«Ядерная» энергетика Сергея Кириенко. Хватит ли ему сил изменить управление страной 

«Ядерная» энергетика Сергея Кириенко. Хватит ли ему сил изменить управление страной
Фото: Forbes.ru
В 1998 году 35-летний возглавил правительство, и когда он занял место в кабинете премьера, обнаружил, что на пульте его телефона кнопки вызова министров расположены в хаотическом порядке, без понятной системы. Он потребовал переделать пульт, но вызванные мастера объяснили, что переделка секретной правительственной связи потребует много времени.
Первым заместителем руководителя его назначили ровно год назад. Привлечение менеджера крупной государственной корпорации к управлению публичной сферой может показаться несколько необычным:  — наследник знаменитого Средмаша, самого закрытого ведомства Советского Союза. Но раз президент принял такое кадровое решение, значит, он имеет на Кириенко определенные виды.
Пришествие Кириенко во власть в 2016 году отличалось от такового в 1998-м. Тогда его называли «киндер-сюрпризом» — за молодость и неожиданность назначения, а теперь он едва ли не elder statesman, по крайней мере, Кириенко на два года старше смененного им Вячеслав Володина, и по всем параметрам может считаться ветераном.
К слову сказать, в официальной политике остались все те же лица: Зюганов («Я даже Зюганову позвонил!» — сказал Ельцин как о каком-то невероятном достижении в связи с голосованием в  по кандидатуре Кириенко), Жириновский, Явлинский. Несмотря на все пертурбации после 1999 года, когда к власти пришел Владимир Путин, действующая команда, что в Кремле, что в Думе, что вне ее, остается одна и та же.
Кириенко предстоит внести управляемость и логику в сложные политические процессы в России. Удастся ли ему это, или, как в случае с пультом в его премьерском кабинете, решение этой задачи упрется в непреодолимые препятствия?
Соратник Путина
Многие современные явления уходят своими корнями в 1998 год, когда ельцинская семья начала лихорадочные поиски преемника с целью если не удержания власти и влияния, то, по крайней мере, обеспечения личной безопасности и сохранения собственности и статуса. Именно тогда пересеклись пути Сергея Кириенко и Владимира Путина. У них долгая история взаимодействия, которая позволяет назвать их «соратниками» в полном смысле этого слова.
Оба недавно приехали в Москву. Путин — из Петербурга: там ему не нашлось места в новой администрации , победившего на губернаторских выборах. Кириенко из Нижнего Новгорода перетащил за собой вместе с Борисом Бревновым . Но если Бревнов в РАО «ЕЭС» допустил ряд промахов, и его быстро «сожрали», то Кириенко в Минтопэнерго вел себя осторожно, и через полгода руководства министерством и , возглавлявший администрацию президента Ельцина, сочли его пригодным для замещения на посту премьер-министра.
Путин также делал в столице стремительную карьеру, но пока отставал от юного нижегородца. Но через несколько месяцев уже в ранге главы кабинета именно Кириенко объявил Путину о том, что его назначают руководителем . Что примечательно: на тот момент Путин уже занимал нынешнюю должность Кириенко — первого заместителя главы администрации президента.
Вместе Путин и Кириенко прошли через шахтерские забастовки и дефолт. Тот факт, что Кириенко довольно быстро покинул пост премьер-министра, совершенно ничего не значил: он по-прежнему оставался в кремлевской команде и выполнял важные поручения семьи.
Например, Кириенко был одним из учредителей «Союза правых сил» (СПС) и баллотировался на пост мэра Москвы в пику . В Кириенко вряд ли видели человека, который может занять пост президента (чуть позже ельцинская семья определилась с преемником, выдвинув на первый план Путина). Но, будучи лидером СПС, Ельцина он поддерживал, одновременно резко критикуя Лужкова, чей клан было решено не допускать до власти любой ценой. Когда Путин стал президентом, Кириенко в мае 2000-го после учреждения федеральных округов стал его полномочным представителем в Приволжском округе.
Передовой комсомолец
Ментально Сергей Кириенко принадлежит к перестроечным комсомольцам. На рубеже 80-х-90-х для комсомола открылись самые разнообразные возможности, например, научно-технические центры молодежи — одни из первых в стране ростков бизнеса, опередившие даже кооперативы. Именно из этой среды вышли такие бизнесмены как  или . Кириенко участвовал в движении, получившем известность как «сургутская инициатива» — объединение комсомольских секретарей-реформаторов. Многие из них впоследствии стали видными предпринимателями и менеджерами, например, , , (последние двое прошли в Госдуму по спискам кириенковского СПС).
С одной стороны, это поколение последних комсомольцев было идеологически незашоренно и скептически относилось к идеалам старших «товарищей». Они потому первыми ринулись в рыночные отношения. С другой, у них имелись организаторские навыки и полезные связи практически во всех частях советского аппарата, а также внутрикорпоративная солидарность. Это сочетание стало той силой, которая обеспечила многим представителям перестроечного комсомола место в новом истеблишменте. Сергей Кириенко стал самым ярким воплощением их успеха. За его плечами было руководство молодежной фирмой, региональным банком, а затем и местной нефтекомпанией, в основе которой был Кстовский НПЗ.
Специфический комсомольский бизнес 90-х наложил свой отпечаток на менеджерский стиль Кириенко: опора на взаимодействие с государством, расстановка кадров по принципу корпоративной солидарности. Но у него имелся и свой «пунктик» — слабость ко всякого рода передовым технологиям организации бизнеса и управления.
Впрочем, он был не одинок. Те, кто пришли в бизнес из комсомола или низших чинов в госбезопасности, любят побаловаться подобным «тимбилдингом» — отзвук чтения в советское время и тому подобной малодоступной литературы. Например, в моей родной Тульской области этим последовательно «грешили» несостоявшийся преемник губернатора  — его зам Анатолий Воропаев, некогда активист «Сургутской альтернативы», видный предприниматель в шоу-бизнесе и политтехнолог; а затем , участник списка Forbes, в начале карьеры — сотрудник советской разведки.
По большому счету в этих играх ничего особенно плохого нет, «чем бы дитя не тешилось». Но неосторожное увлечение ими, во-первых, способно негативно отразиться на имидже, как это получилось с Кириенко и сайентологами, у которых, он будто бы обучался. В его защиту можно сказать, что тогда, в середине 90-х, в России мало кто знал, кто такие «сайентологи», и они проходили по разряду одной их методик самоорганизации и психотренингов. Я сам, поступая в 1994 году в аспирантуру, написал реферат по психологии, используя книгу Хаббарда «Дианетика» — которая была единственной в библиотеке английской книгой по «психологии» — так тогда ее классифицировали. Любимцы Кириенко — методологи Щедровицкого — сами по себе, кстати, могут считаться сектой.
Во-вторых — и это важнее, никакие тренинги и сплачивания команд не заменят в политике выборов и реальной практики. Оргдеятельностные игры и прочее — это всего лишь симуляция нормального публичного процесса. Никто из лидеров западного мира не поднялся на подобной имитации, равно как и в тоталитарных странах «вожди» к власти пробирались иным путем.
Навязчивая мечта сегодняшней кремлевской команды — создание управляемой модели, где губернаторов оценивают по отсутствию внутриэлитных конфликтов, априорно нереалистична. Политика и есть перенос в сферу публичного противоречий и столкновения интересов.
Там они решаются методом их озвучивания и предложения альтернатив, которые выбирают сограждане, голосуя. Плюс постоянно должна идти работа исполнительной власти с законодательными