Особенности местной рыбалки. Где ловить, и куда делась рыба? 

Особенности местной рыбалки. Где ловить, и куда делась рыба?
Фото: АиФ-Новосибирск
Летний сезон рыбалки в самом разгаре. Новосибирская область богата водоёмами, где можно посидеть с удочкой. В реках, прудах и озёрах водится более 50 видов рыб: судак, сазан, щука, карась. Корреспондент Аиф-Нск выяснил, где встречаются язь, налим, плотва, окунь, форель, пелядь.
Где лучше клюёт?
Так, в начале лета жительница Новосибирска поймала гигантского сазана весом 11,2 кг. Но такой улов — редкость. «Несколько раз ездили рыбачить с другом и на ОбьГЭС, и в Мошковский район, — рассказал житель Новосибирска . — Знакомые хвалили эти места, говорили, клёв там хороший. Но мы поймали только несколько небольших рыбёшек».
Знатоки уверяют: рыбные места в регионе есть и при умении правильно организовать рыбалку — выбрать нужное время, снасти и подходящую приманку, можно вернуться с богатым уловом.
«Самые рыбные места в НСО — это озеро Чаны со всеми протоками и мелководными участками и верхняя зона Обского водохранилища», — рассказал в пресс-центре «Встречи на Вертковской» начальник отдела государственного контроля, надзора и охраны водных биоресурсов Верхнеобского территориального управления рыболовства .
В сезон здесь можно увидеть десятки любителей посидеть на берегу с удочкой, невзирая на комаров и мошек. «Понятно, что за те деньги, которые я трачу на подготовку к рыбалке, можно купить не одно ведро рыбы. Но дело ведь не только в еде, — объясняет . — Рыбалка — это увлечение, которое затягивает. Как ребёнок, который коллекционирует фантики, начинаешь изучать и покупать разные виды удочек и приманок, узнаёшь кучу интересных историй, учишься любить и понимать природу, преодолевать трудности и бытовые неудобства».
Впрочем, герои анекдотов о рыбаках, которые ездят на озеро не за рыбой, в Новосибирске тоже встречаются. Они покоряют болотистое бездорожье на мощных джипах, фотографируются с дорогим спиннингом на фоне живописных пейзажей. И всё это для того, чтобы выложить в соцсети. «Один мой знакомый, человек небедный, выписал из-за границы удочку за 50 тыс. рублей, накупил разных приманок, ещё и моторную лодку в придачу, — вспоминает Александр Егоров. — Однако он всегда оставался без рыбы и к тому же нередко попадал в разные передряги — один раз его вызволяли из снежного плена, когда поехал рыбачить накануне метели, в другой — он умудрился пробить лодку и чуть не утонул на озере. В итоге он стал просто набирать побольше водки и ехал с друзьями отдыхать на рыбалку».
Смертельные сети
В советские годы НСО входила в число лидеров по товарному вылову рыбы. Тогда водоёмы региона были богаты рыбой. В лихие 90-е отрасль развалилась, и всё богатство просто варварски выловили сетями кто сколько мог. Несколько лет назад ситуация начала меняться: в 2011 году заработала ведомственная целевая программа — рыбоводам из бюджета стали выделять дотации, в водоёмы стали запускать тысячи мальков. «Сегодня многие бизнесмены устремились в сферу платной рыбалки, но сейчас не просто берут плату за улов, а заботятся о воспроизводстве», — говорит Евгений Шевчук.
Однако тех, кто занимается варварским ловом, сегодня немало. По данным регионального отдела государственного контро­ля, надзора и охраны водных биоресурсов, только в этом году в отношении браконьеров было возбуждено 60 уголовных дел.
«Я не раз натыкался на рыбалке на браконьерские сети, причём дешёвые китайские, которыми забиваются все протоки реки, — рассказал житель Новосибирска Виталий Кеслер. — Во время нереста рыбе просто перекрывают дорогу, и она, полная икры, попадает в эти ловушки и гибнет. Таким образом, она не может воспроизвести потомство».
От рук браконьеров погибает не только рыба, но и чайки. В начале июля десятки мёртвых птиц обнаружили на берегу Оби в районе посёлка Красный Яр волонтёры Новосибирского центра реабилитации хищных птиц. Пернатые погибли потому, что запутались в рыболовных сетях, а некоторые птицы, проглотив крючок, умирали долгой и мучительной смертью.
