Ещё

Кто же бежал в Бежаницах? История одного названия 

Фото: АиФ Северо-запад
Бей врагов!
В 1927 году большевики провели так называемую административную реформу, в результате которой уезд оказался разорван на три района — Новоржевский, Бежаницкий и Кудеверский. Сделано это было вовсе не для улучшения управления народным хозяйством: в стране развернулась борьба с троцкизмом, и, если раньше в Новоржеве был один уездный отдел ВЧК, то теперь с врагами народа стали бороться сразу три районных отдела ГПУ!
Впрочем, нам сейчас больше интересна история происхождения топонима «Бежаницы».
В Выборе никого не выбирали, на Вешалихе никого не вешали. Но вот Бежаницы… Название точно произошло от слова «бежать»! Или нет?
Грохот кандалов
В 1582-1583 годах в Пусторжевском уезде по распоряжению царя Ивана Грозного прошла перепись населения. Из «Пусторжевских книг письма и дозору Игнатия Зубова с товарищи» за 1583 год, теперь известно, что в уезде тогда проживало примерно 11 тысяч жителей; стояло 1856 дворов; вели хозяйственную деятельность 194 помещика…
Вот в этой-то книге, в списке по Боруцкому («Буруцкому») стану, впервые упоминается сельцо Бежаничи, ныне Бежаницы.
Местное население напрямую связывает название поселка со словом «бежать». П. В. Солодов в своей книге «Бежаницы. Историко-географический очерк» излагает именно эту версию. Мол, по бежаницкому тракту русские цари целые столетия гнали «по этапу непокорных псковичей и новгородцев в далекую Сибирь на каторгу»:
«… Из переполненных тюрем Пскова и Острова, Новоржева и Порхова, конвоируемые вооруженными стражниками, шли на восток, гремя кандалами, царские невольники. Еще находясь в тюремных застенках, узники договаривались о побеге: «Нам только бы до Бежаниц, а там мы на свободе… » … Вот дорога входит в полосу дремучих лесов. По сторонам шумят вековые деревья. Льет проливной дождь. Темнота — хоть глаз выколи. Медленно движется среди лесной чащи очередная колонна каторжан, звеня кандалами, хлюпая арестантскими колодками по дорожной грязи. В это время по колонне передается осторожный шепот: — Бежим, братцы! …»
К сожалению, версия не выдерживает никакой критики. В 16 веке царские воеводы «суд и правеж» проводили на месте, не заморачиваясь никакими высылками осужденных «в Сибирь» (завоевание которой, кстати сказать, было начато только в 1581 году походом Ермака!). Да и история русской каторги, тесно связанной с историей ссылки как карательной мерой, начинается лишь с конца 17 века.
Работники «Бежаницкого историко-культурного центра Философовых» выдвигают другую версию:
«Как установили ученые-топонимисты, наименования на «-ичи», чередование «-ицы», — топонимы с более старыми суффиксами и первоначально означали не населенные пункты, а жителей какого-либо места по тому или иному признаку, прозвищу (Барановичи, Дедовичи). Окончание множественного числа «-ы» указывает на место, где есть то, что названо в основе топонима (например, названия селений). Многие названия с формантом «-ичи» указывают просто на место обитания. «Бежа» в переводе с финно-угорского языка — лужа, большая вода. Следовательно, бежаничи — жители, обитающие, проживающие около большой воды, лужи».
В луже?
Учитель истории, Нина Дмитриевна Александрова излагает подобную версию, правда, немного иначе:
«В древнеславянском языке существует слово «бежа», т.е. лужа, вода. И хоть наш поселок не стоит на берегу реки или озера, воды было тут достаточно: вблизи в древности проходил путь «Из варяг в греки», один из его «рукавов» — урочище «Чисть», остаток этого пути — озеро Дубец и дальше через реку Пылку к главным водным артериям этого пути…»
Сомневаюсь, есть ли в финно-угорском слово «бежа». У финно-угров даже звука такого — «ж» — не существует; да и какие финно-угры в конце 16-го века! Путь же «из варяг в греки» существовал лишь до середины 13 века, а «Словарь русского языка XI-XVII вв.» (Вып. 1-28; 1975-2008 гг.) слово «бежа» вообще не определяет. Но зато Словарю хорошо известно древнеславянское слово «бежь», равнозначное современному «беженцы». От этого слова, к примеру, ученые производят название тверского города Бежецк.
Беженцы на погосте?
Как ни странно, слово «бежа» («бежество», «бежище») обнаружилось в псковском говоре, но и оно означает «укрытие, убежище» (Псковский областной словарь, т. 1, 1967 год).
Таким образом, логичнее всего предположить, что «Бежаничи» — это место жительства беженцев.
А об этом мы как раз узнаем из «Пусторжевских книг письма и дозору Игнатия Зубова с товарищи»! В уезд переписчики прибыли для того, чтобы узнать, в каком состоянии он находится после опустошительной Ливонской войны (длившейся 25 лет, с 1558-го по1583 годы, и предпринятой Иваном Грозным ради выхода к Балтийскому морю).
Составители книг отмечали, что в уезде очень много дворов «пожгли литовские люди, а крестьян побили». Однако есть и обнадеживающие записи: «деревни сожжены, а на печище дворы ставят крестьяне».
Как уже упоминалось, «Зубов с товарищи» насчитали в уезде 194 помещика. Причем, при записи их поделили на две категории — «старых» (или «своеземцев») и «новых помещиков немецких городов»; «новых» насчитали 82.
Откуда новые-то? Дело в том, что в ходе Ливонской войны Россия захватила обширные территории в Эстляндии и Ливонии, в том числе города Нарву, Дерпт (Тарту), Режицу (Резекне), Феллин (Вильянди). На вновь присоединенных землях получили поместья русские дворяне.
Но Ливонская война была проиграна, и русские помещики были изгнаны из Прибалтики. Взамен утраченных поместий они получили от Ивана Грозного новые — на Северо-Западных русских землях в Новгороде, Пскове, Ржеве Пустой, Великих Луках. Понятное дело, для местных вновь прибывшие были беженцами («бежаничами»)!
И обратите внимание: «Бежаничи» определены как «сельцо». Так называли небольшую помещичью усадьбу, в которой стоял барский дом, избы обслуги, хозпостройки и обычно еще часовня. К примеру, известное всем пушкинское Михайловское определялось именно как сельцо.
А вот через 50 лет, в 1627 году, по всему государству были составлены новые писцовые книги (по ним, кстати сказать, в Пусторжевском уезде насчитали 2050 крестьянских дворов и 141-го помещика). Так вот, с этого времени «сельцо Бежаничи» известно как «Бежаницкий погост». То есть, из отдельно стоявшей усадебки Бежаницы превратились в центр податного округа, сборный пункт поселян; в административно-территориальную единицу (деление уездов на погосты было официально отменено лишь при Екатерине Великой в 1775 году).
Интересно, что даже на знаменитой карте губернии Ф. Ф. Шуберта, изданной в 1913-16 годах, Бежаницы указаны как «погост». Впрочем, надо иметь в виду, что съёмки для этой карты Шуберт проводил в 1846-63 годах. Скорее всего, селом Бежаницы стали только в начале 20 века, когда рядом была проложена линия железной дороги. А полвека спустя, в 1961 году Бежаницы стали поселком городского типа…
Вот такая, выходит, история с географией!
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео