В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Статьи

Нобель по «хулиганству»: самые спорные писатели-лауреаты

В четверг объявит лауреата премии по литературе. В последние годы Шведская академия приняла несколько спорных решений, возмутивших многих читателей и критиков. Впрочем, редкая нобелевская неделя обходится без споров и скандалов. «МИР 24» вспомнил самых неоднозначных лауреатов, чья скандальность лишь подогревает интерес к престижной награде.
Нобель по «хулиганству»: самые спорные писатели-лауреаты
Фото: Мир24Мир24
Прошлогодний лауреат Нобелевской премии по литературе вызвал бурю эмоций у консервативной публики. «С тем же успехом Нобеля могли бы получить Летов или Цой», - говорили самые рассерженные из критиков. На это им резонно ответили: «Если рок-поэзия теперь литература, то скоро Нобеля будут вручать за посты в «Фейсбуке». И это хорошо».
Сам новоявленный лауреат лишь подлил масла в огонь. Представителям комитета почти месяц пришлось разыскивать Дилана, чтобы сообщить приятную новость. До последнего момента не было известно, примет ли музыкант награду. К счастью, история закончилась относительно удачно. Певец в Стокгольм не поехал, отправив вместо себя другую легенду рока – . Певице и поэтессе вручили почетный диплом, после чего она прочитала речь, которую передал Дилан. В ней он серьезно усомнился в том, что его тексты можно считать литературой.
Интересная «нобелевка»
Факты, о которых мало кто знает
В 2015 году «Нобеля» по литературе впервые за 28 лет получил русскоязычный автор - белорусская писательница Светлана Алексиевич. Между тем решение академиков многими было воспринято как казус, ведь Алексиевич принято считать скорее журналисткой, чем беллетристом. Еще одним аргументом недоброжелателей, как всегда, стала политическая ангажированность Шведской академии.
«Правду нужно давать, как она есть. Требуется «сверхлитература». Говорить должен свидетель. Можно вспомнить и Ницше с его словами, что ни один художник не выдержит реальности. Не поднимет ее. Всегда меня мучило, что правда не вмещается в одно сердце, в один ум. Что она какая-то раздробленная, ее много, она разная, и рассыпана в мире», - сказала тогда лауреатка.
Сейчас Алексиевич успешно издают по всему миру и вручают награду за наградой. Но споры о том, считать ли нон-фикшн «настоящей литературой», кажется, не закончатся никогда.
Наверное, шведские академики тысячу раз прокляли этого лауреата, оказавшегося трудным ребенком. Сперва вскрылось, что в юности Грасс состоял в Гитлерюгенде, а затем поступил на службу в Ваффен-СС. И если членство в немецкой пионерии было добровольно-принудительным, то в армию будущего писателя никто не гнал силой. Просто молодой Грасс решил, что служба в нацистской армии может стать неплохим социальным лифтом. При этом писатель неоднократно подчеркивал: за годы службы он не сделал ни одного выстрела. А чтобы расставить все точки над «i», Грасс опубликовал автобиографический роман «Луковица памяти», посвященный годам, оставившим пятно на репутации автора.
Дальше – больше. В 2012 году Израиль объявил писателя персоной нон грата. Формально свое решение Иерусалим обосновал нацистским прошлым нобелиата. Но очевидно, что реальным поводом стало стихотворение «То, что должно быть сказано». В нем Грасс резко критикует израильское руководство, обвиняет еврейское государство в сокрытии ядерной программы и в агрессии против Ирана и Палестины. После публикации текста на писателя обрушился шквал критики. Грассу ожидаемо припомнили службу в СС и заподозрили в антисемитизме. Последнее лауреат упорно отрицал до последних своих дней.
Как бы то ни было, поклонникам одного из лучших немецких писателей остается лишь пожать плечами и сказать: «Да, он служил в СС, но Нобеля ему дали не за это, а за «Жестяной барабан».
КЛОД СИМОН
В 1985 году Нобелевская премия досталась Клоду Симону. Досталось ему и от критиков. Всем было понятно, что награду решили отдать представителям «нового романа» - авторам повестей настолько скучных, насколько и прекрасных. Очевидно, что премии был достоин основатель жанра . Скорее всего, так бы и случилось, если б не его откровенно садистский роман «Проект революции в Нью-Йорке». Дело в том, что Нобель завещал присуждать премию только тем писателям, которые отстаивают идеалы гуманизма. Из-за этого без высокой награды остались такие великие пессимисты, как, например, или .
Но, разумеется, Нобелевский комитет не мог обойти вниманием «новых романистов». Роб-Грийе отпал, выбор остался между Натали Саррот (она же ) и Клодом Симоном. В итоге лауреатом стал автор блестящего романа «Дороги Фландрии». Из-за присуждения премии малоизвестному тогда писателю на страницах литературных журналов разразилась бурная полемика. Большинство критиков обвиняли Шведскую академию в элитаризме и уходе от принципов Нобеля. Но сейчас мало у кого остаются сомнения в том, что академики подарили миру действительно неординарного писателя, со временем ставшего общепризнанным классиком.
Драки русских поэтов
Есенин, Пастернак и другие
ЖАН-ПОЛЬ САРТР
В послевоенное время Жан-Поль Сартр был кумиром молодых интеллектуалов, разделявших левые идеи. Без преувеличения можно сказать, что для французской богемы писатель-экзистенциалист стал такой же иконой революции, как Че Гевара и Мао.
Волей или неволей, но Нобелевский комитет, видимо, решил приструнить бунтаря, вручив ему престижнейшую премию. Трюк не вышел – от награды Сартр демонстративно отказался. До этого он неоднократно критиковал Шведскую академию за излишнюю политизированность. По его мнению, Пастернаку присудили премию не за его талант, а за антисоветские взгляды. Сартр открыто симпатизировал Советскому Союзу и считал, что нобелиатом должен был стать . Академики, судя по всему, прислушались к автору «Тошноты» - ровно через год советский писатель получил премию за «Тихий Дон».
Несколько лет спустя демарш Сартра едва не повторил франко-ирландский писатель . Главный аскет мировой литературы не хотел появляться на публике и тем более получать какие-то награды. Положение спас его издатель Жером Лендон, который отправился в Швецию, чтобы забрать премию.
Сложно найти лауреата, менее соответствующего идеалам Нобеля, чем Бертран Рассел. Английский философ, мягко говоря, не отличался строгой моралью. В Расселе сочетались выдающийся ум, леворадикальные взгляды и воинствующий атеизм, доходивший до патологии. Его многочисленные романы на стороне еще можно простить, но то, как он поступил с родным сыном, заставляет содрогнуться.
Если верить слухам, Рассел переспал со своей невесткой. Узнав об этом, сын философа отправился в сумасшедший дом. Возможно, Нобелевский комитет проявил специфический юмор, присудив Расселу премию за книгу «Мораль и брак».
Несмотря на все прегрешения, его вклад в аналитическую философию трудно переоценить. Достаточно вспомнить, что среди учеников Рассела был сам Людвиг Витгенштейн. А его озорная и полная неточностей «История западной философии» до сих пор остается любимым чтением для студентов-гуманитариев.
Эдуард Лукоянов