Ещё

Особенности национальнго треккинга. Одна из 9 главных туристических троп Новой Зеландии. Часть 2 

Фото: Моя планета

Техническая часть:

Старт 6:00  Расстояние: 22+км  Высота: 1415 м (набор 750)

Уровень: Убийца

5:00 Завтракаю походным сублиматом популярной в наших краях фирмы Backcountry. Там сухой йогурт, фрукты, орехи — просто добавь воды. В целом, для одного раза пойдет, но весь поход питаться этим комбикормом невозможно. Организм как бы намекает: «Мало того, что ты меня изнашиваешь по горам, так ещё и кормишь всякой синтетикой!» В общем, не стоит пакет походной Говядины Бешамель своих $12. Куда лучше олдскульно вымерять гречку, сушить сухарики и дегидрировать помидоры. Настоящая еда в походе — это во сто крат вкуснее, полезнее и интереснее, чем гламурное новшество из пакетиков.

7:00 В общем, добираюсь до следующей отметки на пути, Routeburn Falls (Водопады Ротбурн). В местной хате тоже мест не было на момент моих планирований. На всех попсовых треках есть отдельные хаты для вип туристов. Да, те, кто заплатил денежку и их рюкзаки несут гиды, им выдают глянцевые бутылочки с водой и значки с логотипом фирмы. Им так же что то рассказывают и фотографируют у каждого дерева. В поход хотят все. Походы это модно.

Вверх к долине, через водопады. Но не задерживаться! Из Routeburn Falls хаты выдвинулась армия бойскаутов, отряд бодрых пенсионеров и две семьи — толпиться не хотелось.

Я обгоняю полумертвых хайкеров одетых в самое дорогое обмундирование, которое только можно найти в журналах про дикую природу. Выглядят они громоздко, ярко и жалко. На их потных лицах муки боли от давеча натертых ног. Но я прекращаю глумится, надеваю поверх футболки штормовку— в долине ветренно. Когда-то я тоже натягивала на себя перед выходом все слои, ибо утро холодное. А потом, километр в гору спустя, изнывала от жары и перенапряжения. Умение бродить в дичи приходит с опытом.

11.00 Через 4 километра останавливаюсь на первый привал на 1250метров Harris Saddle (Cедловина Харриса). Дорога туда идёт вверх через поросшие осокой долины, кто смотрел Две Башни, вспомните Эдорас. Снимали не тут, но очень похоже.

Седловина Харриса— наивысшая точка трека, хотя от нее отходит ещё дополнительный трек на холм Соnical Нill (Пик Конический), отсюда в хорошую погоду открываются душевные виды на озеро, и на горы Гумбольдта, на озеро Харрис, долину троллей и даже на Тасманово море. Но только в хорошую погоду.

У меня же небеса разверглись лишь раз, когда я стояла на вершине Конического пика. И осветило солнце на пять минут долину Холлифорд, и успела я восхититься грандиозностью окружающего мира.

Наа пути к вершине встречались пенсионеры, которые вместо того, чтобы стоять в очередях в больницы или наполнять утренние автобусы пили чаек в высокогорьях и улыбчиво приветствовали прохожих. Спускаюсь обратно.

Ветер дул неистово. Промокшие в тумане японцы кипятили лапшу на газулях, немцы ели какие то нехитрые плюшки, я вскрыла пачку «походного корма» и погрузилась в карту. Рядом, кстати, стояла вип-изба. Не какая-то треугольная хибара без дверей, а почти полярное шале со всей утварью и комфортом. Это для пакетных туристов. Ну а я, нищеброд, закинув верный рюкзак за плечи, получив милость Испанских старцев с Высокого Хротгара (или Мглистых Гор -это если вы толкиенист, а не Довакин) спускаюсь зигзагообразной туманной тропой к озеру Макензи. Я не зря сейчас упомянула Мглистые Горы. Тут их и снимали.

4:00 Я прошла уже довольно прилично— с подъемом на Конический где— то километров 6 в гору. Остановка на обед отменилась ввиду временного фактора. На ходу подьедаю сникерсы и прочее биотопливо. После каждого куска включается режим турбо и я уже бодро насвистывая, шлепаю вдоль туманного перевала. Периодически из мглы возникают бегуны. Они на ходу приветствуют меня и тут же скрываются в белом мареве.

На радостях расслабляюсь, пою песни, думаю о мире во всем мире и тут из-за поворота:

"Э, слышь, хомо сапиенс, есть чё по орехам?"