Кстати, употреблять речную рыбу многие сибиряки опасаются: боятся заразиться описторхозом — в регионе находится его природный очаг.
«Заболевание диагностируют зачастую только через несколько лет, а излечить хронический описторхоз непросто, — рассказал инфекционист-гепатолог Пётр Гладкий. — Личинки этого паразита попадаются, как правило, в белой рыбе семейства карповых (лещ, язь, елец, плотва и другие). Избавиться от них можно только при помощи тщательной термической обработки. Полное разрушение личинок в рыбе происходит через 15 минут при температуре 100 градусов. Кроме того, рыбу надо хорошо посолить».
Отрасль разорили!
Профессиональный рыбак, капитан баркаса Фёдор Тельбух:
— Слава о наших рыбаках гремела не только в России. Хлопцы на всех конкурсах получали золотые медали, а Карасукский рыбзавод, на который мы и перевозили рыбу, даже наградили в Берлине. Мы отличились и на Олимпиаде в Москве в 1980 году — отправили спортсменам тогда целый вагон копчёной рыбы! К сожалению, те славные деньки давно прошли.
Село Хорошее в НСО десятилетиями было рыбацкой деревней. Рыбачил ещё мой отец, по его стопам пошли я и мой сын — это семейная традиция для многих жителей. С малолетства дети помогали нам, рвались порыбачить, а не сбежать в город. Раньше часто приезжали учёные, которые замеряли, взвешивали и отслеживали качество рыбы, отправляясь с нами на промысел. У нас стоял рыбзавод, катера, на которых, бывало, мы по два раза в день ходили на озеро. Тогда ловили много, но, на удивление, рыбы всё равно хватало всем с лихвой.
Позже наших ударников рыболовства даже притормаживать начали: ловить не более 3 тонн рыбы в день, а то машин «не хватает». Позже на рыбзаводе началась чехарда — постоянно менялось руководство, стали ограничивать ловлю, сократили число бригад. Стали неправильно зарыблять — рыба тысячами гибла в воде. Создаётся впечатление, что большим начальникам главное по бумажке выполнить приказ — запустить рыбу, а дальше плевать, выживет она, вырастет или нет. Некогда благополучная деревня рыбаков постепенно вымирает — техника продана, рыбаки сидят по домам, завод стоит, а молодёжь бежит, ведь работать негде. Сейчас дело доходит до абсурда: рыбаки, которые всю жизнь отдали озеру, считаются браконьерами. Сколько мощных заводов раньше стояло в округе, а теперь они в запустении! Что же происходит? Люди не понимают.
Рыбалка по-честному
Михаил Баядин, рыбак-любитель:
— Среди профессионального сообщества рыбаков сегодня немало тех, кто занимается спортивной ловлей и категорически не приемлет запрещённые методы, когда используют моторные лодки и браконьерские сети. Сегодня даже сформировался тренд рыбачить по-честному. Некоторые специализированные магазины, например, пишут объявление: мы не продаём сети, только спиннинг, удочки и катушки. Среди новосибирцев немало тех, кому не безразлично, что будет с природными ресурсами после них. Весной волонтёры проводят экологические акции — устанавливают для рыбы искусственные нерестилища из еловых веток. Одна из таких акций прошла в начале мая на реке Оби. Нехитрые приспособления помогают многим видам лучше воспроизводить потомство.
Осетра станет больше?
Руководитель департамента природных ресурсов и охраны окружающей среды НСО :
— В регионе растёт число водоёмов, в которые выпускают мальков и молодь. Становится больше рыбы и рыбопромысловых участков.
Кроме того, в НСО сейчас действует программа воспроизводства сибирского осетра, с 1997 года занесённого в Красную книгу. Снижение численности этого вида произошло из-за браконьеров. Негативное воздействие оказало и строительство Новосибирской ГЭС. Сейчас места зимовки и нереста осетровых находятся под охраной. С 2012 года в реку Обь и Новосибирское водохранилище выпущено более 44 тыс. сеголеток (молоди), выращенных в инкубационном цехе Новосибирского рыбзавода. Планируется увеличить численность этого вида в области настолько, чтобы к 2025 году сибирского осетра можно было вывести из Красной книги.
Видео дня. Заммэра Новоуральска случайно застрелили на охоте
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео