В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

Возможности и риски нового главы Ярославля

21 октября исполнится ровно месяц с момента назначения Владимира Слепцова на пост первого заместителя мэра — исполняющего обязанности мэра Ярославля. Абсолютное большинство депутатов муниципалитета (при одном воздержавшемся) утвердило Слепцова на этом посту. Единодушие было не просто актом покорности врио губернатора Дмитрию Миронову, предложившему своего кандидата на должность главы областного центра. Уровень удовлетворенности ярославцев городской властью все последние годы оставался довольно низким. Запрос на позитивные перемены не ушел из-за того, что «альтернативный» мэр Евгений Урлашов оказался за решеткой, а его сменщики не смогли добиться быстрых ощутимых реультатов и переломить ряд негативных тенденций (низкое качество ремонта дорог и дворов, уборки города, поборы в школах и детских садах, галопирующий городской долг, точечная застройка и т.д.). Удастся ли Владимиру Слепцову оправдать возложенные на него надежды?

Возможности и риски нового главы Ярославля
Фото: ИА RegnumИА Regnum

Отмечу, что стартовые позиции Владимира Слепцова весьма сильные. У него есть несколько серьезных ресурсов, на которые можно опереться в управлении городом.

Видео дня

Первый ресурс — личные человеческие качества. Слепцов словно бы олицетворяет свой лозунг на выборах мэра Ярославля 2012 года «дело не в партиях, дело в людях». Владимир Витальевич обладает сильной волей и целеустремленностью, он умеет настоять на своем. У него характер спортсмена, привыкшего работать на результат. При этом он способен сам работать в команде, не только подчинять, но и подчиняться, что важно в условиях выстроенной властной вертикали. Слепцов обладает определенной харизмой, что также важно для Ярославля, где высок уровень самоидентификации горожан именно с первым лицом. Владимир Слепцов обладает большой работоспособностью, он может трудиться в выходные дни, до позднего вечера, требуя того же от подчиненных.

Второй ресурс — опыт. Ио мэра Ярославля, что нечасто бывает в наши дни, прошел путь во власти с самого низа — от специалиста в районной администрации. Он хорошо знает систему власти, понимает ее проблемы и возможности. Этот опыт еще более ценен оттого, что он делиться на две части — ярославский и не ярославский. Будучи первым замом мэра по коммунальному хозяйству в Ярославле, Владимир Слепцов успел неплохо изучить сам город, он лично знает многих людей. С другой стороны, во время работы в Московской области он увидел и несколько иную модель, мог оценить плюсы и минусы каждой и выработать собственные технологии управления.

Третий ресурс, один из наиболее значимых — встроенность в вертикаль власти, системность. Отсутствие прямых выборов мэра создало модель, при которой глава города работает до тех пор, пока ему доверяет глава региона. Это доверие у Слепцова пока есть, и именно связки «губернатор-мэр» сильно не хватало всем ярославским руководителям в последние годы. Даже мэрия Виктора Волончунаса перманентно находилась в состоянии тихой конфронтации с региональной властью, которая, впрочем, почти всегда решалась полюбовно, методами переговоров и расторговок. Такое противостояние имело право на существование либо в суровые годы выживания, когда граждане особенно ничего не ждали от власти, либо в годы экономического роста, когда денег хватало всем. Во время экономической стагнации согласованные действия региона и его главного экономического центра способны сгладить многие негативные тенденции, а где-то и их преодолеть.

Четвертый ресурс Слепцова отчасти связан с первым — это команда. Харизматичность Владимира Витальевича помогает ему собрать вокруг себя преданных людей. Это не электоральная харизматичность Урлашова, которого обожали многие жители, но тихонько презирали многие подчиненные. Отчасти на формирование команды влияет и старое руководство мэрии, прежде всего бывший мэр Виктор Волончунас и бывший председатель муниципалитета Владимир Голов. Именно с их влиянием, вероятно, стоит связывать некоторые неоднозначные назначения. Но не стоит сомневаться — если Владимир Слепцов останется в Ярославле надолго, в его команде не будет «людей Волончунаса» или «людей Голова». Останутся только «люди Слепцова», преданные ему безоговорочно. Это сильный плюс в плане исполнительской дисциплины, которая в мэрии Ярославля в последние годы находилась далеко не на высоте, а действия многих чиновников и руководителей порой напоминали откровенный саботаж. Отметим, правда, что саботировались нередко и спорные, неоднозначные решения, то есть такой саботаж был скрытой формой сопротивления непопулярному начальству и его сомнительным действиям.

Пятый ресурс — поддержка жителей. Априори она связана с тем, что в город вернулся «свой человек», а не, к примеру, варяг, как в случае с врио губернатора. Априори она связана и с запросом на перемены к лучшему, порядок в городе и некую стабильность во власти, которая сменилась за последние 4 года ровно 4 раза. Этот ресурс Владимир Слепцов уже начал активно использовать и укреплять. Работа по наведению порядка со стороны управляющих компаний (например, чистота на контейнерных площадках для мусора), уборка города заметны сразу же, доходят практически до каждого жителя. Человек видит перемены к лучшему в своем конкретном дворе и связывает их с новой властью. Доверие к власти укрепляется. При этом у Владимира Слепцова и его команды есть собственная стратегия связей с общественностью: он очень активен в медийной сфере, включая социальные сети. Он делает заявления, которые близки людям, он умеет и хочет нравиться.

Шестой ресурс — это сам Ярославль. Несмотря на все трудности, город сохранил развитую экономику с большими возможностями в нескольких отраслях, таких как туризм, фармацевтика, машиностроение, химическая промышленность. Город имеет шансы на развитие за счет территорий Ярославского района, многие из которых де-факто уже входят в состав Ярославля. Город стягивает человеческий потенциал не только ряда близлежащих районов области, но и других регионов: в Ярославле много переселенцев с Севера России и с Дальнего Востока, сюда едут трудовые мигранты из Костромы и Иванова.

Риски Владимира Слепцова отчасти связаны с его возможностями, отчасти же носят объективный характер.

Риск номер один заключается в тяжелой бюджетной ситуации как Ярославской области в целом, так и областного центра. Тучные годы подготовки к тысячелетию Ярославля остались позади. Долг Ярославля приближается к объему собственных доходов, то есть пределу, а областной бюджет вряд ли окажет помощь, так как сам вынужден принимать бездефицитный бюджет по соглашению с Минфином. У нового главы Ярославля нет финансовых ресурсов, на которые можно было бы опереться. Реальная ситуация такова, что городской власти придется сокращать расходы при том, что большинство неэффективных расходов было уже сокращено в 2013—2015 годах. Львиную долю городского бюджета составляет зарплата учителей, привязанная к майским указам Президента, работников спорта и культуры. Продавать в городе почти что нечего — все уже продано. Последние активы — городские рынки, но с учетом сокращения объема розничной торговли и они вряд ли смогут дать ощутимую прибыль. А далее — инфраструктурная собственность: Водоканал, два автотранспортных предприятия, бани, городские котельные, ну и, собственно, здания объектов образования, культуры и спорта, а также самой мэрии. Попытки извлечь прибыль из этой собственности могут дать крайне негативный социальный эффект.

Второй риск тесно связан с личными особенностями Владимира Слепцова. Обладая сильной волей и целеустремленностью, он придерживается авторитарного стиля руководства. В его команду войдут только те, кто безоговорочно принимает этот стиль. Однако далеко не весь Ярославль готов его принять. Город представляет собой сложный клубок бизнес и политических интересов. Многолетний мэр Ярославля Виктор Волончунас очень хорошо знал все узелки этого клубка, они завязывались при его личном участии. Оставаясь над схваткой, Волончунас умело манипулировал этими интересами, предпочитая не наживать себе врагов и все вопросы решать мирно. Уже первый месяц работы показал — Владимир Слепцов предпочитает рубить Гордиев узел, а не распутывать его. Конфликт с муниципалитетом по поводу процедуры избрания мэра возник на пустом месте, он не является объективным и принципиальным ни для одной из сторон. Авторитарный стиль руководства, подбор команды по принципу личной преданности может отсечь от принятия важных решений целый ряд профессионалов, которые в силу разных причин могут оказаться не лояльны лично Слепцову или несогласны с его отдельными действиями. А за «своих» людей и отвечать придется в конечном итоге самому мэру — ответственность за команду всегда несет капитан. Против Владимира Слепцова может сыграть и его уже упомянутая харизма. Если в Московской области Слепцов работал под сильной рукой губернатора Андрея Воробьева, уже завоевавшего там прочные позиции, то в Ярославской области ситуация иная. Дмитрий Миронов пока не имеет популярности. Более того, в отличие от Слепцова, Миронов довольно закрыт для прессы, не активен в соцсетях, не делает громких публичных заявлений и не дает конкретных обещаний. Если популярность Владимира Слепцова будет расти быстрее, чем популярность Дмитрия Миронова (а предпосылки для этого есть), это может вызвать определенное непонимание со стороны руководства региона. Тем более, что публичность как раз больше нужна врио губернатора, которому предстоит пройти через выборы.

