Ещё

Военные технологии будущего: хаос «ослепляющего удара» 

В своем юбилейном обращении к Федеральному Собранию президент Владимир Путин затронул тему «обезоруживающего мгновенного удара». По его словам, Россия внимательно следит за ситуацией.
Prompt Global Strike (PGS) можно перевести как «быстрый глобальный удар». Американцы носятся с этой концепцией уже несколько лет. Ее основная идея в том, чтобы получить возможность нанести по любой точке земного шара неядерный удар не позднее чем через 60 минут после принятия соответствующего решения.
Безусловно, концепция PGS предусматривает все самые современные технологии. Из традиционных, оставшихся в наследство от прошлого века, — обычные межконтинентальные ракеты, оснащенные высокоточными неядерными боевыми блоками. Из современных — гиперзвуковые высокоточные системы и кинетическое оружие. Это тяжелые тугоплавкие стержни из вольфрама длиной 5-10 метров, которые с высокой точностью сбрасываются с околоземной орбиты. По американским расчетам, соударение с объектом такого «жезла господня» высвобождает энергию, как при взрыве 12 тонн тротила. Из технологий будущего — средства дистанционной нейтрализации ядерных зарядов на основе физики высоких энергий или мелкодисперсные аэрозоли, которые делают невозможным подъем в воздух самолетов.
В общем, сценарий PGS не похож на ставший привычным сценарий ядерной катастрофы, которой пугали нас всю вторую половину прошлого столетия. Безусловно, война будущего будет не менее катастрофичной, но скроят ее совсем по другим лекалам.
"Классическая" межконтинентальная баллистическая ракета как элемент мгновенного глобального удара имеет целый ряд недостатков. И первый из них — в том, что ее старт легко обнаружить существующими средствами ПРО. Если PGS наносится по стране третьего мира, этот недостаток не имеет большого значения. Если по технологически продвинутой державе — дело приобретает для агрессора неприятный оборот.
Другое дело крылатые ракеты. В числе важнейших сильных сторон этого оружия, вытекающих из опыта его применения, можно отметить высокую скрытность по сравнению с другими средствами воздушного нападения, большую дальность стрельбы, отличную точность попадания в цель, обеспечивающую надежность поражения и минимизирующую побочные разрушения.
К слабым сторонам крылатых ракет, облегчающих борьбу с ними, можно отнести низкую скорость полета, большой временной «размах» залпа по разным целям, сложность программирования полетного задания. Сейчас американцы пытаются справиться с этими недостатками, говорит главный редактор журнала «Национальная оборона» Игорь Коротченко:
"Новые типы американских крылатых ракет обладают очень важными возможностями. Во-первых, возможность перепрограммирования уже в полете: поступает кодовая информация со спутника или с самолета-ретранслятора, и полетное задание перезагружается, хотя ракета уже выпущена по цели. И вторая важная особенность: возможно программирование удара таким образом, чтобы цели поражались одновременно, в назначенный момент времени.
Понятно, что ракеты запускаются с подводных лодок, с надводных кораблей, с самолетов стратегической авиации. А цели разные с разным временем подлета к каждой из них. Так вот, американцы хотят синхронизировать нанесение удара до секунды. При массированном налете, когда будет выпущено 500-600 крылатых ракет, все их сбить технически невозможно.
Кроме того, будут использованы ударные беспилотники для нанесения ударов по позициям системы ПВО и радиолокационным станциям контроля воздушного пространства. Будут использованы средства радиоэлектронного подавления. Не исключено, что в районе функционирования важнейших объектов могут быть в предвоенный период скрытно установлены закамуфлированные передатчики помех, которые включатся по спутниковому сигналу и «ослепят» соответствующие радары.
Здесь могут быть различные сценарии. И это не какие-то «ужастики». Это современный уровень развития военных технологий в мире. Это концепция одномоментного глобального ослепляющего удара, после которого наступает хаос".
Один из главных тезисов концепции PGS заключается в ограниченном или полном отказе от применения ядерных боеголовок. Все дело в том, что американцы сегодня обычными средствами вооружения могут добиваться всего того же, но на более высоком технологическом уровне. Впрочем, аналитики не исключают, что сразу после мгновенного глобального удара конфликт перейдет в привычную термоядерную плоскость, отмечает Игорь Коротченко:
"Подлетное время МБР при ударе с территории США по России составляет порядка 30 минут. За эти полчаса необходимо принимать соответствующие решения в Москве после того, как мы фиксируем старт носителей. Причем технически невозможно сделать вывод, есть там ядерная боеголовка или нет. Фиксируется старт баллистической ракеты, рассчитываются параметры ее траектории и примерное место падения головной части уже на территории России. Запускается механизм ответного реагирования. Система предупреждения о ракетном нападении выдает соответствующий сигнал о тревоге. Массированный удар по территории России высокоточным оружием в обычном оснащении, я полагаю, является достаточным поводом для ответного ядерного удара.
Самое главное, что концепция молниеносного глобального удара предусматривает выведение из строя всех основных центров управления государством и вооруженными силами, а также уничтожение основных объектов экономической и военной инфраструктуры, нарушение линий связи, разрушение телевизионных и радиопередающих центров, нарушение энергоснабжения. Т.е. мгновенное ослепление и хаос. И вслед за этим может последовать второй, уже ядерный, удар.
Не факт, что это будет сделано. Но и не факт, что этого не произойдет. Это все равно как жить под занесенной над головой дубиной: то ли ударят, то ли не ударят. А отреагировать ты в любом случае уже не сможешь. Генеральный штаб Вооруженных сил судит об актуальных для России рисках и угрозах, исходя из имеющегося у других государств военно-технического потенциала. Подобного рода анализ приводит к неутешительным для нас выводам".
Концепция PGS, разрабатываемая в Пентагоне, стала новым раздражителем в отношениях России и США. Стороны нуждаются в дополнительных мерах доверия. Иначе мы будем иметь новый виток гонки вооружений. Военные считают, что к тому времени, как американцы обретут технические возможности для ведения такого рода войны, похожими вооружениями обзаведется и Россия. Но в любом случае глобальный паритет окажется нарушенным, считает Игорь Коротченко:
"Как известно, в предшествующий период сложился баланс силовых потенциалов, который во многом был основан на том, что Россия и США уровняли свои шансы в возможной войне за счет того, что в арсеналах обоих государств имеется ядерное оружие. И таким образом глобальная мировая война стала практически маловероятной. Риск взаимного уничтожения обусловил сдержанность в поведении. Конфликтность в отношениях ядерных государств была снижена.
Однако те программы, которые реализуют в последние десятилетия США (в частности программа глобальной ПРО), а также активная реализация в США программ, связанных с созданием потенциала для молниеносного глобального удара обычными вооруженными силами, — все это размывает стратегическую стабильность и делает непредсказуемым дальнейшее развитие ситуации. Россия как ядерная держава может быть поставлена в ситуацию, когда ее ядерный потенциал может быть девальвирован".
Начавшийся в середине прошлого века и продолжающийся по сию пору мирный период, в течение которого человечество смогло избежать скатывания в глобальную войну, стал возможен как раз в силу гарантированности взаимного уничтожения. Наверное, было бы лучше, если бы мир на планете был основан не на страхе, а на любви. Но, к сожалению, это не так. И если планы США способны подорвать региональную и глобальную стабильность, если они приближают «судный день», от таких планов следует отказаться вне зависимости от преимуществ и выгод, которые они сулят. Потому что на самом деле ничего не изменилось: в войне будущего, как и в традиционном термоядерном конфликте, победителей не будет.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео