя бы для того, чтобы сгладить вину государства перед пострадавшими гражданами. «Вспомните 2014 год, присоединение Крыма. Когда был референдум, среди крымских татар усиленно распространяли информацию о том, что по-новому будут репрессии, высылки, переезды и так далее. Потому что в своё время большевики пошли на этот шаг и тем самым посеяли сомнения и создали почву для спекуляций», — напомнил законодатель.
На усмотрение регионов
Правовые основы помощи репрессированным, их детям и родственникам заложены в Федеральном законе «О реабилитации жертв политических репрессий». Однако российское законодательство не предусматривает специализированных мер социальной поддержки для жертв политических репрессий — таковые устанавливаются на уровне регионов. Например, для жителей столицы предусмотрены 50-процентные скидки при оплате услуг ЖКХ. В других регионах представители соответствующей категории бесплатно пользуются общественным транспортом, освобождаются от уплаты земельного налога, получают льготы и компенсации на покупку лекарств или установку зубных протезов либо получают прямые денежные субсидии.
«В Калмыкии репрессированным приплачивают 100 рублей ежемесячно. У кого получше ситуация с бюджетом, платят по 200 рублей. Но что такое сегодня 100 рублей? Пара булок хлеба — и всё», — сетует Марина Мукабенова. Депутат обращает внимание на то, что финансовое неравенство регионов создаёт дополнительную сложность в вопросе принятия федерального закона: в случае его появления придётся отменять региональные льготы.
«Здесь нужно хорошенько подумать, чтобы не нарушить принципы справедливости, — полагает зампредседателя Комитета Госдумы по труду, социальной политике и делам ветеранов Михаил Терентьев («Единая Россия»). — Надо выяснить, какое общее количество граждан этой категории, и посмотреть, как они распределены по регионам. А уж затем рассчитать, насколько будет позитивно оказывать единую поддержку со стороны федерального бюджета».
Депутат напоминает, что в каждом регионе установлен свой прожиточный минимум. И если, например, льготников окажется больше в Москве, то поднимать субсидию на федеральный уровень будет нецелесообразно, потому что она наверняка окажется ниже существующих выплат.
Председатель Комитета Совета Федерации по социальной политике Валерий Рязанский и вовсе уверен, что вопросы материальной ответственности перед жертвами репрессий не зря возложены на уровень субъектов РФ. Ведь в регионах лучше знакомы с материальным положением, жилищными условиями и состоянием здоровья подопечных. И могут распорядиться своими возможностями в зависимости от конкретных нужд и запросов.
«Я не вижу необходимости передавать эти полномочия на федеральный уровень. Потому что в любом случае реальное оказание социальных услуг в сфере здравоохранения, образования, социальной защиты будет проходить в регионах», — сказал «Парламентской газете» сенатор.
Справедливость — тонкая категория
Некоторые парламентарии напоминают, что в силу давности событий граждане, подвергшиеся необоснованным политическим репрессиям, к настоящему времени достигли пенсионного возраста. В связи с этим реабилитированные лица пользуются всеми льготами и привилегиями, предусмотренными в России для пенсионеров, и не нуждаются в дополнительном обеспечении.
Прошло уже слишком много лет после репрессий. Самих репрессированных осталось не так много. Зато у нас очень много дыр в законодательстве касательно низких трудовых пенсий, пособий, зарплат. «Время от времени появляется целый ряд категорий граждан, которые хотят, чтобы им оказали дополнительную поддержку — начиная с малолетних узников концлагерей и заканчивая „детьми войны“. Они апеллируют к справедливости, однако справедливость — категория очень тонкая», — считает зампредседателя Комитета Совета Федерации по социальной политике Александр Борисов. Сенатор подчёркивает, что он сочувствует людям, пережившим семейную трагедию, но считает, что Россия как социальное государство должна заботиться обо всех незащищённых категориях населения, не делая кому-то особых предпочтений.
Сходного мнения придерживается и первый зампредседателя Комитета Госдумы по труду, социальной политике и делам ветеранов Михаил Тарасенко («Единая Россия»). «Прошло уже слишком много лет после репрессий. Самих репрессированных осталось не так много. Зато у нас очень много дыр в законодательстве касательно низких трудовых пенсий, пособий, зарплат. И с точки зрения социального государства мы должны решать в первую очередь эти проблемы», — считает парламентарий.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео