В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

За что в СССР сидел Юрий Айзеншпис

Этого человека называют первым музыкальным продюсером СССР и России. Это он «на волне Перестройки» представил зрителям первую культовую рок-группу «Кино», а затем опять же первым лишил государство монополии на издание пластинок и музыкальных альбомов.
За что в СССР сидел Юрий Айзеншпис
Фото: Русская СемеркаРусская Семерка
Но его талант бизнесмена и организатора проявился гораздо раньше, только тогда его настоящая деятельность подпадала под действие уголовных статей. И в общей сложности, будущий известный продюсер Юрий Айзеншпис, отсидел за решеткой почти 17 лет.
Концертный директор
В 1961 году, Юрий Айзеншпис, как и многие молодые люди, увлекался спортом и музыкой. Его родители, всю жизнь мыкавшиеся по московским баракам, наконец, получили квартиру «на Соколе». В этом столичном районе будущий продюсер и познакомился с участниками своей первой музыкальной группы. Молодые ребята так и назвали свою команду - «Сокол».
Они окольными путями доставали пластинки с записями «импортных звезд» - , , группы «Битлз», запоминали их композиции, а затем исполняли сами. Поначалу «Сокол» выступал только в ближайшем кафе, изредка в районом Доме культуры и на танцплощадках. Но 20-летний Юрий Айзеншпис, решивший стать директором группы, уже тогда понимал, что заработать денег можно больше, только для этого надо было легализоваться. В 1966 году «Сокол» перешел под крыло Тульской областной филармонии и все его участники получили официальное оформление, теперь уже под названием ВИА «Серебряные струны».
Теперь группа могла гастролировать по стране, записала свою первую и правда, единственную до сих пор всем известную песню «Фильм, фильм» к мультипликационному фильму «Фильм, фильм, фильм». А затем успешный коллектив распался. Сначала их директор Юрий Айзеншпис поступил учиться в Московский экономико-статистический институт, дела группы его уже интересовали мало, а через 2 года его вовсе арестовали, как он думал, за незаконную коммерческую деятельность.
Тогда на допросах молодой директор утверждал, что мечтал достать для ребят фирменную электрогитару. Именно поэтому за свои деньги он скупал в кассах ДК билеты на концерт по госцене, а затем продавал на улице уже с наценкой. А то, что билеты реализовывались якобы «подпольно», добавляло группе «шарма» и действовало, как реклама. Молодого директора можно было понять, вот только при обыске в его квартире было найдено 17 865 долларов и 10 000 рублей. И получалось, что это была уже вовсе не концертная деятельность.
«Золотой» фарцовщик
На самом деле, поступив в институт, Юрий Айзеншпис со своей коммерческой жилкой решил обратиться к другому своему юношескому увлечению — спорту. Среди его друзей оставались ребята, которые теперь играли в футбол в команде мастеров «Динамо», выезжали заграницу, на товарищеские матчи и получали чеки, которые в СССР можно было реализовать в единственном валютном магазине «Березка».
В те времена доллар на «черном рынке», то есть с рук, стоил от 2 до 7,5 рублей. Юрий Айзеншпис сначала через «старых друзей», а затем и по собственным налаженным каналам скупал чеки, отоваривал их в «Березке», а затем приобретенный дефицитный товар реализовывал «в три дорого». На вырученные рубли через администраторов и официантов гостиниц он покупал у иностранцев валюту, а затем снова чеки. Например, импортную шубу можно было купить в «Березке» за 50 долларов, а продать столичной кинозвезде за 500 рублей, закупить десяток радиоприемников «Панасоник» по 35 долларов, а в Одессе реализовать всю партию такому же «барыге» за 4000 рублей. Но и это было не очень интересно.
В конце 1960-х годов начал продавать в Москве за валюту золото. Многие номенклатурные работники, особенно из Закавказских республик, имели большие и очень большие деньги, но им было не с руки «светиться» с валютой и вообще мелькать с таким состоянием наличных в столице. Юрий Айзеншпис занялся золотой фарцовкой. На имеющиеся доллары он покупал в отделении Внешторгбанка золотые слитки и затем продавал их кавказским партийным работникам. Например, 1 килограмм золота официально стоил 1500 долларов. Если «на стороне» купить доллары по 5 рублей, то килограмм золота получался - 7500 рублей, еще тысячу приходилось платить иностранному студенту, имеющему право легально иметь валюту, ведь у обычного гражданина СССР ее и быть не должно. А вот республиканскому партийному деятелю 1 килограмм золота Айзеншпис продавал уже за 20 000 рублей.
«Навар» был умопомрачительный и многих фарцовщиков это действительно сводило с ума. Однажды один погоревший золотой делец из Армении, дабы облегчить свою учесть, сдал сотрудникам органов нескольких своих «коллег». Тогда, в застойном 1970 году, многие преступники, проходившие по «экономическим» статьям, «по первому разу» получили 5 — 8 лет колонии, но Юрию Айзеншпису присудили 10 лет «строгого режима» и с конфискацией всего, даже родительской квартиры.
С чистого листа
Через 7 лет бывший концертный директор вышел на свободу по УДО. От старых связей не осталось и следа, пришлось «коммерческую деятельность» начинать заново. Вместе с неким приятелем Юрий Айзеншпис решил «с рук» на Ленинских горах купить 4000 долларов. Вот только продавец принес фальшивки и за ним уже давно наблюдали сотрудники уголовного розыска. Так через 3 месяца свободы будущий известный продюсер снова оказался на скамье подсудимых. В итоге, к 8 годам лишения свободы по «валютной статье», ему добавили еще 3 года, которые ранее «скостили» за первый срок и отправили отбывать в Мордовию, в печально известную колонию Дубровлаг, имевшую неофициальное название «Мясорубка», потому что каждый день там по «неизвестным причинам» погибало по 3 - 5 человек.
«Под колпаком» у КГБ
В 1985 году Юрий Айзеншпис снова вышел на свободу по УДО и вернулся в Москву. Теперь он действовал крайне осторожно. Через молодую москвичку, являвшуюся женой некоего сотрудника арабской дипмиссии, Айзеншпис не только наладил безопасный канал покупки валюты, но и вообще импортной одежды и электроники, ведь араб сам занимался экспортом-импортом. Вот только за любым иностранцем в СССР всегда наблюдали сотрудники КГБ и вскоре Юрий Айзеншпис оказался «под колпаком».
Летом 1986 года, проезжая по столице на новых Жигулях, его остановили милиционеры. При досмотре машины оказалось, что в ее багажнике находились несколько импортных аудиомагнитофонов и один супердифицитный видеомагнитофон с видеокассетами. Так с подачи сотрудников КГБ Юрий Айзеншпис угодил в , но до суда дело не дошло.
Араб сумел вовремя покинуть СССР, а без главного фигуранта «громкое» спекулятивное дело вскоре развалилось. А затем и вовсе грянула «Перестройка». Отсидев почти 1,5 года в СИЗО, Юрий Айзеншпис вышел на свободу и больше за решетку уже не возвращался.