Sputnik Казахстан 7 мая 2017

Ветеран из СКО о службе на военном аэродроме: самое тяжелое — ждать

Фото: Sputnik Казахстан
АСТАНА, 7 мая — Sputnik, Елена Бережная. Помните в фильме «В бой идут одни старики» механик Макарыч говорит: «Самое тяжелое в нашей работе — ждать». Эти слова из своего любимого фильма повторяет и ветеран Великой Отечественной войны из Петропавловска Елена Степановна Макарова. Она не понаслышке знает о буднях эскадрильи штурмового авиационного полка. В 19 лет она ушла добровольцем на фронт и служила мотористом на военном аэродроме, с которого ежедневно в бой уходили бесстрашные советские соколы.
Записалась добровольцем на фронт
Елена Макарова (в девичестве — Груднистая) родилась в Петропавловске, в 1938 году она вместе с родителями переехала в Кустанай, где в 1941 году окончила среднюю школу. Она хорошо помнит свой выпускной: после вручения аттестатов выпускники всю ночь 22 июня гуляли по улицам, пели, танцевали, строили планы на «завтра». А завтра была война…
После школы Елена получала высшее образование в учительском институте, но ее не покидала мысль, что она должна быть там — на фронте. Однажды, встретившись с одноклассницами, они заговорили о том, что большинство мальчиков из их класса уже на фронте, некоторые погибли… В итоге в мае 1942 года восемь подружек пришли с заявлениями в местный военкомат. Сначала офицер, посмотрев на них, отправил их домой, но через неделю они получили повестки: явиться к такому-то часу в военкомат с вещами.
"Нас рассадили по вагонам и повезли − куда именно, никто не объяснял. Добрались до Куйбышева, там нас пересадили на пароход, который примерно полмесяца плыл до города Вольска. Когда объявили, что мы будем учиться в Оршинском авиационном училище, мы несказанно обрадовались: «Ура, будем летчицами!». Но оказалось, что это — техническое училище, где готовили механиков, мотористов, оружейников. Я попала в группу мотористов. Учиться предстояло целый год, и мы, глупые, переживали, что не успеем на фронт, что война без нас закончится", — вспоминает Елена Степановна.
Потом обучение сократили до шести месяцев. В это время уже шло наступление на Сталинград. Это совсем рядом с Вольском.
"Через нас даже летали немецкие самолеты, мы их по звукам научились определять. И вот настал долгожданный день: нас распределили по боевым частям. Я оказалась в 683-м штурмовом авиаполку. В городе Чапаевске Куйбышевской области нас посадили в поезд. И снова никто не говорил, куда едем. В Клину нас ждали грузовые автомобили, на которых сначала добрались до Ржева, потом — до Нелидова. Я этот город никогда не забуду − такое страшное впечатление он произвел. Его тогда освободили от оккупантов, и еще не успели убрать виселицы с повешенными людьми. Это было ужасно… Наконец, через леса, через поля нас привезли на место, где стояли боевые машины", — рассказывает ветеран.
Он вчера не вернулся из боя…
В основном на аэродроме были штурмовые самолеты «ИЛ-2», которые на аэродроме ласково называли «Илюшеньки». За каждым самолетом были закреплены механик и моторист, следившие за техническим состоянием боевых машин. Делать приходилось все — мыть, чинить, заряжать, маскировать машины деревьями, тряпками… А еще приходилось ждать…
"Когда летчик со стрелком улетали на боевое задание, мы страшно волновались за них. В ожидании всматривались в небо… Вот на горизонте появляются точки, по звуку слышно — наши летят. Уф, все вернулись! Бывало, что приземлялась машина настолько изрешеченной, что страшно было смотреть. Но многие вообще не возвращались. Такое, что после выполнения боевого задания на аэродром возвращались абсолютно все, вообще редко бывало. Мы с летчиками даже знакомиться не успевали", — вспоминает Елена Степановна.
Она рассказывает, что в ее память врезался один случай.
"Прибыло к нам новое пополнение стрелков. Среди них — совсем юный паренек, симпатичный такой, кудрявенький. Смотрю, а он почему-то весь в слезах. Я тогда обслуживала самолет командира первой эскадрильи. Командир приказывает: «По машинам!». А этот парень говорит: «Пожалуйста, можно я останусь. Убьют меня сегодня, мама не переживет. Я у нее один». Командир возмутился, мол, что за разговоры? Стрелок отправился на задание. А когда самолет приземлился, оказалось, что он убит. Словно предчувствовал…", — рассказывает Елена Макарова.