Пернатые разбойники устроили комедию с поеданием камней. Они нагло клянчили еду и грозились оторвать лямку рюкзака. Шиш вам. От человеческой еды дикому попугаю хреново будет — орехи у меня жареные в специях. Натуральные кончились.

Кеа — эндемик. Самый морозоустойчивый попугай в мире. Размером с ворона. Любит пошалить — причем иногда это выходит за пределы — оторванные авто-дворники, развороченные мусорные баки, да и вообще они будут забавляться со всем, что плохо лежит.

15:00 Озеро Mackenzie. Это пока что самое красивое озеро, что я видела. Тут огромная хата, как же было бы здорово заночевать тут, но… Даже в кемпинге мест нет, а бдящий рейнджер тут как тут.

Здесь прошлой зимой случилось несчастье. Парень упал в расщелину — подскользнулся на скале. К сожалению, его подруга не могла сделать ничего, она несколько дней пряталась от снежных бурь в пустой хате, после того как друг погиб на ее глазах.

Здесь я обедаю у озера, переодеваюсь и перепаковываюсь. Опять же, поражает количество ходоков за 60. Видимо я привыкла видеть взрослых людей на природе исключительно на шашлыках, рыбалках и в базах отдыха.

16:00  А теперь начинается самое «веселье». Знаете, зачем в горы берут соль? Или специальные солесодержащие добавки? Да и вообще, что такое солевой дисбаланс я ощутила на себе в полной мере.

Я шагнула под сень Фангорна уже под вечер. И тут понеслось.

Сначала я осознала, что начинаю уставать. Потом очертания кривых мшистых стволов приобрели дополнительные образы. Потом я села на кочку и поняла: что-то не так. Лёгкий дурман смешался с тревогой и едва заметным «странным» ощущением в мышцах. Я знала, к чему это могло привести. Одна среди вот такой красоты:

Я привалилась к шершавой коре бука и достала пакетик соли, высыпала щепотку на ладонь. Запила «дозу» глотком воды, ещё не хватало чтобы и это вывелось… Отдохнула минут двадцать и выудила из недр рюкзака несколько аварийных конфет. Ещё через 5 минут «закись азота» сработала на ура и я козелком вскочила на пригорок и добежала до водопада Эрланд (почти Элронд, хех).

Его рев слышался за версту. Огромная масса воды 174 метра в высоту обрушивалась с горы и я не без удовольствия приняла контрастный душ. Брызги долетали до тропы.

Спустя ещё полкилометра на лес упала непроглядная тьма и я при свете фонаря, под зловещее гарканье ночных птиц пулей ломанулась до заветной хаты. Там, вдалеке было тепло, там был свет и там были живые люди.

Организм отвергал батончики, ему было плевать на это обманчивое топливо. Хотелось горячего супа, жирного, нажористого, с вяленым мясцом и чая с пресным крекером. Но вокруг меня царила непроглядная темень и в голову лезли всякие суеверия.

Я пела песни. Почему-то на ум шел только Король и Шут. Но да ладно. Под второй куплет «Проклятого Старого Дома» я ступила на твердые помостки, брошенные через ручей.

Наконец, среди дебрей мелькнул свет. Не тусклый рассеянный противотуманный от моего налобного светоча. Теплый, уютный свет лился из окна. Потянуло хвойным дымом, и в отдалении зазвучали приглушённые голоса. Кажется на французском языке.

"Miss Kate?" — окликнувший меня голос с нотками беспокойства и надежды принадлежал крепко сбитой женщине в униформе. Рейнджер. Хвала лесным нимфам, я добралась до ночлега. Оказалось я была единственной, кого недосчиталась. «One more hour, and I would raise the alarm»: с улыбкой заявила она. Ну так! Я виновата, что у вас все занято, и что сегодня мне пришлось пиликать 24 километра вместо того, чтоб наслаждаться озером Макензи…

Lake Howden Hut полна людей. Тут пахнет печкой и едой. Но я настолько устала, что миновав процесс социализации, отужинала долгожданным супом и завалилась спать прямо на матрасе у печки. В жилом отсеке чей-то богатырский храп перебивал даже смрад потных носков, поэтому я не стала рисковать здоровьем. Завтра намечался последний этап моего блуждания.

ОКОНЧАНИЕ СЛЕДУЕТ…

Читайте также
Новости партнеров
Больше видео