Ещё

Зона турбулентности. Почему люди возвращаются из стартапов на работу в найм 

Фото: Inc.

Credit: iStock

Часто стартаперы не выдерживают темпов работы и решают продать компанию. Основатели готовы вернуться к работе «на зарплату» и вернуть себе нормальный рабочий график. О том, что заставляет стартаперов вернуться на работу в найме, хедхантер и руководитель консалтингового проекта «Антирабство» Алена Владимирская рассказала vc.ru.

4 «но», о которых нужно помнить перед запуском стартапа

1  Будет очень много работы.

2  Гипотеза о работе «где, как и когда угодно» неверна.

3  Стартап — это надолго.

4  Стартап — это нервно.

По словам Владимирской, в стартапе количество дел увеличивается в разы или в десятки раз. При этом стартаперы, уезжающие работать в Индию или Италию, не путешествуют по этим странам: если человек работает по 14 часов в день, то нет разницы, где он это делает. Многие уходят из найма, ожидая, что проект взлетит за три месяца тяжелой работы. Однако это время может растянуться на год—полтора.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Алена Владимирская рассказала, в чем главная беда мотивационных схем российских стартапов

Владимирская сравнивает стартапы с зоной турбулентности: основатели компаний сильно переживают. Люди изнашивают себя за 12—18 месяцев, и у них возникает потребность в стимуляторах, которые помогают восстанавливаться, и в постоянном источнике стресса. Поэтому много бывших стартаперов участвуют в Iron Man, занимаются скалолазанием и бегают марафоны, объясняет Владимирская.

Алена Владимирская

руководитель проекта «Антирабство»

«Никто не говорит, что в новой компании не знают правил. Есть восьмичасовой рабочий день, есть переработки. Но стартап — это всё равно что работа на Северном полюсе. Понятно, что там некомфортно: холодно, сильный ветер, от которого трескается кожа на лице. Можно тоже установить правило: «При -40°С на улицу не выходить». Но если там всю зиму -40°С, правила придется нарушать».

Многие основатели не готовы к такой тяжелой работе: все чаще предприниматели передают управление исполнительному директору со стороны. Однако на ранних этапах это невозможно, поскольку у компании еще нет продукта. Проверять версии на начальном этапе, строить бизнес, а также выстраивать первые сотни продаж может только основатель.

По мнению Владимирской, российские СМИ усугубили ситуацию на рынке: в последнее время медиа рассказывали об успехе стартапов. При этом никто не помнит, что было с «Яндексом» 17 лет назад. Так, на второй год существования компания была на грани закрытия, а основатели стартапа пытались привлечь на рынке $1,5 млн А топ-менеджеры Mail.Ru Group на третий год существования проекта продавали машины, чтобы оплатить сервера.

Алена Владимирская

руководитель проекта «Антирабство»

«Сейчас со стартапами в России — та же ситуация, что существовала в 2000-е годы. Это чуть более цивилизованный рынок, чем в 90-е годы, но с теми же бандитами, ежедневными изменениями правил, среды, непонятными внутренними распорядками и голодной аудиторией».

На рынке также существует проблема перефинансированных проектов, которые смогли привлечь большие суммы у инвесторов. Среди таких стартапов компании, связанные с искусственным интеллектом. По мнению Владимирской, перефинансированный стартап — это перегретые ожидания и мечты о новом Booking и Tinder.

Лучше, когда стартап создают взрослые люди, которые знают, как делать бизнес. На первом этапе они вкладывают в проект свои средства и привлекают деньги близких. Такие основатели готовы много работать, готовят к этому свои семьи, приводят психику в порядок и работают по 14 часов в день. Если на старте проводить в офисе по шесть-семь часов, тратить деньги на массаж и прогулки на яхте, то, вероятнее всего, ничего не получится.

Есть новость? Присылайте на news@incrussia.ru

Читайте также
Новости партнеров
Больше видео