1937: «Сталин виден даже из Мадрида» 

1937: «Сталин виден даже из Мадрида»
Фото: Sputnik Молдова
Если судить по официальному образу того времени, к 20-летию Революции 1917 года в стране установилось спокойствие, связанное с ликвидацией классовых врагов, очищением от вредителей, двурушников, троцкистов. Целый ряд фактов выстраивался как подтверждение реализации революционных устремлений.
По объему валовой продукции СССР стал второй державой в мире. В 1937 году собрали рекордный урожай. Завершился переход к всеобщему обязательному начальному образованию. В советских вузах обучалось больше студентов, чем в Англии, Германии, Франции, Италии и Японии вместе взятых.
Бойцы республиканской армии Испании (отец и сын) на Красной площади во время празднования 20-й годовщины Великой Октябрьской социалистической революции. Москва, 7 ноября 1937 г.
Как демонстрация мощи страны воспринималось прохождение первых судов по 128-километровому искусственному каналу Москва-Волга. «Сухопутная» Москва стала портом трех морей: Балтийского, Белого и Каспийского. В июне-июле 1937-го весь мир потряс полет экипажей самолетов и  из Москвы через Северный полюс в Северную Америку. Этими двумя перелетами из Европы в Америку были установлены два мировых рекорда беспосадочного полета — по прямой и ломаной линиям. На Северном полюсе открылась первая советская научно-исследовательская станция. И в основе всего этого — героический труд пролетариата и крестьян, представленных в величественной скульптуре «Рабочий и колхозница», венчающей советский павильон на открывшейся Всемирной выставке в Париже.
Но всё это — на поверхности событий. То, как выстраивался проект памяти об революции по-сталински, свидетельствует о политической нестабильности ситуации. Власть по-прежнему не оставляла тему сравнения нового строя и старого строя. Дореволюционная Россия в пропаганде подавалась как страна бесправия и произвола, с царем — «коронованным жандармом». На этом фоне главный культурный герой памяти — большевистская партия Ленина-Сталина — приобретала религиозно-мифологические черты.
Она, высвободившая народ из рабства, — в центре «священной истории», со своими «канунами» в виде «революционных событий 1905 года» своими демиургами и пророками, подвижниками и мучениками, своими ритуалами и обрядами. Сама Октябрьская революция, естественно, представала в соответствии с универсальной схемой космогонии как акт творения нового мира, и, конечно, дальнейшая история связывалась с постоянной борьбой за чистоту с демонами, внутренними и внешними ("продолжение классовой борьбы"), с «эпохой битв» (война с белыми армиями и интервентами). Сталин в этой идеологии — не просто продолжатель Ленина, а как бы его перевоплощение: «Сталин — это Ленин сегодня».
Антифашисты-республиканцы, участники гражданской войны в Испании на Красной площади во время военного парада. Москва, 7 ноября 1937 года
Под стать новым мифологемам и письмо Долорес Ибаррури из революционной и сражающейся Испании: «Нам теперь смешны клюв и когти двуглавых птиц. Ибо сейчас на кремлевских башнях сияют красные звезды, символ нового мира. Библейские легенды говорят о звездах, которые объявились и повели древних волхвов. Звезды Кремля излучают свой блеск сквозь тьму капиталистического ада, рассеивая лживые сказки церкви».
Новые акценты определяли всю издательскую, научную, художественную деятельность. К примеру, хотя все юбилейные торжества осеняли ленинский и сталинский профили, в подаче взаимоотношений вождей произошли явные смещения. Сквозной линией киноленты и Михаила Ромма «Ленин в Октябре» (картина впервые была показана участникам торжественного собрания 6 ноября в Большом театре) стало постоянное обращение Ленина к Сталину: вождь революции всё время советуется, встречается, переписывается с ним. После возвращения из Финляндии первое свидание Ленина — со Сталиным ( довольствуется лишь письмом). Описание этой встречи в «Правде» весьма многозначительно: «Четыре часа длится она. Лишь поздней ночью расстались Ильич и его великий сподвижник. Лестница деревянного дома, слабый свет. Ленин и Сталин. Прекрасное мужественное объятие». Ещё дальше пошел Михаил Кольцов, написавший в юбилейном номере той же «Правды»: «Сталин виден даже из Мадрида». «Он виден всему миру, он виден отовсюду, где людям хочется лучше жить». Смысл праздника в том, что «мы голосуем за Сталина, а мир голосует за нас». Планетарный Сталин принимал 7 ноября военный парад и демонстрацию, апофеозом которых стал пролёт, несмотря на плохую погоду, более трёхсот современных скоростных самолётов и вычерченная в небе самолетами штурмовой авиабригады Военно-воздушной академии надпись: «XX лет СССР». Поразили и новые акробатические элементы спортивной части шествия. Огромное «человеческое колесо» с постоянно перекувыркивающимися, запряжёнными в одно колесо людьми должно было показать совершенство социализма.
Однако уже с июля, т.е. четыре месяца шли масштабные репрессии, направленные на окончательное решение проблемы внутренних врагов страны, то есть на профилактическую социальную чистку в предвоенной ситуации. Она соединила в себе цепочку секретных операций, проведённых в 1937-1938 годах и позднее названных «Большим террором». Наибольшую известность получила чистка политическая — так называемая кадровая революция, которая началась ещё осенью 1936 года. Хозяйственные руководители и партработники, военные, писатели и ученые, советская элита, представители которой оказались на скамье подсудимых во время знаменитых московских процессов, собственно, и сформировали первоначальное представление о жертвах террора. Однако ключевое измерение террора было связано с выполнением операции по оперативному приказу НКВД за № 00447, утвержденному Политбюро и лично Сталиным. Этот секретный «приказ смерти» определил «целевые группы» террора и представил их в проскрипционных списках. Среди традиционных групп «враждебной» системы ("бывшие кулаки", «члены антисоветских партий», «участники повстанческих, фашистских, шпионских формирований», «церковники» и др.) появилась новая категория — уголовные преступники (бандиты, грабители, воры, контрабандисты, аферисты и т. д.). В ноябре 1937-го активность конвейерной юстиции «троек» достигла апогея. В результате только одной этой операции в 1937 году были арестованы 555.641 и осуждены 553.362 человека. Из них 239.252 приговорены к смертной казни, остальные — к заключению. И что удивительно, всё это легитимировалось призывами ЦК ВКП (б) к 20-летию Октября, ставшими обязательной частью праздничного ритуала. В соответствии с ними сталинская Конституция СССР была «итогом борьбы и побед Великой Октябрьской социалистической революции», «победившего социализма и подлинного демократизма». И здесь же другой тезис требовал: «Искореним врагов народа шпионов и вредителей, наймитов иностранных фашистских разведок! Смерть изменникам Родины!»
Безымянные могилы политзаключенных в Соловецком лагере особого назначения.
На первый взгляд, второй юбилей Октября явился полной противоположностью первому, отмечавшемуся десятью годами ранее. Действительно, казалось, власть извлекла все возможные уроки из своей неготовности в 1927 году предъявить обществу грамотно разработанный проект памяти. Теперь всё было наоборот.
Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.
Продолжение — в пятницу.
Видео дня. Хилькевич захейтили за признание о пережитых домогательствах
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео