Российская Газета 24 сентября 2017

Португалия готова увеличить экспорт вина и одежды в Россию

Фото: Российская Газета
Об этом в интервью "Российской газете" рассказал министр экономики Португалии Мануэл Калдейра Кабрал, который посетил Россию в связи с заседанием межправительственной комиссии в Казани. На ней стороны подписали ряд документов о торговом и инвестиционном сотрудничестве. Это произошло на фоне роста экспорта Португалии в Россию по итогам первого полугодия на 25 процентов.
Господин министр, рады приветствовать вас в России. Расскажите, какого рода сотрудничество с Россией интересует Португалию?
Мануэл Калдейра Кабрал: Основные вопросы, которые мы обсуждаем с российской стороной, это коммерческие и торговые отношения, возможности их развития. Также речь идет об инвестициях. Мы хотим, в том числе, усовершенствовать соглашение о взаимной защите капиталовложений.
Мы также хотели поблагодарить правительство России за помощь в тушении крупных пожаров этим летом: нам оказали воздушную поддержку самолетами и вертолетами. Мы бы хотели утвердить протокол о сотрудничестве в этой сфере, чтобы в будущем рассчитывать на поддержку России, как это было ранее.
Торговый оборот наших стран в последние годы снизился. Россия в основном поставляет Португалии минеральное топливо, нефть, а Португалия России — готовую продукцию (машины, обувь). Намерены ли вы увеличивать объемы поставок и импорта?
Мануэл Калдейра Кабрал: Товарооборот между нашими странами сейчас составляет примерно 500 миллионов долларов, и за последние несколько лет он снизился из-за экономической ситуации. Сейчас она улучшается. Резкое падение цен на нефть негативно отразил ос ь на России, но сейчас стоимость барреля стабилизировалась и экономика страны возвращается к росту. Португалия в свою очередь растет третий год подряд: в 2016-м ВВП увеличился на 2,9 процента, что выше среднего значения по Евросоюзу. Думаю, наступило удачное время для наращивания товарооборота.
Сейчас мы экспортируем обувь, одежду, строительные материалы, вино, и я верю, что этот список можно существенно расширить. Например, поставки португальского вина в США в прошлом году выросли на 40 процентов благодаря попаданию трех местных винных марок в топ-10, по мнению специализированного журнала Wine Spectator. В этом сегменте у нас хорошее соотношение цены и качества.
Да, мы не можем напрямую решить вопросы, которые в компетенции ЕС, но это неважно — нам необходимо продолжать сотрудничать
У нас есть возможность нарастить поставки в европейские страны и, конечно же, в Россию, где растет потребление вина. Думаю, на фоне роста реальных доходов, который наблюдается сейчас в среднем классе, вырастет и доля потребления подобных товаров.
А что с обувью и одеждой?
Мануэл Калдейра Кабрал: Здесь есть интересные перспективы, так как у нас качество очень высокого уровня от спортивных до деловых моделей. Мне кажется, в России перспективен сегмент товаров роскоши, а мы, кстати, неплохо разбираемся в моде, текстиле… В общем, у отрасли есть лицо. Кстати, в следующем году к чемпионату мира по футболу дизайнеры, которые хотят сделать что-то особенное, могут обратиться к португальским коллегам: наши заводы оперативно выполняют заказы на небольшие коллекции, для них создать нечто высокого качества за короткий промежуток времени (две-три недели) не проблема. Цены конкурентоспособны.
Есть и другие перспективные направления экспорта. Например, оливковое масло, солнцезащитные очки. Особо отмечу машиностроение и строительный сектор, который развивается при поддержке Евросоюза и за последние 10-15 лет заявил о себе по всему миру. Португальские строительные фирмы представлены в Мексике, странах Африки, Бразилии, Тайланде, Малайзии. Они строят все от аэропортов до мусороперерабатывающих заводов. Эти компании могли бы работать с Россией, например, на севере Африки, где у нас есть опыт, но для этого нам нужны бизнес-партнеры.