Вспоминает Елена Степановна и жуткие бомбежки…
"Бомбы летят с отвратительным визгом. Прыгнешь в какую-нибудь канаву, лежишь и не помнишь себя от страха. Бах! Ох, кажется, жива. А тут уже вторая бомба летит… Бывало, дальнобойные орудия нас обстреливали. Это еще хуже, потому что не видишь, откуда смерть летит. У нас в полку 14 девочек было, две из них погибли. Я сама во время налета получила ранение. Все произошло внезапно. Когда в небе над аэродромом появились два «мессершмитта», мы решили, что это — самолеты-разведчики, бомбить не будут. А они вдруг резко пошли на снижение, и в нас полетели мины. Мы врассыпную, кто куда. Я оказалась рядом с нашим механиком. Подбегает инженер, кричит: «А вы снаряды оттащили от самолета?». А снаряды-то были от «Катюши», их мы к крыльям подвешивали. Представляете, что было бы, если бы в них мина попала? Все на воздух взлетело бы! Механик соскочил — и к самолету, я — за ним. Стали быстро эти тяжелые ящики отодвигать. А когда все закончилось, я увидела, что то место, где мы сначала с механиком прятались, миной разворотило. Ну, думаю, повезло мне. А через пару дней шея стала страшно болеть, раздуваться, так, что я даже голову повернуть не могла. Отправили в госпиталь, оказалось, что в шее застряли два крошечных осколочка, чего я, видимо, от сильного нервного напряжения не заметила", — рассказывает участница войны.
Мы хлеба горбушку — и ту пополам
Крошечные осколки обернулись большими проблемами со здоровьем. В итоге девушку признали негодной к службе в армии, дали инвалидность и демобилизовали со снятием с воинского учета. Так, в начале 1944 года Елена Макарова вернулась в родной Петропавловск. Отец еще был на фронте, он вернулся домой только после Победы. Мама жила в небольшой комнатке полуподвального помещения. Елена Степановна вспоминает, что в тылу очень голодно жили, питались хуже, чем на фронте.
"Помню, однажды мы с мамой пошли в гости к ее подругам. Это были четыре сестры, эвакуированные из Ленинграда. Зима, холод, никто верхней одежды в комнате не снимает. Сидим, разговариваем. А когда мы стали собираться домой, одна из женщин преградила нам дорогу. Нет, говорит, оставайтесь, сейчас ужинать будем. Ужин состоял из четырех сваренных в котелочке картофелин и горбушечки хлеба величиной с ладошку. Все это богатство хозяйки разделили на шесть равных частей, тоненьких полосочек. У меня они до сих пор перед глазами… Понимаете, какие люди тогда были! Никакой жадности, последним куском были готовы поделиться! И на фронте также жили. Когда мы в полку получали посылки из дома, то все делили между собой. Если это были сухофрукты, то каждому давали по ягодке. Если теплые варежки, то мы их по очереди носили. И никто не думал: о, какой я добрый и благородный. Это была норма жизни", — рассказывает Елена Степановна.
Она подчеркивает, что именно благодаря дружбе, сплоченности, взаимопомощи, готовности отдать свою жизнь за другого наш народ и выстоял в этой страшной войне. Противник был хорошо вооружен и экипирован, но советские люди были сильнее духом, они сражались за Родину. Патриотизм для них был не пустым словом, горячая любовь к своей стране определяла все поступки в жизни.
"Я хорошо помню 9 Мая 1945 года, — говорит Елена Степановна. — Ночью мне приснился удивительный сон: огромное красное знамя полыхает в небе. Проснулась я от громкого стука в дверь. Открыла, на пороге сосед, кричит: «Война кончилась! Победа! Скорее включайте радио!». Люди пели, танцевали, а я ревела навзрыд, с трудом успокоилась… Сколько же эта проклятая война принесла нам боли, страха, горя, сколько забрала молодых жизней… Пусть такое никогда не повторится!".
После войны Елена Степановна вышла замуж, больше 35 лет трудилась в областной коллегии адвокатов. Пока позволяло здоровье, ездила на встречи с однополчанами, на торжества по случаю Дня Победы, в том числе — в 2005 году в Астане. Сейчас здоровье уже не позволяет путешествовать, но память снова и снова отправляет ее в прошлое — на встречу с теми, с кем воевала, с кем дружила после войны, и с теми, кто тогда не вернулся из боя…
Справка: 683-й полк в ноябре 1941 года был сформирован как скоростной бомбардировочный полк на самолётах «СБ». Сформировался он в Сибири, в Омске. Полк совершил перелёт в суровых зимних условиях на Юго-Западный фронт, где действовал до марта 1942 года. В апреле был переименован в 683-й штурмовой авиаполк, переучивался летать на самолёте-штурмовике «ИЛ-2» в городе Чапаевске Куйбышевской области. С июля по октябрь 1942 года принимал участие в боях на Брянском фронте в составе 2-й Воздушной Армии. Затем вновь был переформирован, пополнен и направлен на Калининский фронт, который был переименован в 1-й Прибалтийский фронт. В него вошёл 683-й полк в составе 3-й Воздушной Армии. Он принимал участие во многих операциях при освобождении Белоруссии и Прибалтики. За боевые заслуги неоднократно отмечался в приказах Верховного главнокомандующего. Получил название Полоцкий за освобождение Полоцка, награждён орденами Суворова 2-й степени, Красного знамени. Шести лётчикам полка присвоено звание Героя Советского Союза.
Комментарии
Читайте также
В Петербурге предложили освободить от налогов предприятия по переработке мусора
Эксперты: решение не откладывать повышение пенсионного возраста убережет россиян от рисков
Жители кавказского села рассказали о провокациях и страхе перед бунтом
Заседание правительства Ленобласти началось с гимна