Ещё

Чемпионат мира по фигурному катанию: тайны судейства 

Фото: SovSport.Ru
Блогер Полина Sandstorm, увлеченная фигурным катанием, глубоко копнула: вскрыла если и не все, то многие тайны судейства во время только что закончившегося чемпионата мира по фигурному катанию. «Советский спорт» пересказывает главное.
С этого года зрители фигурного катания могут больше не задаваться вопросами «какой дурак поставил ноль за такой прекрасный тройной аксель?» и «кто умудрился оценить этот танец на десятки в компонентах?». Теперь мы знаем не только состав бригады, но и то, кому принадлежат конкретные колонки в протоколах. Результаты наблюдения за оценками стали настолько любопытными, что один американский болельщик даже создал инстаграм с самыми выдающимися случаями национального пристрастия на рабочем месте.
Последний крупный старт сезона лишь подтвердил все то, что мы и так уже знали про год, в котором национальные предпочтения и личные пристрастия для многих судей оказались дороже профессиональной этики. Очень многие колонки оценок вечно выбиваются из средней температуры по больнице.
Танцы на льду
Танцевальные ветки — хедлайнеры по числу возмущенных судейством комментариев. Причем если раньше предсказывать оценки по составу бригады пытались только болельщики, то теперь и спортсмены с тренерами бодро жалуются в интервью на неудобные бригады и незаслуженно низкие уровни (ГОЭ, компоненты, места относительно коллег по сборной…).
В коротком танце мировой рекорд обновили Тесса Вирчу и Скотт Моир. Единственным, кто был не согласным с таким раскладом, стал судья из Франции: он посчитал, что его земляки перекатали канадцев на 0.4 балла, причем разница в 4 балла в базовой оценке ему не помешала.
Российская судья тоже отработала свое место в бригаде по максимуму: на мировое господство Тессы и Скотта она посягать не стала (в целом анализ протоколов за прошедший год показывает, что российские судьи обычно лояльны к ВМ и ставят им баллы даже чуть выше среднего), но Екатерину Боброву и Дмитрия Соловьева все же вывела на промежуточное второе место. Чтобы кто-то из многострадального дуэта Ильиных-Кацалапов увидел южнокорейские зимние пейзажи, обкатав третью (теперь мы уже знаем, что несостоявшуюся) путевку на Игры, россиянка недрогнувшей рукой поставила принципиальным соперникам Александры Степановой и Ивана Букина — Пайпер Гиллес и Полю Пуарье — компоненты ниже дуэта из Израиля, ГОЭ в два раза меньше средних, ну и на всякий случай максимально утопила американцев Мэдисон Хаббел — Захари Донохью: как чувствовала, что Зак днем позже сорвет твиззлы.
В произвольном танце судьи уже в несколько другом составе продолжили борьбу за квоты, места в десятке и лидерские позиции.
Американец, например, поставил Шибутани-Шибутани на второе место как в произвольном танце, так и по сумме с коротким, отодвинув Вирчу-Моира на третью строчку. Чтобы подразнить Наталью Бестемьянову и других членов Букины-тим он дал меньше сотни в произвольном танце Саше и Ване— ровно столько же, сколько и паре Гиньяр-Фаббри.
Российской судье срыв Вирчу-Моира по душе тоже не пришелся, и она задвинула их за спины Екатерины и Дмитрия. Степанова-Букин при этом были ей оценены довольно близко к тому, что написано в протоколах: корейский, чешский и британский судья отнеслись к ним даже лояльнее.
К слову, судьба тех сотых, которыми Боброва-Соловьев упустили деревянную медаль (не то, о чем стоило бы грустить, но в контексте квот могло бы быть важно) в чем-то зависела и от российской судьи: именно она поставила дуэту Уивер-Поже на балл больше, чем они получили в итоге. Видимо, весь запал ушел в то, чтобы потопить третью канадскую пару (99,80 против официальных 106,16) и дуэт американцев Захари-Донохью (94,90 против 101,17 в протоколе).
