Российская Газета 24 октября 2017

Геннадий Бочаров: Долгие мгновения века

Фото: Российская Газета
Миссис Мэри не теряет интереса к жизни. Не замыкается в многоголосной тишине возраста. Спрашиваю о судьбе архива писателя. «Слухов много». «Слухи — это наша вторая с Эрнестом биография». Отвечает подробно: архив запросил Йельский университет. Я отказалась. Вторым был Колумбийский университет. Отказалась тоже. Третьим — Принстонский". «А дальше?» «А дальше мне позвонила Жаклин Кеннеди. С тех пор архив Эрнеста на вечном хранении в мемориальной библиотеке Джона Кеннеди».
Вечер. Первые неоновые стрелы рекламы скользят по темно-синей эмали нью-йоркского неба. Миссис Мэри берет мой дорожный блокнот. Пишет несколько строк. «Мой самый короткий репортаж». Поздравляем друг друга с наступившим Рождеством. На краю инкрустированного столика узкая бумажка. Надпись: «Каждый в этом мире Иисус, и каждый будет распят». Прощаемся.
Москва. Три месяца спустя. Ночь. Радиоголос: «Сегодня в одной из клиник Нью-Йорка скончалась Мэри Хемингуэй — вдова Лауреата Нобелевской премии, классика мировой литературы Эрнеста Хемингуэя». Включаю свет. Приемник выключен. Откуда голос? Звоню в Нью-Йорк. Друг перезванивает. «Я только что говорил с миссис Мэри. Жива и здорова. Ей перевели твой материал из „КП“. Сказала, что фразу: „Рождественская елка за спиной миссис Мэри сияла, как ее прошлое“, мог написать только хам». Ты не оставил женщине ни одного огонька на завтра…"
Пять месяцев спустя. Москва. ТАСС: «Сегодня в одной из клиник Нью-Йорка скончалась Мэри Хемингуэй …» Новый слух? Есть вещи, которые не стоит даже пытаться объяснять. Собственную жизнь, например.
Комментарии
Читайте также
Глава Росрыболовства заявил, что знает решение проблемы с ФСБ
Глава «Профинет» назвал санкции США против компании «вытаскиванием старого белья»
На острове Татышев в Красноярске закрылся пляж
Академгородок в Иркутске преобразился к празднованию 55-летнего юбилея