Третий риск тесно связан со вторым и заключается в переделе сфер бизнес-влияния в городе, который фактически уже начался. Слепцов видит себя в городе не «сити-менеджером», временным управленцем, а полновластным хозяином, который решает очень многие вопросы. С этим не согласны многие представители бизнес-элиты. Ведь тот же Виктор Волончунас признавался хозяином не только по формальному статусу мэра, но и по заслуженному неформальному авторитету. Этот авторитет заключался в том, что бизнес-сообщество понимало предлагаемые мэром правила игры, так как видело в соблюдении этих правил некие гарантии для своей работы. Назначению Слепцова не рада одна из сильнейших бизнес-групп Ярославля — так называемая группа «Авангард». Эта группа не формализована, и в этом ее сила. Она имеет своих представителей в Госдуме России, Ярославской областной думе, муниципалитете Ярославля. Кроме того, недавно она фактически руководила городом через ио мэра Алексея Малютина. Намечается передел и в дорожной сфере, где долгое время первую скрипку играла армяно-езидская диаспора. Кроме того, многие ярославские бизнесмены опасаются прихода новых столичных финансово-промышленных групп, которые могут потеснить местные группировки. Попытка железной рукой править ярославским рынком может толкнуть целый ряд влиятельных предпринимателей в стан антислепцовской коалиции, центр которой пока, похоже, намечается в рядах «Авангарда».

Четвертый риск — коррупционный. Оговорюсь, что речь не идет о чистой коррупции, а о сделках, которые могут теоретически иметь коррупционную составляющую. С приходом нового руководства в городе периодически возникают слухи о приезде неких «москвичей», которые якобы оценивают возможные муниципальные активы. Коррупционный характер могут иметь и некоторые назначения, когда представители бизнеса приходят на посты, связанные со сферой их интересов. И хоть такая практика и является повсеместной, в Ярославле она довольно рискованна, учитывая количество «посадок» чиновников за последние годы. Кроме того, в городе трудно утаить сомнительные сделки с муниципальной собственностью: в последние годы эта сфера стала публичной. Все крупные сделки проходят через обсуждение в муниципалитете и подхватываются прессой, которая, к слову, также не имеет одного центра контроля.

Пятый риск — политический. Выстраивая местную властную вертикаль, Владимир Слепцов, вероятно, захочет, взять под контроль и эту сферу. Если быть конкретнее, он должен выстроить лояльный ему представительный орган — муниципалитет Ярославля и полностью подчинить себе местное отделение «Единой России». Однако пока и тем, и другим руководят его предшественники и, мягко говоря, не союзники — Павел Зарубин и Алексей Малютин. В городе уже идут разговоры о том, что осенью следующего года в муниципалитет мэрия планирует провести «учителей и врачей», которые не будут задавать на заседаниях неудобных вопросов, требовать должности в муниципальных предприятиях и вообще обойдутся мэру гораздо дешевле. Между тем эта задача представляется не такой уж простой. Целый ряд нынешних депутатов из бизнеса имеют прочную электоральную базу в своих округах, другие закалены в политических баталиях, в том числе и против административного ресурса. За третьими стоят серьезные финансовые ресурсы, а за четвертыми — политические партии, которые впервые зашли в городской парламент в текущем созыве и не хотят терять влияние на политику в городе. «Зачистить» всех будет крайне трудно и опасно — вход в область политического конфликта может сильно повредить противникам Слепцова, но еще сильнее повредить ему самому, так как он, повторюсь, несет ответственность за весь город перед врио губернатора Дмитрием Мироновым. Как политический конфликт может повлиять на кадровые решения в регионе, показали выборы 2007, 2012 и 2016 годов, которые привели к смене губернаторов Ярославской области Кремлем.

Из вышесказанного следует: обладая большим потенциалом, ио мэра Ярославля рискует столкнуться и с серьезными проблемами. Эти проблемы могут повлиять и на его политическую судьбу. С учетом того, что один раз ему уже пришлось покинуть Ярославль, второе поражение в родном городе может стать для него ощутимым ударом (пока такой удар дважды выдержал лишь Сергей Вахруков). Избежать негативного сценария можно, отказавшись от тактики «кавалеристских наскоков» и овладев рядом традиционных для города политических приемов, выстраивая систему сдержек и противовесов, привлекая новых сторонников и строя свою работу на принципах открытости и справедливости. Вряд ли здесь стоит ждать больших быстрых успехов и экономических чудес, но шансы стать настоящим городским лидером у Владимира Слепцова есть.