Ну и о неожиданном. Всегда в таблице можно увидеть результаты, под которые невозможно подвести национальные мотивы, шкурный интерес или что-то еще. Поскольку усматривать в судействе откровенно коррупционные нотки не хочется, буду считать это проявлением личных предпочтений, что тоже не соответствует представлениям о профессиональной этике, но, по крайней мере, более человечно. В коротком танце мой судья-фаворит из Испании: он, как и я, так проникся прокатами канадских пар, что отдал им все три комплекта малых медалей, причем Пайпер и Поль в его картине мира на 0.1 обошли Кейтлин и Эндрю. В субботу отличился британец: клонировать его девять раз — и были бы россияне с тремя квотами на ОИ: недрогнувшей рукой он опустил обеих Мэдисон под Степанову-Букина, туда же сослал Гиллес-Пуарье (им пришлось уступить место даже Калишек-Сподыреву, которым о сотне в произвольном танце пока остается только мечтать).
Парное катание
В парном катании особых споров о результатах не велось. Тарасова-Морозов героически (без сарказма) доехали до долгожданной мировой бронзы; Суй-Хань, преодолев все травмы, все-таки стали чемпионами; ну а Алена Савченко и Бруно Массо получили серебро, на которое больше вроде как никто и не претендовал: о чем-то можно было бы говорить, если бы ТМ не сорвали поддержку, но они сорвали и самоустранились. И тем не менее, в судейской бригаде нашлись обладатели ну очень альтернативного взгляда на мир.
Это оценки произвольной программы. Обратите внимание на столбик с семерками-восьмерками: это подкинула на бедность Ксении Столбовой и Федору Климову немецкая судья. 15 баллов — именно столько в ее мире составила разница во второй оценке между Аленой с Бруно и Ксенией с Федором. Произвольную программу СК версии немецкой судьи проиграли даже славным, но все же далеко не звездным итальянцам Маркеи-Хотареку.
Впрочем, ничего личного к Ксении и Федору у немецкой судьи, конечно, нет. В короткой программе она вывела на десять баллов меньше итоговой оценки Забияко и Энберту, подтопив их, прежде всего, юниорскими компонентами. Ровно те же 29.20 во второй оценке от нее получили Ю-Жанг, способные конкурировать с Савченко-Массо при неидеальном прокате последних. Почти на 6 баллов меньше среднего от немки получили Тарасова-Морозов (справедливости ради, состоялся обмен любезностями с российским судьей: тот столько же отнял уже у немцев). Возглавили турнирную таблицу в немецкой картине мира, конечно же, Алена и Бруно с суммой 83.70 против официального результата 79.84.
Не все, однако, решали на этом турнире задачи уровня мирового господства: у кого-то были свои локальные цели. Канадский судья, например, умудрился сделать уникальную вещь: поставил своим спортсменам в произвольной программе оценки на два балла ниже средних. Этими спортсменами стали Любовь Илюшечкина и Дилан Москович: видимо, нежелание давать Любе гражданство так велико, что собственные судьи не гнушаются тем, чтобы топить пару на стартах. В официальной табличке Люба и Дилан стали лучшими среди канадцев, у судьи-соотечественника же они худшие.
И вновь в конце блогер пишет о неожиданном. Судья из Латвии так порадовался вышедшим с больничного Сегуин-Билодо, что дал им третье место по итогам произвольной программы (что интересно, коллега из соседней Литвы определил их на одиннадцатую строчку). Японский судья проникся героизмом Жени Тарасовой и вывел их на второе место как по произвольной программе, так и по сумме. А самым непредсказуемым образом повел себя швейцарец: у него второе место после короткой программы заняли Маркеи-Хотарек, а Суй-Хань оказались лишь шестыми, едва унеся ноги от Забияко-Энберта и Симеки-Нерима.
«Евгения Медведева и все остальные» — эта фраза несколько раз прозвучала в различных интервью и обзорах касательно женского турнира. Однако, пишет блогер, с такой расстановкой сил были согласны все равно не все судьи. Впрочем, о женском и о мужском одиночном катании — мы отдельно поговорим на днях.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео