Ещё

80 лет назад нацисты начали строительство самого большого стадиона в мире 

Фото: RT на русском

9 сентября 1937 года Адольф Гитлер заложил символический первый камень в основание грандиозного Немецкого стадиона, которому надлежало стать единственным местом проведения всех будущих Олимпийских игр, а также площадкой для нацистских съездов в Нюрнберге. Он должен был вмещать более 400 тыс. человек. Для сравнения: современный рекордсмен — северокорейский стадион «Первое мая» — способен принять лишь 150 тыс. зрителей. Почему архитектурный проект фюрера не был реализован и какие ещё строительные планы были у Третьего рейха — в материале RT.

Прообразом Немецкого стадиона стал древнегреческий Панатинаикос, который использовался для проведения спортивных соревнований ещё до нашей эры и был восстановлен в Афинах к Олимпийским играм 1896 года. Гитлер хотел, чтобы Немецкий стадион — здание вместимостью 400 тыс. зрителей и высотой 90 м — стал единственным местом проведения всех будущих Олимпиад. До начала войны успели лишь заложить фундамент. Сооружение, которое планировали закончить к 1943 году, так никогда и не было построено.

Страсть к архитектуре

Недавно на русском языке была опубликована монография Бригитты Хаманн «Гитлер в Вене», которая рассказывает о молодости будущего фюрера. В ней приводятся воспоминания немногочисленных приятелей Гитлера тех лет, когда он жил в столице Австро-Венгерской империи. По их словам, изучение венской архитектуры было чуть ли не главной страстью Адольфа.

Замок Хофбург в Вене — зимняя резиденция династии Габсбургов

Reuters

© Leonhard Foeger

Его друг Август Кубичек вспоминал, что Гитлер мог по памяти нарисовать план любого впечатлившего его венского здания, и у него даже были проекты перестройки Вены в соответствии со своими вкусами. Чтобы понять архитектурные пристрастия диктатора, стоит обратить внимание на стиль императорской Вены, который сильно на него повлиял.

Получить соответствующее образование Гитлеру так и не удалось — он провалил экзамены. Однако страсть к архитектуре фюрер сохранил на всю жизнь. Когда диктатор пришёл к власти, он получил возможность реализовывать свои идеи на практике. Позднее в окружении Гитлера его увлечением нередко пользовались, чтобы отвлечь внимание диктатора от какого-нибудь болезненного вопроса.

Альберт Шпеер и Адольф Гитлер

globallookpress.com  © Scherl

Главный архитектор Третьего рейха Альберт Шпеер в своих мемуарах упоминает, что в 1934 году, вскоре после «ночи длинных ножей», когда нацисты уничтожали оппозицию внутри партии, в самый разгар арестов ему позвонил адъютант Гитлера с неожиданным вопросом: «У Вас есть какие-нибудь новые чертежи? Тогда несите их сюда!»

Борьба с модернизмом

Межвоенная Веймарская республика была грандиозным полем для культурных экспериментов, в том числе и в строительстве. Гитлер, выросший на классических образцах, был ярым противником модернизма. Он считал, что Германии необходимо монументальное искусство, восходящее к Античности. В то же время немецкие архитекторы шли на смелые эксперименты, как, например, представители школы Баухаус, которая искала новые формы жилищного строительства.

Здание школы Баухаус в Дессау

globallookpress.com  © J. Hildebrandt/Arco Images GmbH

После установления нацистской диктатуры школа Баухаус прекратила свою деятельность. Правда, от этого с жилищным строительством в Германии лучше не стало: историк Владимир Родионов приводит данные о том, что нацистам только один раз, в 1937 году, удалось немного превысить объёмы строительства жилья в Веймарской республике, но после они неуклонно падали.

Многие представители Баухауса уехали в СССР. Их разработки использовались при строительстве новых советских городов — Магнитогорска, например. Кроме того, один из последователей этой школы создал план развития Биробиджана.

Другая часть приверженцев школы Баухаус обосновалась в Палестине — в Тель-Авиве до сих пор стоят кварталы, созданные по их проектам.

Циклопический стиль

В Национал-социалистической немецкой рабочей партии (НСДАП) думали не о комфорте сограждан, а в первую очередь о пропаганде, «месте в истории» и о личных пристрастиях Гитлера. Всё это обрекало немецкую архитектуру на гигантоманию, лишь одним из примеров которой стал Немецкий стадион. Планов же было намного больше.

Модель территории партсъездов НСДАП

© Wikimedia Commons

Нацистские замыслы включали в себя даже переименование Берлина. Главный город тысячелетнего Рейха должен был получить название «Германия» и своим великолепием превзойти все прочие столицы мира.

Для этих целей Берлин нуждался в тотальной перестройке, проект которой был поручен Альберту Шпееру.

Глобальная переделка столицы страны предполагала возведение множества новых циклопических сооружений, а также изменение всего плана города.

Макет Берлина, который к середине XX века, по планам Адольфа Гитлера и его архитектора Альберта Шпеера, должен был стать столицей мира

© Wikimedia Commons

Предполагалось, что столицу крестообразно прорежут два грандиозных проспекта, для чего было необходимо масштабное уничтожение старых сооружений. Венцом этой перестройки должен был стать величественный Зал Народа — здание с самым большим куполом в мире.

Зал Народа должен был вмещать около 200 тыс. человек.

Макет Зала Народа 1939 года

© Wikimedia Commons

Однако большая часть футуристических архитектурныхпланов Третьего рейха осталась на том же этапе реализации, что и Немецкий стадион.

Читайте также
Новости партнеров
Больше видео