Ещё

25 лет Олимпиаде в Барселоне — 1992. Русак и Козловский — о проблемах и СНГ 

25 лет Олимпиаде в Барселоне — 1992. Русак и Козловский — о проблемах и СНГ
Фото: Чемпионат.com
«Осенью 1991 года в Токио после одной из побед нашей команды зазвучал советский гимн. Стоявший рядом со мной президент МОК  негромко заметил: „А ведь, пожалуй, слушаем его в последний раз“, — вспоминал вице-президент Олимпийского комитета России . Самаранч оказался прав — через считаные недели Союза Советских Социалистических Республик вместе со всеми атрибутами единого государства не стало.
»Чемпионат» в своём проекте «Братство конца» рассказывает, каким образом удалось сохранить единую команду из 12 бывших республик СССР (Эстония, Латвия и Литва получили право выступать отдельными командами гораздо раньше) в атмосфере всеобщего развала и хаоса. Свидетелями выступают последний министр спорта СССР Николай Русак (официально его должность звучала как председатель Госкомитета СССР по физкультуре и спорту), вице-президент ОКР Александр Козловский и британский журналист . Часть высказываний Козловского взяты из его книги «С олимпийской занозой в сердце» (М., 2015), Дэвида Миллера — «Олимпийская революция» (М., 1995).
«Олимпиада? Это ваши проблемы!»
Александр Козловский: В первые же дни декабря 1991 года, когда Советский Союз фактически перестал существовать, мы провели заседание исполкома Олимпийского комитета СССР для обсуждения хода подготовке команд к зимним и летним Играм-92. Вдруг один из зампредов Госкомспорта СССР сообщил грустную новость: «Из-за распада страны аdidas считает контракт более недействительным, а у нас нет денег, чтобы вывезти сборную даже на предстоящую через два месяца зимнюю Олимпиаду». Николай Русак: Вспоминаю, как нас, союзных министров, в декабре 1991 года собрали на совещание и сообщили о ликвидации всех министерств и ведомств. Я ещё задал вопрос организаторам этого совещания: «А как быть Госкомспорту СССР — у нас в следующем году две Олимпиады!». На что получил ответ: «Это ваши проблемы».
Дэвид Миллер: Все прежние контракты с бывшим СССР стали недействительными. По подсчётам президента ОКР , для выступления команды в Барселоне нужны были 3,5 млн долларов. За полгода до Игр у русского НОК была только одна седьмая часть этой суммы, предоставленная аdidas. Это уникальный случай, когда у бюджета олимпийской команды существует зарубежный источник. Ситуация была настолько тяжелой, что сам Самаранч договорился о том, что российскому телевидению будет предоставлена отсрочка в оплате полутора миллионов долларов, необходимых для освещения Олимпийских игр. А. К. : Президент НОК СССР Виталий Георгиевич Смирнов связался с новыми руководителями аdidas, и его собеседники ответили: «В России мы только с вами готовы подписать соглашение о сотрудничестве». Вот что значит благодарная память! После этого Смирнов заявил: «Олимпийский комитет берёт на себя финансирование выезда нашей делегации на Игры». Именно на ОКР легло бремя обеспечения участия НОК стран СНГ в Играх-92. Валюты собрали тютелька в тютельку. 31 декабря был заключён контракт с аdidas, затем, получив «добро» со стороны президента МОК Хуана Антонио Самаранча, начальник финансового департамент подписал соглашение с компанией «Смирновъ» (российская версия водки Smirnoff), позже я — с американскими организаторам Игр Доброй Воли. В итоге набрали почти 3,5 млн долларов, что, забегая вперёд, хватило на участие в режиме экономии сборных СНГ в зимних и летних Играх-92). Первые 50 тысяч, которые ОКР заработал, отдали сборной по хоккею на траве, чтобы они поехали в Австралию на олимпийский отборочный турнир.
«Украина отчаянно отстаивала право поехать в Барселону своей командой»
Н. К. : Стало понятно, что рассчитывать мы можем только на себя. Спортсмены и тренеры не виноваты, что большой страны больше нет. Я собрал работников Госкомспорта СССР и сказал: «Товарищи, предлагаю продолжать работу, как работали». Нужно уйти достойно. Слава богу, что Госкомспорт не финансировался из госбюджета, все средства мы брали из доходов «Спортлото». По инерции, эта всесоюзная лотерея продолжала работать, и деньги ещё шли. За счёт неё мы смогли просуществовать весь этот олимпийский год. А. К. : У Смирнова родилась идея оперативного визита Самаранча в Москву для достижения договорённости с Ельциным об объединённой команде СНГ. Президент МОК принял наше приглашение, и в январе прибыл в Москву. Ельцин сразу согласился с идеей объединённой команды СНГ.
Д. М. : По итогам встречи двое лидеров договорились, что в 1992 году выступать будет объединённая команда из 12 бывших советских республик. В Барселоне для победителей в индивидуальных видах спорта будут играть государственные гимны и подниматься государственные флаги, в командных — олимпийский флаг и гимн. Оставалась единственная проблема — договориться с остальными экс-республиками. Особенно отчаянно отстаивал отправку в Барселону независимой сборной своей страны президент НОК Украины Валерий Борзов. В частном порядке Борзов был согласен на объединённую команду, но на него осуществлялся политический нажим президента Украины . «Не поддержи Ельцин эту идею, — сказал впоследствии Самаранч, — все остальные республики захотели бы свои отдельные команды, и организаторы в Барселоне не справились бы со всеми материальными и прочими проблемами из-за внезапного увеличения числа участников». Н. К. : В январе я собрал министров бывших союзных республик и сказал: «Больше Госкомспорта нет, давайте подумаем, как мы будем управлять этим хозяйством до сентября 1992 года, когда закончатся Игры в Барселоне». Поступило предложение создать Спортивный совет стран СНГ из министров спорта 12 независимых государств. Уже после того как мы успешно выступили на зимней Олимпиаде в Альбервилле-92, премьер-министр сказал: «Смотрите, спортсмены самостоятельно создали свою координирующую структуру, и у них получилось. Давайте их поддержим перед Барселоной». Но денег из бюджета мы по-прежнему ни копейки не получали.
