13 марта 2017, Российская Газета

Анастасия Хмельницкая: Донбассу нужна не «рыба», а «удочка»

Насколько типичен гуманитарный кризис в Донбассе?
Анастасия Хмельницкая: Он носит, скорее, атипичный характер. Как правило, гуманитарную катастрофу вызывают либо непосредственно боевые действия, либо природные или техногенные катастрофы. Но население Донбасса сейчас страдает не только и даже не столько от обстрелов, сколько от последствий экономической и финансовой блокады. То есть это гуманитарный кризис с экономическим лицом.
Мы обсуждали проблему с представителями многих международных организаций, и они тоже признаются, что для них ситуация, сложившаяся в Донбассе — это тоже что-то принципиально новое. Единственное, что объединяет конфликт в Донбассе с другими конфликтами — то, что рано или поздно он должен закончиться мирными договоренностями.
Но как долго может длиться такой гуманитарный кризис? В Донбассе он продолжается уже третий год.
Анастасия Хмельницкая: Увы, три года для мировой практики — это небольшой срок. Я общалась с разными специалистами, которые анализируют конфликты и принимают участие в их разрешении, и когда они приводят конкретные примеры с реальными сроками, мне становится страшно. Ведь я-то сама живу здесь, в Донецке. Если говорить о длительности этого конфликта, то он короткий. А если — о масштабности и причинах его возникновения, то все происходящее, с моей точки зрения, абсурдно. Ведь исторически население Донбасса, России и Украины — единое целое. Этим людям нечего делить, и у них нет причин ненавидеть друг друга.
В чем сейчас больше всего нуждаются жители Донбасса?
Анастасия Хмельницкая: Прежде всего, в мире, конечно. Знаете, старшее поколение часто говорило фразу, которую мы недооценивали: «Лишь бы не было войны». Так что грядущие майские праздники теперь открываются совершенно по-новому. Мир, труд, май… Да, хотелось бы мира, процветания, возможности работать. Если же говорить собственно о гуманитарной помощи, то требуется поддержка в восстановлении разрушенного жилья и инфраструктуры. Все-таки у нас очень много разрушений. Помощь нужна и сфере здравоохранения. И тут кстати тоже в полной мере проявляется гуманитарный кризис с экономическим уклоном. Например, семья с небольшим доходом не сможет вылечить ребенка или оплатить дорогостоящую операцию. Старая система медицины рухнула, а новая только выстраивается. Но на это потребуется время, специалисты и ресурсы.
Кому в первую очередь необходимо оказывать помощь?
Анастасия Хмельницкая: Кто самый слабый — это тема вечного диспута. Однозначного ответа нет. Поддержка необходима пенсионерам, которые не могут получить украинскую пенсию. К тому же многие из них брошены. Когда я была в кардиологии, врачи сказали мне, что к ним попадают пенсионеры, у которых было крепкое сердце, но теперь оно болит от того, что пожилые люди остались одинокими. Помощь требуется инвалидам, которые не могут никуда выехать и не могут даже ходить. Она нужна, например, донецкой семье, все члены которой — незрячие. Или матери-одиночке с ребенком, который перестал расти.
Мальчику нужно ежемесячно вкалывать гормон роста. Стоимость препарата 14 тысяч рублей, а у матери зарплата не больше пяти. Помощь нужна и здоровым детям, у которых война украла детство. Они давно не обсуждают, в каком платье пришла Ленка или Светка и кого Вовка дернул за косичку. Они говорят об обстрелах и о том, кого сегодня убило.
Людям, у которых разрушено жилье — их здесь называют разрушенцами — тоже необходима поддержка. Кстати, тут можно привести любопытный пример. Жительница Славянска, где шли боевые действия, выиграла у Украины суд по делу о возмещении материального ущерба за разрушенный дом. Ведь официальная позиция Украины заключается в том, что в Донбассе идет не война, а «антитеррористическая операция», а по закону государство обязано возмещать гражданам ущерб, нанесенный при проведении АТО. Поэтому теоретически пострадавшее население может претендовать на компенсацию. Но практически оно вряд ли ее получит.
На самом деле помощь в той или иной степени нужна всем. Я, например, не могу забыть такую историю. Мы раздавали в Луганске корма для животных, и чтобы оценить эффективность гуманитарного содействия, опрашивали людей, каких животных они кормят. Тогда прозвучал один поразивший меня ответ. Женщина сказала, что будет кормить нашими кормами собаку и есть сама. Пожалуй, самое страшное, что в некоторых районах даже трудоспособное население с хорошим образованием и опытом работы тоже может быть отнесено к незащищенной категории граждан из-за отсутствия высокооплачиваемой работы. Хорошо, что в Донбассе удерживаются низкие цены на коммунальные услуги и такие социальные товары, как хлеб и молоко, но для нормальной жизни этого все же недостаточно.
Поступает ли сейчас гуманитарная помощь жителям Донбасса от простых россиян?
Анастасия Хмельницкая: Да, но этот поток заметно уменьшился. В 2014 году, когда масс-медиа активно освещали конфликт, в Донбасс постоянно шли грузовики, забитые гуманитаркой, собранной простыми людьми. Конечно, в основном, это были посылки из России, хотя приходила помощь и из других стран. Но сейчас, судя по всему, конфликт уже «поднадоел». И возможно, повлияли факты злоупотребления человеческим милосердием. В Киеве, например, активно собирали помощь, якобы, для Донбасса, но она сюда не доходила. В России тоже были похожие случаи. А ведь посылки отправляли как правило не самые обеспеченные люди.
Нет ли опасности формирования у жителей Донбасса иждивенческой психологии, когда человек попросту привыкает получать гуманитарку и жить исключительно за счет нее? Не случайно ведь говорят о большей пользе предоставляемой нуждающемуся «удочки», а не «рыбы».
Анастасия Хмельницкая: Действительно, если постоянно кормить людей гуманитарной помощью, мы можем сформировать общество потребителей. Я называю это социальной инвалидизацией. У нас уже появляются люди, которые привыкли рассчитывать не на себя, а только на гуманитарку. Это, конечно неправильно, и мы надеемся со временем перестроиться из гуманитарщиков в организации, которые занимаются развитием. Уже сейчас мы начинаем реализовывать проекты самообеспечения, ориентированные на «удочку». Мы обучаем как писать бизнес-планы, как открыть свое дело, как заработать в интернете, пока существуют проблемы в производственной сфере, предоставляем оборудования для бизнеса, переучиваем людей на востребованные специальности, например, на тех же строителей. К сожалению, пока не все готовы к такой помощи.
Тогда каким образом можно излечить эту, как вы говорите, социальную инвалидизацию?
Анастасия Хмельницкая: Гуманитарную помощь нужно по-прежнему оказывать, поскольку она все еще необходима, но при этом лимитировать ее, чтобы человек постепенно привыкал к мысли о самообеспечении. Это, кстати, уже происходит в пунктах временного проживания. Поначалу люди жили там, получая гуманитарку и ничего не оплачивая. Сейчас же вводится минимальная оплата коммунальных услуг, чтобы у человека появился стимул идти в центр занятости и устраиваться хотя бы на временную работу. И это правильный путь. Во всем мире, даже в благополучных регионах снижается объем соцгарантий и соцвыплат. Но в Донбассе, конечно, первым делом нужно восстановить экономику.
Сотрудникам гуманитарных миссий приходится пропускать через себя чужую боль, горе, страдание. Как с этим справляться?
Анастасия Хмельницкая: Честно говоря, не всем удается. Люди на гуманитарной работе быстро «выгорают», поскольку в этой сфере невозможно работать «без чувств». Если ничего не чувствуешь, значит пора уходить. Это ведь не благотворительность с красивыми аукционами и банкетами. Гуманитарная работа — это склады, разгрузка, пахота. На 23 февраля, например, мы сделали «подарок» нашим мужчинам: им пришлось разгружать 23 грузовика. Но зато за год мы помогли более 150 тысячам человек. И кроме чужой боли мы ведь переживаем также чужую радость и искреннюю благодарность.
Другое Хмельницкий
Оставить комментарий

Главное по темам

«Ускорить смену курса»

01:41

Власти Дагестана призвали хозяев АЗС работать законно

01:30

Правительство обсудит уплату резидентами ТОР страховых взносов

01:24

Стамбульскому таксисту грозит 10 лет тюрьмы за обман пассажира

01:22

Правительство уточнит виды необлагаемых налогом доходов волонтеров

01:10

Видеоновости

Статьи

ПРО США: деньги на ветер

Неудача американских военных обошлась налогоплательщикам в $130 млн

Почему России повезло, что она — не Европа

Большинство граждан западноевропейских государств не считают Россию частью Европы, показал опрос, проведенный французской компанией IFop.

Заблудились и погибли: почему Израиль сбил ливийский «Боинг»

45 лет назад Израиль уничтожил ливийский пассажирский самолет над Синайским полуостровом.

«Домохозяек обычно заражает муж»

Почему беспорядочная сексуальная жизнь россиян приводит к эпидемии рака

«Это системная проблема. Система не работает, поэтому люди крадут»

Если энергетический сектор Украины удалось очистить от коррупции, то теперь от этого страдают военные, пишет The New York Times.

Фоторепортажи