Motor.ru 8 сентября 2017

Вкалывают роботы

Фото: Motor.ru
Когда-нибудь нам обязательно придется вступить в бой с машинами. Судя по массовой культуре, человечество об этом практически мечтает. А машины тем временем стремительно умнеют — и под словом «машины» я подразумеваю в виду не только роботов, но и непосредственно автомобили. Свежий пример — новое поколение большого внедорожника с Британских островов. Проверять возможности Land Rover Discovery, а заодно и свои собственные, мы отправились в Хакасию. А заодно выяснили, у кого больше шансов в противостоянии человека и техники, если бы оно началось прямо сейчас.
Челюсти с непостижимой скоростью отстукивают навороченную шифровку азбукой Морзе. Даже без криптологических навыков легко догадаться, что мне сейчас очень холодно, несмотря на палящее в зените солнце. В лицо бьют ледяные брызги, летящие из бурного потока горной реки, сланцы смыло с ног секунду назад, и потому я уже ничего не чувствую ниже колен.
Сунуться в воду заставило не дурное желание разнообразить купальный сезон, а необходимость выручить коллег, чья машина застряла во время проезда брода. От стремительного заплыва к порогам ниже по течению меня удерживает лишь динамическая стропа, привязанная к внедорожнику на берегу. Нащупав под водой буксировочный крюк, цепляю к нему трос и быстрее карабкаюсь обратно. Чувствительность в пальцах возвращается медленно и слегка болезненно. Но робот при попытке повторить подобное вообще словил бы короткое замыкание. 1:0 в пользу «кожаных ублюдков».
«Давай потихонечку назад, — Диктуют инструкторы команды в рацию. — Мы вас аккуратно потянем. Только без резких движений, а то стащит еще ниже по течению». Да, пусть Discovery весит под две тонны (даже после того, как похудел почти на 500 килограммов), горная река сильнее. Она планомерно бьет в борт пятиметровой машины, и сопротивляться напору становится все сложнее. Главное в такой ситуации — не паниковать и ни в коем случае не открывать двери. Иначе насмарку пойдет вся титаническая работа по обеспечению герметичности салона — а ведь под ковром проложены километры проводки, обеспечивающей жизнедеятельность алюминиевого великана.
Пожалуй, стоит отмотать пленку немного назад, чтобы стало понятно, как один из экипажей оказался в этой непростой ситуации. Предыдущие несколько дней путешествия по Чуйскому тракту и в предгорьях Саян селектор Terrain Response почти все время оставался в режиме Auto. Множество сенсоров безостановочно анализируют дорожную ситуацию и среду, в которой находится автомобиль, и в случае проскальзывания колесили другого затруднения на пути компьютер меньше чем за секунду меняет степень блокировки межосевого и заднего межколесного дифференциалов, а также алгоритмы работы противобуксовочной системы и трансмиссии.
Единственное, что человек может (и должен) противопоставить таким сложным алгоритмам — способность смотреть вперед и предвидеть развитие ситуации. Даже умнейшие машины в этом смысле пока напоминают крота, который ориентируется, полагаясь на тактильные ощущения. Однако, мои коллеги не проявили должной дальновидности и так же слепо доверились электронике. Не набрав темпа для преодоления брода, Discovery стал закапываться в каменистое дно. Агрессивная работа педалью газа только ухудшала положение: пить боржоми и включать понижайку надо было раньше. Гол в ворота сапиенсов.
Но давайте на минутку забудем о неминуемом восстании машин и обратимся к более осязаемым вещам. В тот момент, когда мы были максимально удалены от цивилизации, а за окнами простиралась практически нетронутая природа, я поймал себя на ощущении, что нахожусь в самом продвинутом кинотеатре с двузначным количеством «D» в названии. Картинка с панорамным обзором через стекла и крышу — круче любого IMAX. Тебя качает и трясет, а в лицо дует прохлада климатической установки, дополненная вентиляцией кресел. Можно откинуться, перевести спинку в удобное положение и слегка подруливать. Всю остальную работу пускай делает внедорожный круиз-контроль All-Terrain Progress Control (ATPC).
По сути, это эволюция ассистента помощи при спуске с горы, только теперь работающая и во всех остальных направлениях. Электроника индивидуально притормаживает каждое из колес или наоборот увеличивает тягу, чтобы поддерживать скорость, заданную в диапазоне от 2 до 30 км/ч. Все работает классно, пока конвой размеренно ползет гусеничкой по бездорожью легкой или средней тяжести. Лидер задает темп, а остальные автоматически исполняют роль ведомых. Однако, за поворотом может возникнуть препятствие, которое все-таки потребует деятельного участия человека.
В нашей экспедиции таким препятствием стал УАЗик, перегородивший узкий подъем на одно из бесчисленных плато живописной Тувы. В кузове разместилось целое семейство с козой, которая, кажется, была рада такому развитию событий — судьба подарила ей пару лишних часов жизни. Быстрый допрос шофера на смеси русского и жестов выявил, что старенький мотор заглох на полпути, лишив водителя тормозов — и если бы не вставшая на пути каменная глыба, «головастик» неминуемо бы улетел под откос.
Безопасно спустить пикап ниже по склону было невозможно, а чтобы вытащить его наверх, требовалось загнать один из Disco на достаточно высокую и довольно крутую горку. Под трескучие советы из рации водитель одной из машин зажимает кнопку рядом с шайбой восьмидиапазонной АКП, и пневмобаллоны подвески надуваются, увеличивая клиренс до предельных 28 сантиметров. Следует команда: «Селектор Terrain Response на песок. Штурмуй его с разгончика». Под рокот 249-сильного турбодизеля Discovery берет тот самый разгончик, цепляет стальной защитой камень на вершине гребня, на мгновение вывешивает в воздух одно из колес — и вот уже две тонны британского металла гордо стоят на дороге перед двумя тоннами металла российского.
Дальше было проще — трос в проушину, один из инструкторов — в кабину. Потихонечку, под ликование всех трех поколений своих пассажиров, УАЗ начал выползать из ловушки. Только у козы в глазах вроде бы вновь появилась обреченность. Оказавшись на плато, старенький шофер всем жал руки сморщенными ладонями и не хотел нас отпускать без подарка. Но от козы мы вежливо отказались. Лучше бы он побурханил перед дорогой — глядишь, местные духи были бы добрее и помогли самостоятельно преодолеть перевал.
Впрочем, наше путешествие, несмотря на строгое соблюдение традиций, тоже не было безоблачным. Чего стоят только горизонтальные дожди, пробирающий до костей ветер и щедрый урожай пробитых колес! Моему экипажу выпало замыкать колонну, так что я видел их все, но считать перестал после первых пяти.
Еще одним препятствием перед возвращением в скучные и безопасные объятия цивилизации стала затерянная где-то в горах каменистая тропа. Несмотря на высокий профиль покрышек и пневмоподвеску, эта грунтовка измотает даже десятикратного обладателя титула «железная задница». После особо жестких ударов амортизаторов в ограничители хода хотелось остановиться и проверить, на месте ли колесо — но времени на остановки у нас не было.
Вершину перевала, по которой проходит граница республик Тува и Хакасия, мы преодолевали в глубоких сумерках. Позади остались полторы сотни изнурительных километров, но испытания и не думали заканчиваться: на колонну опустился туман, приближавшийся по густоте к мгле из повести Стивена Кинга. Поддерживать скорость выше черепашьей помогали светодиодные фары, далеко и широко пробивавшие серую пелену.
Даже слишком широко: уж лучше бы мы не видели на обочинах эти здоровенные градины размером с черешню, которые только что высыпались из чьей-то корзинке в облаках… И только объединив свои зрительные возможности, человек и машина смогли прорваться к горячей бане и холодному ужину.
Возможно, никакой войны и не будет. Возможно, люди станут киборгами, а машины — призраками в доспехах. Но сегодня каждый все еще играет на своей половине поля, поэтому счет в нашем состязании выходит ничейным.
А в тех местах, где ездили мы, будущее наступит совсем не скоро. На Чуйском тракте любая машина, кроме «УАЗа» или «Нивы», выглядит инопланетным захватчиком. И так будет и через 10 лет, и через 20. Кажется, что при таком гламурном дизайне новому Discovery лучше пить сок у себя в Челси, чем грозить тысячелетним скалам и бурным рекам. Но каким бы ни было дальнейшее развитие технологий, как бы глубоко они ни проникали в наши традиционные занятия и умения, всего одна экспедиция в места, где нет интернета и мобильной связи, наглядно показывает, как мал человек и его игрушки по сравнению с силами природы.
Да, мы научились укрощать русла великих рек, обращая их энергию в электричество, с помощью таких монументальных сооружений как Саяно-Шушенская ГЭС, с высоты которой едва можно разглядеть большой внедорожник. Но стоит сунуться в брод не в том месте — и та жа река сметет его со своего пути, не поперхнувшись. /m
Комментарии
Читайте также
Рыбаки нашли пропавший катер с тремя жителями Приморья
Японские истребители поднимались в небо для сопровождения российских Ил-38
Трех черных лесорубов задержали с поличным в лесу Аларского района
Погибшим в Чечне и Афгане поставили памятник у школы в Забайкалье
Последние новости
Видео: два «заряженных» Jaguar XE нарисовали на песке спираль ДНК
Появились фотографии электрического универсала Porsche
На новом «Гелике» по тайге