Пожалуй, есть еще две интересные для сотрудничества сферы. Одна из них технологическая. Сегодня в Португалии сформировалось несколько крупных компаний, которые занимаются кибербезопасностью, разработкой программного обеспечения, мобильных приложений, финтех-проектов. Объединив усилия, мы могли бы вместе с российскими компаниями экспортировать технологии в другие страны. В этом секторе множество вызовов.
Какая российская продукция интересует Португалию?
Мануэл Калдейра Кабрал: Сейчас мы в Португалии развиваем авиационный кластер, в этом участвуют Boeing, Airbus и Embraer. Мы будем очень рады, если Россия, у которой успешный опыт производства самолетов, присоединится к наполнению португальского авиапарка. Если мы будем вместе работать, то сможем наладить экспорт самолетов из России или вместе заняться производством их отдельных частей.
В России есть и другие сектора, представленные очень крупными компаниями. Например, учитывая рост туристического потока в Португалию, интересно было бы сотрудничать в строительстве пятизвездочных отелей, в том числе в португалоязычных странах. Не стоит зацикливаться исключительно на экспорте товаров: времена новых технологий и услуг требуют не меньшего внимания.
Во главе угла остается весомым фактором наличие бизнес-партнера. Санкционный режим в отношении России повлиял на сотрудничество между нашими странами?
Мануэл Калдейра Кабрал: Нынешние экономические ограничения очень сильно отражаются на отдельных секторах, но совершенно не затрагивают другие. Санкции — это больше из области психологии, но когда их применяют, расширению торговли ставят барьер.
Одна из причин, почему я приехал в Москву, это желание доказать, что между Россией и Португалией сохраняются хорошие отношения, что мы хотим работать сообща. Да, мы не можем напрямую решить некоторые вопросы, которые в компетенции Евросоюза, но это неважно — нам необходимо продолжать сотрудничать.
Порой португальские компании слишком малы, чтобы подступиться к новым зарубежным рынкам, и крупные российские игроки могли бы стать здесь подспорьем. Приведу пример. Инвестирование Китая в португальскую энергетику привело к выходу обеих стран на бразильский рынок. Он для португальских компаний был слишком большим, чтобы покорять его в одиночку. В то же время культуры Бразилии и Китая серьезно отличаются, что могло стать без португальских партнеров трудностью на пути развития проектов. В итоге вышел интересный опыт сотрудничества.
Португалия довольно популярна у туристов, и эта отрасль быстро растет.
Мануэл Калдейра Кабрал: Да, количество туристов в нашей стране выросло на десять процентов за последние два года, за счет чего прибыль в отрасли увеличилась на 20 процентов. Растет и качество туризма.
Нам очень интересен российский рынок. С ростом реальных доходов у населения появляется возможность чаще выезжать за рубеж на праздники. Россиян к нам ездит и так довольно много, но, мне кажется, их могло бы быть куда больше.
Португалия — вторая в мире страна по уровню безопасности: у нас не страшно гулять по улицам. Второй большой плюс — сезон для путешественников открыт круглый год за счет хорошей погоды. У нас очень мягкие зимы: люди гуляют по пляжу в майках. Именно это в свое время привлекло сюда скандинавов. В декабре-январе их встречает весенняя погода — около плюс 15-20 градусов.
Некоторые виды отдыха получили развитие в Португалии за счет путешественников из Северной Европы — это спортивный и экотуризм. Здесь зимой профессионально занимаются греблей и футболом иностранные команды. Не менее популярны серфинг, велопробеги, пешие прогулки в горах. Для любителей ночной или культурной жизни отлично подходят Лиссабон и Порту.
Между Россией и Португалией есть прямые рейсы. Конечно, мы понимаем, что несколько лет девальвации национальной валюты ограничили возможность россиян путешествовать, но рост экономики сейчас создает хорошие условия, чтобы вернуться к туризму. Возможно, некоторых привлечет программа получения «золотой визы» в Португалию. (Иммиграционная программа для иностранных инвесторов, купивших недвижимость или вложивших средства в экономику страны, позволяющая получить вид на жительство, позднее — гражданство, дает право передвигаться в Шенгенской зоне; действует с 2012 года. — прим. ред.)
Условия программы довольно суровы. Кто ею пользуется?
Мануэл Калдейра Кабрал: «Золотая виза» популярна у людей из Китая, Бразилии, Южной Африки. Есть среди них и россияне. Условия стали более либеральными — такая виза выдается при инвестировании 300 тысяч евро через покупку недвижимости. Но многие посещают Португалию и без визы, например, французы, англичане, шведы. У нас они расслабляются.
52,6 процента спроса на электроэнергию в Португалии покрывала в 2015 году генерация на основе возобновляемых источников энергии
Вообще те, кто приезжает на 3-6 месяцев в Португалию, как правило, продолжают инвестировать, занимаются импортом или экспортом. Налаживать бизнес-связи, конечно, проще, когда есть гражданство двух стран. Иногда приезжают и владельцы небольших компаний, но чаще всего это руководители очень крупных фирм. Но потребности у них такие же, как у остальных — хороший климат, безопасность, высокий уровень жизни.
Думаю, в нынешнее отчасти нестабильное время многим туристам некомфортно, если страна возводит барьеры для иностранцев. В Португалии мы стараемся показать, что всячески приветствуем их. Космополитичный образ жизни, который привезли в Лиссабон граждане других стран, — это большое достижение.
Энергетика
В прошлом году Португалия провела эксперимент и в течение четырех суток покрывала спрос на электроэнергию исключительно за счет генерации на возобновляемых источниках энергии. Как вам это удалось? Готовы поделиться «рецептом» с российскими компаниями, которые пока находятся в начале пути?
Мануэл Калдейра Кабрал: Мы серьезно продвинулись в развитии возобновляемой энергетики. У нас интересное сочетание: на севере страны — горы, где работают гидроэлектростанции, линия побережья очень длинная и там мы используем энергию ветра, а на юге высокий уровень инсоляции, где используют солнечные панели. То есть мы пользуемся тремя видами возобновляемой энергии. Реже дует ветер — мы используем солнце или дамбы с в одой для производства электроэнергии.
Важно стимулировать инвестирование не только в строительство на береговой линии ветряных мельниц, но и в заводы, которые их производят, чтобы развивать технологии. Этим же мы занимаемся в отношении солнечной энергетики, что позволило нам накопить опыт в производстве панелей совместно со странами Африки и Бразилией. Более традиционной генерации — на основе воды — у нас тоже много, но для ветра мы прописали отдельную стратегию развития. Аналогичная теперь есть у солнца.
Не менее важно умение управлять этими системами. Мы ввели особые правила управления сетевым хозяйством, где отдали приоритет возобновляемым источникам энергии. Это дает гарантию производителям, что они не станут работать впустую — у них будет рынок сбыта. Мне кажется, это хороший стимул.
Думаю, в этой сфере мы могли бы тоже сотрудничать, так как будущее энергетики по большей части связано с возобновляемыми источниками, которые позволят не только больше производить и потреблять, но и снизить объемы вредных выбросов в атмосферу. Конечно, генерация на углеводородах никуда не денется и еще многие годы будет превалировать. Я не хочу преуменьшать роль нефти и других ископаемых видов топлива, но это не отменяет работы в направлении «зеленой» энергетики.
Эволюция управления сетевым хозяйством привела к тому, что солнце и ветер уже сегодня конкурентоспособны. Несколько лет назад мы выделяли большие объемы субсидий, чтобы гарантировать производителям конкретный объем выработки электроэнергии, на который будет спрос. Сегодня компании делают это без господдержки. Так, на юге Португалии вы, поставив солнечную панель, сможете произвести в три раза больше энергии на квадратный метр, чем в Англии, где пока такой бизнес не столь рентабелен.
Юг России отличается довольно высоким уровнем инсоляции: там более 200 дней в году светит солнце. Интересно ли португальским компаниям вместе с российскими попробовать «приручить» у нас солнечный свет?
Мануэл Калдейра Кабрал: Да, думаю, необходимо рассмотреть такую возможность. Предполагаю, что на юге России климатические условия схожи с испанскими.
Комментарии
Читайте также
Военные полицейские ЮВО вернулись домой из Сирии
«Изменение пенсионной системы — это лишь одна из граней проекта социально-экономического развития страны»
В центре Екатеринбурга два трамвая смялись в «гармошку»
Госдума поддержала законопроект о выборе дня бракосочетания