Российские инвестиции в Крым только увеличили претензии Киева 

Фото: Reuters

Украинский «Нафтогаз» обнародовал новую сумму своих претензий к России в рамках иска о потере активов в Крыму. В очередной раз запрошенная Украиной сумма выросла, и сейчас она составляет 5 млрд долларов, то есть едва ли не половину украинского долга перед МВФ.

Как ни странно, к тому, что Киев все время меняет свою оценку, приложила руку сама Россия. В 5 млрд долларов оценили эксперты «Нафтогаза» свои убытки от потери активов группы в Крыму. Именно на такую сумму возмещения украинская нефтегазовая компания подала против России иск в трибунал при Постоянной палате Третейского суда в Гааге. Вынесение судом решения по делу в «Нафтогазе» ожидают до конца 2018 года.

Еще в феврале 2016 года Россия получила официальное уведомление о том, что «Нафтогаз Украины» плюс шесть его дочек — «Черноморнафтогаз», «Укртрансгаз», «Ликво», «Укргазвыдобування», «Укртранснафта» и ДК «Газ Украины» — начали спор с РФ в рамках двустороннего соглашения о взаимной защите инвестиций, известного как российско-украинские двустороннее инвестсоглашение.

В «Нафтогазе» подсчитали, что компания лишилась 15 месторождений нефти и газа и трех перспективных участков в Крыму и на шельфе. Плюс в списке украинских потерь — Глебовское подземное газохранилище, более 1200 км магистральных газопроводов, 43 газораспределительные станции, 29 различных судов и четыре плавучие буровые установки, среди которых две — современные высокотехнологичные — «Петр Годованец» и «Независимость».

Надо сказать, что сумма претензий от «Нафтогаза» по Крыму удваивается почти каждый год. Так, еще год назад украинская компания считала, что потеряла из-за воссоединения Крыма с Россией вдвое меньше, а именно 2,6 млрд долларов. А два года назад, в 2015 году, сумма потерь оценивалась и вовсе лишь в 1,2 млрд долларов. С тех пор ставки возросли почти в пять раз. Но даже если прибавить упущенную выгоду еще за 2015-2017 годы, все равно получается сумма меньше — порядка 3 млрд долларов. Судя по всему, объем претензий «Нафтогаза» увеличивается за счет переоценки активов.

Вероятно, в оценку закладывается не только стоимость крымских активов до их возвращения в состав России, но и после российских инвестиций в них, плюс упущенная возможная выгода «Нафтогаза». К тому же, чем больше сумма претензий, тем больше общественного внимания она привлечет, и электорату Украины эта сумма однозначно понравится, говорит управляющий партнер юридической фирмы «Гин и партнеры» Кира Гин. «Перспективы завораживают: за один выигранный суд Россия должна погасить почти половину украинского долга перед МВФ.

Оставлять сумму претензий прежней или уменьшать ее сегодня — это крайне невыгодный политический шаг», — считает юрист. «Сумма иска — 5 миллиардов долларов — для „Нафтогаза“ довольно значительна. Для сравнения — она превышает весь долговой портфель группы на конец 2016 года (около 2,7 миллиарда долларов), а также ежегодные поступления от Газпрома в счет оплаты транзита российского газа (2 миллиарда долларов)», — отметил РИА «Новости» директор группы по природным ресурсам и сырьевым товарам Fitch Ratings Дмитрий Маринченко.

«В любом случае при рассмотрении этого спора украинской стороне предстоит обосновать и представить суду свои расчеты», — замечает Кира Гин. Доказать экспертную оценку убытков на все 5 млрд долларов будет непросто. Если, конечно, предположить изначально, что суд в целом встанет на сторону истца. Ведь Запад так и не признал право населения Крыма вернуться в состав России. Крымские активы, по сути, мало интересовали Киев до того, как они стали российскими.

«Активы, о которых идет речь, добывали не так много — около 2 миллиардов кубометров в год. Эти объемы почти полностью потреблялись в Крыму, однако «Нафтогазом» рассматривались варианты наращивания добычи», — говорит Дмитрий Маринченко. Но желание наращивать добычу еще не означает реальные вложения и действия. Киев, например, и до 2014 и после утверждал, что намерен увеличить добычу собственного газа. Но от слов к делу перейти не удается. Добыча то падает, то чуть растет, нокартина в целом остается прежней. «Черноморнефтегаз» (а это наиболее ценный актив в Крыму, за который хочет получить деньги Киев), по итогам 2013 года добыл 1,6 млрд кубометров газа и около 9 млн тонн нефти.

Без должных инвестиций добыча начала падать. Россия же начала крупно инвестировать в эти активы. Еще в прошлом году для поддержания объемов добычи газа Россия вложила средства в ремонт скважин морских и сухопутных месторождений, а также интенсификации добычи. В этом году «Черноморнефтегаз» планирует активизировать геологоразведочные работы. Также проведены работы по капитальному ремонту компрессорных агрегатов и технологического оборудования Глебовского ПХГ, куда закачивается газ для подготовки к отопительному сезону в Крыму.

Кроме того, проведены работы для повышения надежности и бесперебойной работы газотранспортной системы на полуострове. Наконец, стоит вспомнить, что в декабре 2016 года «Черноморнефтегаз» обеспечил присоединение ГТС Крымского полуострова к Единой системе газоснабжения России. Так что теперь полуостров не только сам для себя добывает газ, но и необходимости получает его из материковой России. При этом, Россия параллельно готовится к разработке новых месторождений Крыма, в том числе на шельфе. Сегодня все эти активы — обновленные, и, конечно, стоят в разы больше, чем при Украине. Поэтому ничего удивительного, что сумма претензий со стороны Украины разительно выросла.

С юридической и разумной точки зрения требование «Нафтогаза» противоречит обозначенной самой же Украиной позиции по Крыму.

«Эта страна не признает переход Крыма под юрисдикцию России и требует возврата этой территории. Поэтому «Нафтогаз» как государственная украинская компания может требовать либо возврата Крыма, но это сложнее, был референдум и добровольное волеизъявление народа. Либо «Нафтогаз» должен требовать компенсации за утраченные активы. При такой позиции можно побороться, используя западных юристов, опыт ЮКОСа и общий негативный фон в отношении России», — рассуждает Кира Гин. Есть ли шансы у России выиграть этот спор? «Это вопрос больше представлен в политической плоскости. Но до сих пор многочисленные громкие судебные иски не принесли денег в бюджет Украины. Я думаю, что украинская сторона будет и дальше пытаться, выбора у нее на данный момент нет», — заключает Кира Гин.

Читайте также
Видео
Больше видео