АиФ Красноярск 25 августа 2017

«Работать умеем». Глава Хакасии — о рыбалке с президентом и ресурсах страны

Фото: АиФ Красноярск
30% населения промрегиона живут на селе. Сложности в отношениях с внешним миром подстёгивают развитие собственной экономики. Однако ситуация требует от региональных властей более энергичных действий, а от федерального центра — более чуткого отношения к потребностям и различиям регионов. Об этом корреспондент «АиФ» поговорил с главой Республики Хакасия Виктором Зиминым.
Впрочем, после удивительных видео и фотографий короткого отпуска президента в тувинской тайге, где компанию Владимиру Путину также составили министр обороны Сергей Шойгу, глава Тувы Шолбан Кара-оол и глава соседней с Тувой Хакасии, у непосредственного участника событий хочется прежде всего кое-что уточнить насчёт президентской рыбалки.
Александр Колесниченко, корреспондент «АиФ-Красноярск»: Виктор Михайлович, судя по видео, у президента клевало так, будто рыбу на крючок водолазы насаживали!
Виктор Зимин: Глупости! Это просто в кадр не попало: где-то совсем не было клёва, поэтому пошли рыбачить туда, где точно много рыбы. Да вы и сами могли видеть на кадрах подводной съёмки: стоят несколько щук, ничего не боятся. Более того, в таких диких местах бывает, что одна щука уже на крючке, но ещё две-три к блесне подходят. Кстати, совет бывалого рыбака: чтобы щука ничем «не отдавала», с неё перед жаркой лучше снять шкуру, именно шкура иногда даёт неприятный привкус. А чтобы получились вкусные рыбные котлеты, туда нужно добавить немного сальца».
Лучше мёртвого моря
— Владимир Путин уже не в первый раз прилетает рыбачить-охотиться в регион. Насколько эти места привлекательны и доступны обычным туристам из соседних областей, из европейской части страны?»
— В Туве ещё будет строиться дорога, модернизироваться аэропорт, она станет доступнее любителям уникальных и нетронутых уголков природы. Такие есть и в Хакасии, но к нам уже можно добраться и по воздуху (полосу в Абакане в своё время строили из расчёта на то, чтобы при необходимости посадить «Буран»), и по железной дороге. Через Хакасию идёт южный ход Транссиба. С соседями нас связывают хорошие автомобильные дороги. С учётом гостей из соседних регионов к нам уже ежегодно приезжает до 1,5 млн человек в год.
Об уникальности Хакасии я могу рассказывать бесконечно, тем более что о красотах республики, например, в европейской части страны действительно знают далеко не все. У нас очень разный ландшафт — здесь степь, здесь горы, здесь тайга. На высокогорье наметает снега столько, что мы и в июне соревнования по горным лыжам проводим. При этом по соседству, в Минусинской котловине, самый мягкий климат во всей Сибири и множество озёр, причём тёплых и с минеральной водой. В озере Тус вода и лечебные грязи и вовсе как в Мёртвом море.
Кроме того, Хакасия — архео­логическая Мекка, у нас 30 тыс. памятников археологии. Уникальные каменные изваяния можно увидеть и в самом Абакане — в только что построенном музейно-культурном центре, лучшем за Уралом.
Туризм для региона больших налоговых отчислений пока не даёт, но уже приносит доход местным жителям, инфраструктура развивается, со временем налогов будет больше».
На ком держится страна
— Почему в развитии сельского хозяйства вы сделали акцент на поддержку частных производителей, малых сёл? Есть теория, что дальнейшее экономическое развитие будет строиться в рамках больших городских агломераций, а сельское хозяйство — вокруг крупных агрокомплексов.
— Конечно, можно всё укрупнить, но это не выход. По крайней мере, для такого региона, как наш. У нас индустриальная республика, но 30% населения живёт в сельской местности. У нас есть и крупные агропромышленные комплексы, которые производят качественную продукцию, находят сбыт и в других регионах, и за границей. Вы пробовали наши удивительные помидоры? Хакасскую баранину будем и вовсе делать брендом региона. Климат позволяет круглогодичный выпас — мясо отличное! Но у нас предпочитают продукцию именно из частных подворий. Кстати, и на рынках такое мясо дешевле.