«Американец вводит вас в заблуждение. Выиграем, как обычно, мы»
А. К. : Многие российские спортсмены в угоду дружине СНГ на Олимпиаду не попали. Пытаясь соблюсти политкорректность, руководство делегации, например, уступило напору наставника команды Украины по художественной гимнастике Ирины Дерюгиной. В результате вместо семикратной чемпионки мира в Барселону из Киева приехали и . При этом эксперты считали, что Костина сильнее обеих, да и тренерский совет изначально проголосовал за ее включение в сборную. Мы пытались сгладить острые углы. В результате договорённости Смирнова с Самаранчем Оксана всё-таки приехала на Игры. И в качестве VIP-гостя встретилась с президентом МОК, который вручил ей памятный подарок.
Н. К. : Действительно, была в художественной гимнастике такая проблема. Но мы коллегиально обсудили её на спортивном совете, выслушали мнения тренеров и, считаю, приняли правильное решение. В том виде программы у нашей команды было золото и бронза. Да даже спустя годы я считаю, что это было правильное решение. Однажды пришлось и лично вмешаться в формирование команды по тяжёлой атлетике — по надуманным причинам в состав не хотели ставить знаменитого Александра Курловича, представителя Беларуси. И тут я оказался прав — Курлович выиграл. Мы с Сашей до сих пор общаемся, вспоминаем те времена. А. К. : Олимпийский комитет России с самого начала хотел заявить о себе не как «Иван, не помнящий родства». Поэтому решили продемонстрировать: мы — выходцы из СССР, ценим нашу историю. В число VIP-гостей вошла примерно дюжина уважаемых организаторов советского спорта, в том числе из Прибалтики, Украины, других республик. Причём некоторые находились уже не у дел. Тогда наши бывшие собратья переживали эйфорию независимости. Как-то уже в Барселоне на выходе у одной из гостиниц заметил говоривших по-русски трёх олимпийцев из Литвы, Латвии и Эстонии, которые нас… не узнали. Проходя мимо них, я заметил: «Господа! Ради приличия перейдите на английский». Чего уж таить, напряжённая атмосфера среди экс-советских ощущалась. Н. К. : Перед самым началом Игр организаторы устроили пресс-конференцию, на которой перед журналистами выступали представители главных спортивных делегаций. Передо мной речь держал американец, который заявил, что так как Советский Союз развалился, то сборная США сейчас гораздо лучше и выиграет общекомандный зачёт. Я взял слово и сказал: «Уважаемый коллега вводит всех в заблуждение. Выиграем, как обычно, мы — причём с большим отрывом». Так и получилось.
«Призовые? Стыдно даже называть цифру. Мизер»
А. К. : Каждая олимпийская столица после берлинских Игр-36 соревнуется в оригинальности зажжения огня. В Барселоне выпустили из лука стрелу с огнем, которая должна была попасть в чашу большого факела. Может, там имелся страховочный вариант, но если бы стрела пролетела мимо, то все поняли бы: всё действие — фальшь. Хозяева сильно рисковали. Без сомнений, смелость режиссёров церемонии открытия Игр-92 оказалась феноменальной. Наша команда вышла под олимпийским знаменем, но каждый руководитель делегации держал флаг своей страны. Слава богу, один из наших агентов — югослав Горан Такач — договорился с фирмой соотечественников, и те бесплатно выдали всем форму. Её качество, конечно, «слёзы», но хоть что-то. Зато сборная СНГ прошагала по стадиону в единых костюмах. А если бы за них пришлось платить, то пошли бы по миру.
Н. К. : В последний день завершения Олимпиады в Барселоне мы собрали всех руководителей спортивных делегаций независимых государств. Я поздравил их с успешным выступлением и от себя лично поблагодарил, что до последнего все они оставались единым целым. Посидели, повспоминали, как было трудно готовиться… И тогда меня поразило одно обстоятельство: от руководителей России не было ни одного звонка! Собственно, позвонил всего один человек — президент Азербайджана . Он в советские годы как первый зампредседателя Совета министров СССР курировал спорт. Позвонил и сказал: «Передай ребятам, тренерам и специалистам большое спасибо за то, что достойно выступили как единая команда. Мы все за них болели как за своих». Призовые за медали? Мизерные. Откровенно говоря, на фоне нынешних стыдно даже называть цифру. Д. М. : По моей информации, объединённая (российская) команда заплатила каждому олимпийскому чемпиону Барселоны по 3000 долларов.
А. К. : Никто особенно не считал, но мы-то знали: россияне завоевали 17 личных золотых медалей из 45 общих высших наград сборной СНГ. Подлинный триумф! В доме приёмов на Воробьёвых горах устроили приём. Ельцин, выпив пару рюмок, громко пообещал: «В следующий раз все ещё до отъезда на Игры получат квартиры и машины…». В 1990-е всё, что можно было уничтожить в России, ельцинская команда разрушила…
Подпольный миллионер запугивает новоселов
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео