Вечерняя Москва 31 июля 2017

В семьдесят Пугачева вернется. Ну и пусть!

Фото: Вечерняя Москва
Что-то я пересмотрела свое мнение на личность Пугачевой Аллы Борисовны. Вообще, отношение к ней у меня менялось на протяжении всей жизни. Поскольку Алла Борисовна меня значительно постарше будет, ее творчество я могла наблюдать, как только в нашем доме появился телевизор.
Ну, и понеслось. Этапы были следующие (их немного). В детстве, я помню, я и сестра Пугачеву очень любили. Мне было шесть, сестре четыре. Любовь к Пугачевой длилась лет пять, наверное. Пугачева казалась эталоном всего модного и нового. Мы подпевали многие ее задорные песни, но особенно, конечно, любили «Арлекино» и «Даром преподаватели». Пели. Делали прически «под Пугачеву». Бабушка ругалась, дед вел беседы про сиюминутность эстрады, про звезд-однодневок… Бедный дед, как он был бы удивлен… Впрочем, про это я уже где-то говорила.
Потом мы полюбили певцов помоднее, поволосатее и более рокерное. Но Пугачева все равно оставалась этаким маячком. И в «Голубом огоньке», например, ждали именно ее: что отчебучит? И было ведь, было. «Эй вы там, наверху!» — помните? Ну все-таки молодец Пугачиха, говорила я. И носила, помнится, такой же короткий черный балахон. Потом мы стали круты, нарядились в цепи и погрузились в печаль «Наутилуса» и «Кино». Пугачева как певица куда-то исчезла, как утренний туман; лишь доходили светские слухи на первых полосах газет (а это было как раз время расцвета «желтой» прессы) о ее романах. Челобанов, Кузьмин, Филипп. Потом — Галкин.
Впрочем, к периоду Галкина равнодушие к Пугачевой сменилось сдерживаемым раздражением. Сколько можно? Вопрошала я. Почему опять? Рождественские встречи и Голубой огонек, и в жюри, и во всех околомузыкальных передачах! Тогда уже ее величали Примадонной. Тоже не очень скромно, кстати. Но, при раздражении, еще была к ней какая-то симпатия. Вспоминались годы детства и нравоучительный дед. И еще — на самом дне сердца — таился страх. А вдруг — исчезнет Пугачева, наше песенное всё, и эстрада тоже исчезнет? Ведь она окружена свитой. И мы к этой тусовке все-таки привыкли. Другого-то нет.
Косность вообще свойственна людям. Даже тем, которые считают себя прогрессивными.
Она ушла с эстрады в 2009 году. И была громкая пресс-конференция и красивые слова. Сразу захотелось плакать. Как же мы без вас?
Но, что называется, рано радовались. Или печалились. Кому как ближе.
Потому что потом началась самая, что ни на есть, Пугачевская вакханалия. Она не поет, но, тем не менее, она везде. С Гарри и Лизой — молодая мать; на свадьбе у Никитоса — вся в белом; в Прибалтике — выставляет голые ноги; в наполненной водой ванне обнажает плечи и страшно сказать что еще. Мы знаем каждый чих, каждый пук, и внуков, и детей. Вот измором берет по первому каналу «Максим-Максим». Вот розовые тапочки мелькают. Господи! Пугачева начала вызывать самую что ни на есть натуральную ненависть. Эта ненависть достигла небывалой концентрации и материализовалась петицией с просьбой убрать ее и всю эту камарилью из новогодних передач. Дело закончилось, понятно, ничем. Пугачева непотопляема. Вы спросите, вполне логично, а зачем следить за ее жизнью? Да я не слежу! Но я открываю сайт газеты, чтобы прочитать новости. А там — все заглавные новости — про Пугачеву. Женили Никитку, славатегосподи. А сейчас ведь Гарри с Лизой подрастут. И у Филиппа, кстати, тоже черноглазые мальчик с девочкой. Ох, не видать конца игу. Я от этих околопугачевских новостей последний год просто тряслась уже.
И тут вдруг — опять сменился вектор. Я прочитала, что она решила вернуться на эстраду в 70 лет. И кучу злобных комментариев под этой новостью. Штук примерно пятьсот — один другого ужасней и остроумней.
А я вдруг поймала себя на мысли, что… восхищаюсь ей. Да, не как певицей, я помню только ее старый репертуар. Который слушала страшно сказать сколько лет назад. Ведь не только жажда наживы толкает ее вновь и вновь выставлять все эти фотки, вести инстраграм, мелькать, зажигать, удивлять? Наверное, это просто действительно такая вот звезда, которая может только возбуждать вокруг себя мнения, сплетни и пересуды. Она не может без этого. А сколько сил, пожалуй, надо для того, чтобы противостоять всей этой волне противоречивых суждений. В семьдесят она вернется петь! Ну просто ахахаха! В сорок большинство уже мечтает о пенсии и покое, о маленьком домике на берегу и манной каше перед сном. Уж на манную кашу и маленький домик Пугачева себе заработала, точно. То есть, это какая-то другая биохимия организма, такая вот активность и желание всегда быть на виду. Да еще и петь! А энергетика, подминающая под себя всё и вся. Ведь надо же не просто захотеть петь. Надо — заставить слушать.
Наверное, она действительно такая — одна. Не думала, что напишу это. Дед, ты во всем был прав, во всем, о чем говорил мне. Но с Пугачевой ты ошибся. Она не звезда-однодневка. Она пережила тебя, пережила моего отца. С такой энергией она переживет и меня.
И мне от этого не грустно, а, скорее, смешно. Пусть возвращается в семьдесят. Пусть поет. А мы будем опять удивляться, злиться, а кто-то — радоваться, и обсуждать ее. И поражаться: какие все-таки люди — разные.
Комментарии
Читайте также
Московские власти открыли справочную линию по отключению горячей воды
Лето начинается с клубники. В Калининграде стартовал ягодный сезон
Источник назвал основного претендента на пост врио губернатора Тюменской области
Фестиваль «Мультимир» в честь дня защиты детей пройдёт на ВДНХ