«Не давали воды»: в Архангельске вышла книга о репрессированных северянах 

Фото: АиФ Архангельск

Книга уже передаётся из рук в руки, так как всё, что здесь собрано по крупицам, — бесценно, вызывает слёзы и горечь за безвинно пострадавших людей.

«В книге собраны воспоминания пострадавших от политических репрессий: членов раскулаченных семей, арестованных и безвинно осуждённых, репатриированных, — рассказала составитель сборника, руководитель Северодвинского отделения регионального объединения пострадавших от политических репрессий «Совесть» Галина ШАВЕРИНА. — Всех рассказчиков объединяет то, что их судьба связана с городами Северодвинском и Архангельском».

Мы выбрали несколько отрывков из сборника.

«За связь с иностранными моряками»

В 1947-1948 годах Управлением МГБ по Архангельской области были арестованы и осуждены на разные сроки исправительно-трудовых работ в лагерях девушки, посещавшие в годы войны клубы для иностранных моряков.

… Екатерину Васильевну Тышову арестовали 23 января 1948 года по подозрению в шпионаже. При обыске наложен арест на имущество: железную кровать, пружинный матрац, чайник, сахарницу, шляпу, пальто и так далее — всего на 30 предметов личного имущества.

Девушку обвинили в преступной связи с иностранными моряками, прибывавшими в Молотовский порт на торговых пароходах в годы войны. Якобы она по заданию американского разведчика собирала и сообщала сведения о судостроительном заводе № 402, в частности, о строительстве новых и ремонте старых военных кораблей, о расположении и количестве доков и количестве работающих на заводе рабочих, о состоянии рабочей силы и продолжительности рабочего дня.

Во время следствия к Екатерине Васильевне применялся «конвейер», когда арестованных вызывали на допросы по ночам, на день отпускали в камеру, но там запрещали спать. Изнурённые ночными допросами, арестованные зачастую подписывали любые вымышленные обвинения. Её осудили на 10 лет «за шпионаж».

Архив РУФСБ России по Архангельской области.

«Отпустили умирать»

Вспоминает Ольга Ивановна Антуфьева:

«Мой папа Иван Антонович Амосов был осуждён на 10 лет. Отбывал срок где-то около Солонихи.

После освобождения папе не разрешили жить в Архангельске, его сослали на станцию Вандыш. Там он работал в химической лаборатории, продолжал заниматься наукой. На станции Вандыш он проработал пять или семь лет.

Ксения Петровна Гемп (учёный-альголог, географ, гидрограф, историк, этнограф, исследовательница Русского Севера. — Ред.) выхлопотала его как ценного специалиста-химика в Архангельск и устроила на работу в водорослевый институт. Папа изобрёл альгинат натрия (пищевая добавка, загуститель и стабилизатор. — Ред.).

Папа умер в 1964 году, хоронил его весь водорослевый институт».

«Соседи раскулачили»

Вспоминает Валентина Фёдоровна Карабанова, Северодвинск:

«Мои родные: дедушка Матвей Никитич Сумкин, папа Фёдор Матвеевич, мама Лидия Фёдоровна с детьми Анной и Фёдором проживали в деревне Смоленец (Покшеньга) Карпогорского района. Семья имела двухэтажный дом, лошадь, коров, овец, ткацкий станок, сельскохозяйственный инвентарь. Занимались сельским хозяйством, ткали, выделывали кожи.

В 1930 году семью раскулачили, отняли абсолютно всё, выселили из собственного дома. Папа уехал в Архангельск, работал в разных местах. В 1933 году узнал, что на шпалозавод в Солзе требуются рабочие, и переехал туда. Маму в 1932 году арестовали и два года содержали в тюрьме в Архангельске. Там она работала прачкой. Аня и Фёдор в эти годы находились в детском доме. Детей раскулаченных родителей там обижали, не разрешали встречаться или посещать родных. После освобождения из тюрьмы мама забрала детей из детского дома и приехала к папе в Солзу. Там в 1935 году родилась я.

Папа вспоминал, что работу на шпалозаводе давали самую низкооплачиваемую. Денег постоянно не хватало.

Папа очень хотел построить собственный дом. В 1938 году семья из Солзы перебралась в Исакогорку, папа работал на лесобазе. Жили первое время на дебаркадере, оборудованном под жильё. Даже держали поросёнка. Осенью 1939 года перебрались в собственный дом, который построил папа.

… Папа на вопрос: «Обижен ли она на советскую власть?» — отвечал, что обижен на соседей, которые его ни за что раскулачили.

… В 1954 году, в годы учёбы, проходила практику, работала на строительстве моста на остров Ягры. Там работали заключённые. На общих работах использовались врачи, бухгалтеры и другие специалисты. Охранники и стерегли их не очень бдительно, были уверены в надёжности заключённых».

За частушку

Вспоминает Григорий Сергеевич Макаренков, Северодвинск:

«… Папу арестовали 11 декабря 1940 года. Будучи в нетрезвом состоянии, он в столовой спел частушку, в которой матом покрыл советскую власть. В столовой в то же время обедали все представители власти на селе. Вечером того же дня его арестовали, три дня содержали в холодном амбаре, а затем отправили под конвоем в Вологду.

В конце марта 1941 года суд приговорил папу к 7 годам лагерей. Через 3 дня после суда умерли дед и сестра в возрасте 6 месяцев. Похоронили их в одном гробу.

Папа скончался в возрасте 31 года от бесчеловечного отношения, голода, непосильного труда».

«В 1948 году срок увеличили до 25 лет»

Вспоминает Оксана Вячеславовна Шостенко, Архангельск:

«Папа после освобождения в 1945 году в фильтрационном лагере для репатриированных из Германии советских граждан прибыл в Архангельск. Он был осуждён к 10 годам лишения свободы. Прокуратура посчитала наказание мягким, и военный трибунал повтороно приговорил папу к 25 годам лишения свободы…

Вспоминал папа и об издевательствах лагерного персонала над заключёнными, например, голыми выводили из бани зимой, долго держали на морозе, заключённые прижимались друг к другу спинами, чтобы хоть немного согреться. Кормили солёной селёдкой и не давали воды».

От авторов: Деньги на книгу собирали всем миром. Впереди — работа над новым томом: воспоминания об узниках Ягринлага — неудобная правда о первостроителях Северодвинска. Презентация книги пройдёт 30 сентября в 15.00 в Визит-центре Кенозерского парка.

Читайте также
Видео
Больше видео