Мне уже приходилось обсуждать эту тему, в том числе с руководством страны. Говорят: это же какие затраты — вести в глухомань новые дороги, электричество, связь. А у нас ведь есть сёла, где в школе всего четыре человека. Но мы и такие школы не закрываем, наоборот, делаем всё, чтобы создать достойные условия. Например, в 2018 году мы завершаем работу над оборудованием всех школ Хакасии, включая малокомплектные, тёплыми туалетами. Дополнительно по программе «Народная гимназия» поддерживаем ребят из сельских школ, помогаем потом, чтобы они не терялись в городе, а после обучения оставались работать в регионе. Ведь люди «от земли» и сильнее, и здоровее. На них по-прежнему держится страна.
В малых сёлах мы доплачиваем за поголовье лошадей, коров и овец. Деньги небольшие, 50 млн рублей в год. Но это деньги, которые помогают людям обрести уверенность в себе, более достойную жизнь, увидеть перспективу для своих детей, не впадать в депрессию. Это одновременно и поддержка титульной нации — много хакасов по-прежнему живут именно в сельской местности.
Я считаю своим достижением то, что ни одного села с карты республики не пропало. Рождаемость растёт: мы залезли в долги, но построили в Абакане в софинансировании с федеральным бюджетом отличный перинатальный центр, строим школы, закрыли проблему с нехваткой мест в детсадах. Социально-экономические программы прямо отражаются на состоянии общества. Кстати, удовлетворённость граждан степенью защищённости от преступных посягательств у нас самая высокая среди регионов Сибирского федерального округа.
— Вы упомянули о долгах. Несколько лет назад госдолг республики был незначительным, сейчас превышает 23 млрд рублей — больше доходной части бюджета. Вам удастся продолжать эти и другие соцпрограммы?
— Приходится включать экономию. Понизили статус девяти ведомств, сокращаем сейчас, например, 130 госслужащих, хотя они не были тунеядцами… Этого, конечно, недостаточно.
Пять лет назад госдолг действительно измерялся лишь сотнями миллионов рублей. Но мы неожиданно оказались лидерами среди регионов по снижению доходов в бюджет. Совпало несколько факторов. Из-за падения цен на мировом рынке резко упали прибыли основных наших налогоплательщиков — производителей алюминия и угледобытчиков. Мы недополучили миллиарды рублей. Серьёзным ударом по валовому региональному продукту стала авария и остановка Саяно-Шушенской ГЭС. В эти же годы республика понесла значительные расходы на ликвидации последствий землетрясения, наводнения, пожаров. Далеко не все затраты покрывались за счёт федерального бюджета.
«Работать умеем, нужно немного помочь»
— В это же время мы чётко выполнили майские указы президента от 2012 г. : увеличили заработную плату работникам бюджетной сферы. Ежегодные расходы на оплату труда отдельным категориям бюджетников увеличились в год на 3,5 млрд рублей, отчисления в территориальный Фонд обязательного медицинского страхования на неработающее население — ещё на 2,6 млрд рублей.
Долг мог бы быть гораздо меньше, а ситуация — не столь острой, если бы более дальновидную позицию в своё время занял Минфин. Однако взаимопонимания мы не нашли, были вынуждены заместить неожиданно выпавшие доходы за счёт дорогих коммерческих кредитов. В результате только процентов по ним мы теперь платим в год 3,7 млрд рублей.
Признаюсь, после наших эмоциональных дискуссий в Минфине трудно сдержать обиду: мы оказываемся в положении бедных родственников, у которых ничего за душой нет, или неумех, которые не в состоянии распоряжаться деньгами. Но ведь все деньги зарабатывают люди, которые не сидят в министерстве, а живут в регионах: добывают нефть, производят алюминий, обслуживают электростанции, выращивают сельхозпродукцию. Причём у нас из года в год растёт индекс промышленного производства: мы грамотно поддерживаем своих производителей, создаём условия для развития бизнеса.
Не нужно, чтобы нам прощали долги. Но нужно, чтобы Минфин мудрее взглянул на ситуацию и помог выйти из кредитной кабалы, тем более что есть ещё весной данное поручение президента. Ситуация по нескольким регионам, которые оказались в похожей ситуации, рассматривалась на Совете безопасности, есть решение правительства.
Когда это решение наконец будет выполнено, я думаю, понадобится два-три года, чтобы выровнять ситуацию с государственным долгом республики, войти в нормальный режим, не снижая доходов населения, спокойно выполнять все социальные обязательства
Комментарии
Читайте также
Старинную мельницу Борчанинова возле вокзала спрятали под лесами и зелёным полотном
Якутия получила средства на достройку железной дороги
Как немецкие компании страдают при Путине
Эксперт ЦРУ: Китай ведет против США холодную войну