Ещё

Исследование: Что уральцы чаще всего покупают онлайн 

Фото: Российская Газета
По частоте лидирует покупка в Сети авиабилетов, погашение кредитов и оплата телевидения. Однако наибольшую динамику по величине среднего чека показали продукты и доставка готовой еды на дом: траты на них выросли почти в 20 раз. Кроме того, на 70 процентов увеличились размеры налоговых онлайн-взносов (до 900 рублей), на четверть — платежей за госуслуги (до 670 рублей). Не забывают екатеринбуржцы и о развлечениях: заказ билетов в кино, театры, музеи и на концерты обходится в 1150 рублей.
Специалисты объясняют тенденцию мобилизацией потребителей: с помощью смартфона через браузер платят 33 процента опрошенных уральцев, в приложениях — почти 57. За последние полгода каждый из нас в среднем совершил 7-8 операций. Самые популярные методы онлайн-оплаты: интернет-банкинг, банковские карты и электронные кошельки.
— Несмотря на общий спад мировой экономики, рынок электронной торговли по-прежнему растет — на 20 процентов в год. В 2016 году его объем оценивался в 2,5 триллиона долларов, из них 1,5 обеспечивают КНР и США. Можно сказать, что e-commerсе выступает локомотивом китайской промышленности, — говорит , директор по развитию компании FRESH LOGIC. — В России рынок в абсолютных величинах пока небольшой — всего 15 миллиардов долларов. Доля b2 с продаж в общем объеме продаваемого в стране — чуть меньше двух процентов. Если мы поднимем этот показатель до европейских восьми процентов, получим около 100 миллиардов.
Проблема в том, что львиную долю прироста рынка обеспечивают не внутренние продажи в интернет-магазинах, а трансграничные — так называемый кросс-бординг, когда товар ввозится в Россию без уплаты таможенных платежей и пошлин.
— В структуре экспорта УрФО вы не найдете товаров народного потребления, только сырье и продукция машиностроения. Мы фактически обеспечиваем вывоз капитала, деньги идут напрямую онлайн-продавцам в другие страны, товары обрабатываются в логистических центрах КНР и США. Эти потери не компенсируются ничем: ни НДС, ни другими налогами, ни новыми рабочими местами, — замечает Попов.
Одна из причин сложившегося дисбаланса, по мнению аналитиков, — отсутствие легального механизма ввоза товара для электронной коммерции. В Европе налоги за производителя платит логистический оператор, не нужно создавать отдельное юрлицо. В России это пока невозможно, к тому же инфраструктура крайне централизована: товары растаможиваются и хранятся в основном на складах Москвы. Скорость обработки деклараций что в столице, что на Урале одинакова, признаются бизнесмены, но плата за профили риска в первопрестольной ниже. (Имеются в виду списки товаров с ненормативными показателями и рекомендованными ценами: когда цена контракта выше профиля риска, предприятие может уменьшить расходы, задекларировав товар по профилю. — Прим. ред.). Отсюда логистические аномалии: из столицы в Екатеринбург порой довезти груз дешевле, чем из соседнего региона.
Львиную долю прироста рынка обеспечивает кросс-бординг — трансграничные продажи, когда товар ввозится в Россию без уплаты таможенных платежей и пошлин
Аутсорсинг логистики слабо развит, всего 36 процентов компаний передают эти функции партнерам, тогда как в Китае — 60 процентов, в США — 86. К примеру, логистическое подразделение «Алиэкспресса» в 2014 году оперировало 1700 фулфилмент-центрами (склады, где товары подбираются не партиями, а индивидуально: конкретный размер, цвет и т.п. — Прим. ред.). Расположены они в 31 провинции Поднебесной, там трудится почти миллион сотрудников. В США самый крупный маркет-плейс занимает 18 миллионов квадратных метров, тогда как Москва и Московская область располагают примерно 13-ю миллионами, а это 60 процентов складских площадей РФ. Лишь четыре города в нашей стране могут похвастать классическими фулфилмент-центрами, и все они расположены в европейской части: Москва, Санкт-Петербург, Ярославль и Тверь. Почта открыла пока всего один автоматический сортировочный центр, хотя обрабатывает более миллиона посылок в день.
Если на заре электронной торговли бренды реализовывали товары через интернет-стоки (англ. stock — запас, остатки), при этом основной объем оставался на обычных складах, то сегодня содержать два склада невыгодно. Многие марки, у которых доля электронных продаж превышает 10-30 процентов, ищут партнеров, способных на одном терминале обрабатывать разные потоки товаров: те, что идут непосредственно покупателям и в стационарные магазины. Это требует высокого уровня автоматизации и роботизации процессов. Подобные инвестиции оправданны, когда есть большие объемы отгрузки, уверены эксперты.
Еще одним трендом онлайн-торговли является повышение роли IT. Сегодня программисты знают о нас как о покупателях намного больше, чем мы сами. Клиенты, в свою очередь, становятся более привередливыми, им крайне важно, через сколько дней они получат товар, а кто конкретно его повезет — уже вторично, выбирается просто удобный вариант. Чтобы выполнить требование «дешевле и быстрее», логистической компании необходимо выстроить инфраструктуру: перегрузочные склады, фулфилмент-центры. В одиночку это очень дорого. Где же выход? В кооперации, создании кластеров, где каждый занимается своим делом, считают участники рынка.
— Если говорить о проблемах «последней мили», то в ЦФО или Екатеринбурге они одни, а в удаленных регионах — другие. Там, где выстроена логистическая инфраструктура, количество заказов колоссально. В Санкт-Петербурге, к примеру, на одного курьера может приходиться до 80-120 в день, поэтому основная задача логистики — обеспечить их исполнение. Думаю, будущее за новыми IT-решениями, которые полностью автоматизируют построение маршрута в условиях плотной жилой застройки. И за агрегаторами, позволяющими набирать персонал в пиковые периоды, — резюмирует представитель группы компаний «КИТ» .
Компетентно
, и.о. начальника Уральского :
— На Урале 99 процентов электронной коммерции — это товары личного пользования, которые поступают физлицам с иностранных интернет-площадок. Способов доставки три: международное почтовое отправление, экспресс-перевозчики и транспортные компании. Экспресс-фирмы в основном проводят таможенную очистку товара в Москве. Мы работаем с почтовыми отправлениями в центре обработки в Кольцово. За полгода через него прошло почти 25 миллионов отправлений. С одной стороны, это радует, с другой — беспокоит. Мы могли бы оформлять больше, если бы не сталкивались со специфическими вопросами. В частности, в России к товарам, запрещенным к пересылке, относятся средства негласного получения информации (ручки, часы или очки со встроенной камерой и микрофоном). Изделия, конструктивно схожие с холодным оружием, продаются свободно внутри страны, но при пересечении границы нужны разрешения. Большинство покупателей этого не знает, а некоторые некорректно заполняют документы, чтобы уйти от таможенного контроля. В результате за полгода более 12 тысяч грузов возвращено адресантам. Мы заинтересованы в том, чтобы больше товаров обрабатывалось на Урале. Для этого существуют экономические предпосылки: перевозка груза из столицы в Екатеринбург стоит в 2-2,5 раза дороже, чем в обратном направлении. Нужно строить склады и популяризировать регион как логистический хаб. Мы готовы работать над увеличением штата, оптимальным расположением таможенных постов.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео