Коммерсантъ — Weekend 18 августа 2017

В ту же воду

Татьяна Алешичева о втором сезоне «Вершины озера» Спустя четыре года после первой в эфир вышла вторая часть сериала Джейн Кэмпион «Вершина озера», где причудливо перемешаны саспенс и сатира В новом сезоне детектив Робин Гриффин (Элизабет Мосс) возвращается из новозеландского захолустья в Сидней, а Джейн Кэмпион возвращается к своему любимому занятию — обличать род мужской, да так, чтобы никому мало не показалось. Вот вам выдающаяся галерея отталкивающих мужских образов: насильники и рохли, демагоги и навязчивые кавалеры от слова «домогательство», агрессивные перверты — в этом паноптикуме найдется от силы один приличный мужик, да и тот патологоанатом. С таким материалом приходится иметь дело Робин Гриффин, в итоге выбравшей целибат, и это смотрелось бы глупой пародией, будь у Кэмпион режиссерская хватка пожиже. Для начала во флешбэке о событиях четырехлетней давности Робин предает жених — Кэмпион избавляется от единственного неплохого парня в судьбе героини, чтобы не путался под ногами, и заодно лишний раз проговаривает, что счастье в труде. Труд на долю Робин опять выпадает скорбный — из залива извлекают чемодан с телом мертвой азиатки. Но детектива как такового тут почти нет. Скоро выяснится, что жертва работала в борделе, и нам даже покажут, кто утопил чемодан — так называемый саспенс совсем не в этом. А в том, как на ловца бежит зверь — как беспощадно история случайной жертвы закручивается вокруг Робин и прорастает в ее жизни. Дело в том, что взрослая дочь самой Робин, оставленная ею в младенчестве и снова найденная в приемной семье в Сиднее, ошивается в том самом борделе и трется возле мутного держателя притона по имени Пусс (Дэвид Денсик). Невероятное сценарное допущение: в городе с пятимиллионным населением расследование приводит Робин именно в то недоброе место, где неосмотрительно пускает корни ее дочь Мэри (Элис Энглерт, в миру дочь самой Кэмпион). «Из всех забегаловок мира она выбрала мою и вошла», — говорил герой Хамфри Богарта в классической «Касабланке». Джейн Кэмпион тоже, как ни крути, режиссер-классик. Из такого сора — пародийных образов, сценарных натяжек и детектива, не требующего разгадки, — она лепит кино, где сострадаешь героям, тревожишься и злишься. Особенное бешенство вызывает Пусс — сорокалетний экспат из Восточной Германии, нахватавшийся в университете Лейпцига левацких идей и щедро орошающий ими неокрепшие мозги семнадцатилетки. Этот тип — оттуда, из кино 60-х, этакий загадочный нонконформист, уцененный герой Годара и Бертолуччи. «Мама, он такой разносторонний, он цитирует Достоевского страницами!» Да, но это не мешает гаду эксплуатировать тайских проституток в хвост и в гриву. Зла не хватает, дать бы пинка негодяю — примерно эта мысль читается на лицах приемных родителей Пайка и Джулии (Эван Лесли и Николь Кидман) и Робин, которая едва успела обрести потерянную дочь. Но подростки — существа трепетные, такой родительской заботы не стерпят. Взрослые это понимают и, боясь навсегда оттолкнуть Мэри, молча скрипят зубами — вот где саспенс. А Кэмпион заодно делает карикатуру из них — они ведь тоже дети 60-х и носители левых идей. Заскучав в благополучном браке, феминистка Джулия ушла от Пайка к женщине, и надо видеть, как они с Пуссом спорят о феминизме, оперируя одинаковыми штампами. Кажется, Кэмпион видит в современном общественном договоре слишком много свобод и ехидно прохаживается по каждой. Секс отчужден от любви, деторождение от секса, в основе семьи больше не кондовые родственные связи, а сомнительные идеи, как в хипповских коммунах 60-х, а уж к чему Пусс сводит понятие солидарности, и вовсе без слез не взглянешь. Так смеяться можно только над тем, во что сам когда-то верил, — никому таки мало не показалось. Но самое смешное, что об руку со свободами в современном гротеске у Кэмпион ковыляет дремучий харассмент, а патриархальные установки звучат в каждой мужской реплике, обращенной к Робин и ее верному оруженосцу констеблю Миранде (Гвендолин Кристи). Ключ ко всему происходящему — выдающийся эпизод, где загулявшая Робин узнает, что дочь стала заложницей чокнутого стрелка, и пытается протрезветь. Кажется, вся ее жизнь — бесконечная цепь фантасмагорий, порожденных измененным сознанием, от которых хочется протрезветь. «Top Of The Lake», BBS Two, BBC UKTV, Sundance TV, 2013—
Комментарии
Читайте также
Где в Италии жить хорошо: по качеству жизни Рим — на последних местах
Исаакиевский собор выбрали православным символом Петербурга
Кожемяко сменил директора департамента дорожного хозяйства
Экс-участницы группы SEREBRO: как сейчас выглядят и чем занимаются бывшие любимицы Максима Фадеева
Последние новости
Кожемяко сменил директора департамента дорожного хозяйства
Экс-участницы группы SEREBRO: как сейчас выглядят и чем занимаются бывшие любимицы Максима Фадеева
«Пленных не берём»: в Волгоградской области воссоздали операцию «Уран»